«Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения

Объявление

Приветствуем Вас на FRPG «Кровь Королей»!

Сеттинг: антуражка (квази-история) по Средневековью и Ренессансу с воплощенными элементами фольклора; «низкое» дарк-фэнтези. Одна раса (+ нечисть и нежить), магический реализм, мистика, суеверия, богатый бестиарий.

Этносы: десяток государств, обыгрываются культурные особенности народов, менталитет. Все это собрано в столице мира, где вершится его история.

Об игре: социально-авантюрный жанр – приключения, дипломатия, расследования (и инквизиция!). Развитая площадка для интриг, крупной политики, борьбы за власть; приветствуется также игра в крупные неприятности, злоключения приключенцев и прочие остросюжетность да социальщина.

Рейтинг: 18+ (присутствует возрастной контент, отсутствует слэш)


Действует акционный прием для всех. Читать ››

В розыске «Власть имущие» (в особенности вдовствующая императрица и гран-дюк Вернацци). Востребованы: придворные, аферисты, инквизиторы, алхимики, рыцари без страха и упрека (а также с наличием оных), церковники. Впрочем, мы искренне рады всем и каждому!

Глашатай Эпироты:

11 мая – вдобавок к перенесенным турниру и торжествам в честь Дня Рождения августы, грядет великий церковный праздник Вознесения Господня.

1 мая – начало Хальдского восстания: королевство Гододдин воспротивилось «власти еретиков». Читать ››

29 апреля – Верховный Понтифик накладывает интердикт на Нижний Грёцланд. Читать ››

14 апреля – Хурденская Резня: силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще многочисленными в регионе латинянами; погиб папский легат. Читать ››

17 апреля – окончание траура по погибшим после "Кровавого Маскарада".

2 апреля – латиняне отпраздновали конец Великого Поста и Пасху (в Империи - весьма сдержанно из-за скорби).

21 марта – Высший Суд Империи Запада в ходе публичного процесса признал недействительным брак майордома Бургуни и эскаланской принцессы Мелестины Каррильской.

12-14 марта – широкой общественности Виларета становится известно о смерти кайзера Северного Рейха.

9 марта – Кровавый Маскарад в Виларетском дворце - после праздника загадочным образом скончались 9 высокородных дворян. Объявлено расследование и сорокадневный траур. Читать ››

Ночь с 8 на 9 марта – начало празднеств по поводу Дня Рождения императрицы Запада. Читать ››

Объявления форума:

02.04.17 – На суд и обсуждение участников выносятся глобальные нововведения (смена основной игровой локации и новая система гос. управления).

13.02.17 – Эпирота переходит на видоизмененную карту, подробности здесь.

01.01.17Новогоднее обращение Щелкунчика.

07.11.16 – Профилактические обновления.

24.10.16 – Невероятно, но факт: мы благополучно прыгнули. Игровая дата сменена с первой половины марта, на первую половину мая 1448 года. Сводка о произошедших за полтора месяца событиях выложена в новой главе сюжета.

09.10.16Внимание! На следующих выходных будет осуществлен долгожданный таймскип. Все хвосты и распоряжения должны быть подготовлены и опубликованы участниками до 15 октября.

10.09.16 – просим игроков принять участие в опросе о «зеркалах связи» и перемещении феодалов в столицу на проживание.

14.05.16 – на форуме проводится опрос касательно сокращения времени путешествий-посланий и новой системы названия эпизодов.

03.04.16 – новыми сюжетными событиями обновлен игровой синопсис.

14.02.16 – поспешите, не пропустите! Общественный эвент – бал-маскарад во дворце! И помните: до полуночи – время масок, время интриг (игра осуществляется инкогнито).

28.01.16 – запоздало в честь знаменательной даты – три месяца со дня открытия – введена возможность акционного приема.

04.01.16 – Обновлены глобальный и арадоснкий сюжеты. Подробнее здесь. N.B.! На форуме проводится новогодняя перекличка (до 8го января включительно).

18.12.15 – Проекту «Кровь Королей» исполнилось два месяца. Мы сердечно благодарим наших замечательных игроков за такой вдохновляющий старт и желаем всем нам дальнейшего процветания и долгой, занимательной игры. Набирайтесь сил на декабрьских каникулах, но не расслабляйтесь.

18.10.15 – Наконец наш мир распахивает двери для своих героев. Возрадуемся, выпьем браги и вознесем молитвы Созидателю во цветущее существование и долголетие.

Библиотека имени Святого Марка

Каталоги:
White PR LYL

Партнеры:
Разлом В шаге от трона ролевая в стиле псевдоитории. Интриги  Dragon Age: Ante Bellum Rayolinn Black&White Последний шанс VEROS Грамельнн. История семи королевств Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Хроники Кэйранда
Белидес Terra Incognita: Homo Ludens

Счетчики:
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Игровая Глава II: Май 1448 года Совершен таймскип с Марта по Май, глобальный сюжет обновлен сводкой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сказ о днях нынешних ‡Сюжет

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Кратко: обстановка в мире

   Этот мир, этот век – это мир и век империй. Могущественных и угасающих, блистательных и прогнивших, великих и ничтожных. Мир аристократов, плетущих тонкое кружево интриг, праведных чудотворцев и запродавших свои души дьяволу экзорцистов, мир ненасытной инквизиции и ведьм, таящихся во мраке теней.
     Он едва выбрался из-под кровавого полога морового поветрия и затяжных войн: обнищалое, голодное крестьянство готово вот-вот взбунтоваться под гнетом пирующих на чумных костях феодалов, а работникам ножа и топора всегда найдется работенка – супротив безземельных рыцарей и героев, несущих за собою больше чванства, чем справедливости иль добра.
     Это мир, где чудовище порою милосердней доброго соседа, язычник – праведней попа, враг – честнее друга, а раздолье здесь – лишь воронью.Это мир, вступающий в Багряную эпоху.

     Два сильнейших государства латинян, праведных единоверцев: суровый край Северного Рейха (Арадон) - когда-то великая Нхельская Держава, простиравшаяся на весь материк - и возведенная на ее благодатных обломках Империя Запада, что объединила в себе пять королевств - изнежившаяся от изобилия плодородных земель и утопающая в фальшивом лоске.

     По древней вражде державы готовы вцепиться друг другу в глотки, едва уличив малейшую возможность, и за всем этим не сумели уследить как поднимала голову пугающая, увенчанная рогами иршадского полумесяца тень Халифата.
     Мощь и богатства «богомерзкого востока» порождают в алчных умах зависть и страх, а за стенами Кодейшалима, Золотого Храма (священного города трех религий) – отчаянную панику, ведь от новой границы с иршами рукой подать до благословенных мест. Меж тем Халифат уже принялся мерно отхватывать территории от и без того крохотной Креонты, ныне владеющей Обетованной Землей.

     На лето 1448 года Понтифик Вселенской Цертуической церкви, желая примирить своих верноподданных во защиту вместилища святынь, инициирует в честь праздника Вознесения турнир у границы, имеющий своей целью переговоры о заключении союза.
Папа Тармийский надеется призвать латинян отринуть старые разногласия, дабы предпринять совместный крестовый поход на Креополь. И у верных (или не очень) его подданных разные мотивы и ожидания касательно грядущих договоренностей.

http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Дополнение от 19.10.15:            Великий поход и пророчества о Судном Дне
     Арадонские вельможи опасаются, что, при участии Запада в намеченной кампании, священный Кодейшалим может оказаться под их удушающей пятой. Подталкиваемая алкающим дворянством, объяви императрица о притязании на креонтийский трон - и жестокой войны за Священный город уже не избежать. В то же время витают слухи, дескать некоторые клирики в высоком сане (а в том числе и сам Патер, ратующий об укреплении духовной власти после недавнего папского раскола) пресытились излишним пацифизмом и нежеланием церкви идти на вынужденный конфликт с западным августом, прикрывающим своих верноподданных еретиков. Как говорят, кардиналы намерены всячески склонять монархов вовсе не к участию в походе до далекого Неккара, а к жесточайшей борьбе с грёцландским лжеучением - своекорыстным реформаторским движением буржуазии у юго-западных берегов Северного моря.
     Разрозненность и недовольство паствы плачевно отражаются на авторитете церкви, а страх перед небожителями и темными силами растет, лишь сильнее подогреваемый расцветом жестокого Халифата - главного рассадника ереси. Молва несет жуткие сплетни, зловещие вести... Чернь шепчется, якобы скверна подступила к самым латинским городам, а разнузданные ведьмы устраивают свои срамные шабаши едва не под Анхалем. Причиной тому, как проповедуют реформаторы - падение церковных нравов и гниль у подножья Святого Престола; хилиасты, в свою очередь, убеждены, что Золотой Век человечества на исходе, ибо погрязло оно во грехе, все сильнее приближаясь к торжеству над собой Князя тьмы. Иные же видят виной всему нависшую над верховными домами Эпироты угрозу династических кризисов - совсем остыли алые чрева гор, от которых в старину питались Негасимые Капища, и какие смертные напасти обрушатся на беззащитных латинян, коли не будет более обогревать их своим священным светом Предизначальное Пламя Восьми Огней?
Дополнение от 27.04.16:                 Зарево войны уже зашлось ярким росчерком над ледяными пиками северных гор: умер кайзер Арадонского Рейха, не оставив за собою прямых наследников мужеского полу. Человек - лишь песчинка в потоке Судьбы, и опасность пришла не оттуда, откуда ее поджидали даже самые прозорливые царедворцы: давеча тень угрозы мрачной тучей нависла над востоком Эпироты, грозя братоубийственной борьбой за власть. Короли, словно пешки, разменивают судьбы целых стран, кто - находясь в шаге от начала гражданской войны, а кто - масштабного кровопролития меж величайшими латинскими государствами. Однако эти короли - такие же пешки в руках куда более могущественных сил...

Оглавление1. Кратко: обстановка в мире
2. Глобальные события (сменяются и дополняются по ходу игры)

3. Империя запада: Локальные сюжеты
4. Арадон: Ветра севера I «Король умер. Да здравствует король!»

0

2

Глобальные события
сменяются и дополняются по ходу игры

Ветра Севера
Арадон

   Северный Рейх сражен трауром: скончался от внезапного удара легендарный король-воин, не оставив после себя наследников мужеского полу (в Виларет вести пребудт не раньше 10го марта). Из детей от обоих браков кайзера до сего дня дожили лишь дочери - недавняя кончина единственного сына, кронпринца, вызвала ощутимый общественный резонанс и грозит углублением феодальной раздробленности. Ведь принцессы сосватаны за владетельных князей, а одна – за гроссгерцога Империи, что делает весьма вероятной даже интервенцию со стороны соседа. Но все же, права женщин на престол не прописаны северным правом и неизвестно, готовы ли потомки Великой Нхельской Державы уподобиться меркантильному Западу, усадив на трон девицу. Между тем, у кайзера есть довольно амбициозный племянник-рейхфюрст...
   Голодным псам скади только того и нужно: враги и недоброжелатели Арадона уже точат клинки в преддверии момента, когда наследная триада сцепится в войне за трон. Тогда уж варварам Серого океана и табунщикам Зааскидья не составит особого труда свести на нет труды Сигизмунда III по объединению его когда-то блистательного государства.

Аконитовый венец
Империя Запада

   Но и у Империи немало хлопот: южные провинции являются еще одним лакомым куском для Иршадского Халифата.
Трон же занимает юная августа, бездетная и незамужняя, впрочем, к управлению государством допущенная в крайне малой степени. Что, возможно, еще губительней ее неопытности, ведь министры ловко увлекли легкомысленное молодое создание роскошью и вседозволенностью придворной жизни, сосредоточив всю полноту власти в собственных руках - даже после совершеннолетия правительницы Малая Курия исхитрилась сохранить за собой главенство в государственных делах и практически неограниченные полномочия.
   Императрица вдовствует с шестнадцати лет и Запад также нуждается в наследнике, вот только государственных грандов, кажется, более чем устраивает текущее положение дел, не отягощенное присутствием волевого правителя. Несмотря на череду отказов, многочисленных женихов и ухажеров Ее Великолепия это ранее не пугало, однако элита Запада пока затаила дыхание: скоро держава будет праздновать двадцатилетие правительницы и прекращение власти так называемого "указа о регентстве". Но при дворе поговаривают, де влиятельный канцлер империи, незаконнорожденный дядя государыни, вступил в закулисную войну с ее названной матерью за право влияния на августу и место главного, настоящего повелителя державы.Дополнение от 26.01.2016:           
   Между тем, зловещий шепот звучит средь дворцовых кулуаров, громкие речи произносятся в стенах богатых усадеб и на тайных встречах, строятся амбициозные планы - обделенные властью дворяне жаждут видеть на престоле одну из единокровных сестер императрицы, надеясь заполучить тепленькое место подле трона ставленницы.
   Однако вскоре появится на горизонте и новая фигура - до недавнего времени считавшийся погибшим кузен августы. В беспамятстве и безвестности встретивший смерть предыдущего государя, собственного дяди, он по капризу судьбы упустил законный венец, ибо храбро сражался при Вальтице и был ранен. Патриархальное общество, даже без того ропщущее на капризную императрицу-деву, болезную и всяко избегающую замужества, с надеждой поглядывает на претендента-мужчину.

Дополнение от 04.01.2016:            Март 1448
Общее

   Воспользовавшись беспорядком в державе, вызванным внезапной кончиной кайзера, склавины сумели прийти к собственному воссоединению: избрав единого верховного вождя, язычники со всем неистовством обрушились на южные границы Арадона, тщась вернуть потерянные когда-то плодородные земли. И в условиях безвластия, отсутствия центрального суверена, сейчас им поодиночке силятся дать отпор лишь Кемнице и Орден Нхельского Орла, покамест прочие северные владыки скалятся друг на друга, лелея мечты о троне.

   А лишь едва взгляды запада устремились к блистательной столице, куда вельможные аристократы съехались на празднества по поводу вступления августы во зрелую жизнь, зловещая тьма ереси и крамолы смертельной удавкой обвилась и вокруг холеной шеи Империи. Прибегнув к благам отсутствия сильнейших феодалов в их владеньях и палатах, заявил о себе давно позабытый орден алхимиков-колдунов - розенкройцеры. Искушенные в лучших путях лжеучения, они подогрели крестьянское движение у Бергам и Оттидских гор, чтобы доселе лишь бледно тлеющие угли катаризма вспыхнули на юге Франкии и севере Эскаланьи буйным пламенем.

Предвестники беды
   Многим праведным монахам в сей час являлись тревожные видения - церковники в унисон твердят, дескать все это несметное множество впавших в темное невежество еретиков впустило в мир тьму и смерть: на стылое побережье Северного Моря вновь пришла бубонная чума, причем первая вспышка заболеваний отмечена у отрогов Кельбергских гор - на родине вышеупомянутых культистов-розенкройцеров. А моровое поветрие, как ведомо, в отличие от сюзерена, феодала иль его крепостного, не знает никакой жалости.
   Купеческие города закрывают порты, перекрыта королевская бухта Корнуайского Залива, крестьяне в панике бегут вглубь материка, влеча за собой глад, недуги да прочие напасти - пока на востоке собираются мрачные тучи войны, а на юге зреют семена восстания, заложенные в благодатную почву изнывающего от бед простонародья заботливой рукой злокозненных умов.

   Однако пока то - лишь грядущие тревоги, а уже сейчас суеверный люд дрожит от слухов о приходе темных сил. В предместьях Виларета многие очевидцы якобы стали свидетелями Макабре - пляски смерти - когда на закате озлобленные призраки извели целый торговый обоз. Судачат, что под стенами Алого Города нечестивцы и ведьмы ныне творят по ночам свою чумную волошбу, духи затаились в придорожных рвах и заповедном императорском лесу, а беспокойные останки умерших насильственной смертью покинули свои могилы... И неизвестно, кого столичные жители страшатся более - поганой нечисти и колдунов, или же выдвинувшегося в столицу особо уполномоченного отряда инквизиции.

Нужны в сюжет:
- Власть имущие особы: участники Арадонской ветки, верховная власть Империи Запада, Малая курия и Высшая Протекта (монархи имперских регионов);
- Янтарный Синод: рыцари-инквизиторы, инквизиторы-заклинатели и правящая верхушка;
- Алхимики розенкройцеры, экзорцисты, ведьмы и колдуны как светлые, так и нечестивые;
- Рыцари-шевалье и члены духовно-рыцарских орденов;

0

3

Империя Запада: Глава I «Вводная ситуация»

Наследие безумного короля
Франкия - Бургунь; Эскаланья

   Ренье II Юродивый (или Кровавый), предыдущий майордом Бургуни, правил 25 лет и был, мягко-говоря, немного не в себе. А поскольку безумный архонт оказался на редкость живучим долгожителем, успел обзавестись значительным количеством недругов. В том числе и среди знати ближайшего южного соседа - Эскаланьи.
   Сперва предпринимались серьезные попытки наладить мир с полуостровом, решено было даже породниться с тамошней правящей династией и принцессу Мелестину Каррильскую выдали замуж за наследника Ренье - Луи. Однако когда после смерти матери принцессы - преемницы Леальской короны (одно из четырех королевств Эскаланьи), ее трон перешел отнюдь не единственной дочери и наследнице, а супругу и отцу Мелестины - Лоренсо делла Гармендиа, между оным и Ренье разразился громкий скандал по поводу спорного королевства. Невестка, лишенная родительского престола, ожидаемо угодила в опалу майордому и стала заложницей политической игры: спустя некоторое время Её Высочество Мелестина, уличенная в измене мужу, была до суда приговорена к заточению в замке Монфор, что на долгие недели стал ее тюрьмой и поводом раздора, поставившего доминии на порог междоусобной войны.

Отыграно

   Впрочем, после смерти неуравновешенного владыки у Мелестины появились шансы восстановить прежнее положение при дворе, а заодно наладить отношения между Бургунью и Эскаланьей. Ежели новая королева родит труанцам законного наследника, судьба правящей четы и мир на юго-западе империи больше не будут предметом торга двух враждующих партий подле трона нового майордома - про-Эскаланской и контр-Эскаланской.

   Людовик VIII, взошедший на престол по кончине отца, кажется, сомневается в прелюбодеянии молодой супруги (к которой, по слухам, еще до свадьбы питал по меньшей мере симпатию). Однако новый государь, созидая влияние воинственно настроенных к Эскаланье советников, колеблется. Ведь окружение Луи уже заслужило его вовсе не беспочвенное доверие не столько словом, сколько делом.
   Все же вняв посланиям императрицы, майордом внешне смягчился, до суда даровав супруге относительную свободу и возможность отправиться в столицу на празднества и следующий за ними процесс по матримониальному делу. К тому же, действительно мало кто из лично знакомых с покойным батюшкой Людовика дворян исключает, что все нападки на опальную принцессу могут на деле оказаться подлогом и оговором мстительного безумца-Ренье. Немало среди честолюбивой знати также и тех, кто готов закрыть глаза на скандал и с радостью ухватиться за подвернувшийся шанс, дабы использовать наследственный потенциал Мелестины для подчинения Бургуни королевства Леаль. Впрочем, противостоят им истые латиняне, коих также вдоволь при дворе, не поощряющие раздоров в среде единоверцев и требующие строжайшего суда, приняв на веру показания купленных Ренье свидетелей.
   Оживившееся на юге еретическое движение катаров давало бы весьма благочестивое оправдание вторжению в Леаль, а Эскаланья ведь и без того разрознена, будучи раскроенной надвое меж враждующими династиями. Противостоящая Лоренсо ветвь тоже приходится майордому родственниками и кузен Людовика - Алваро, наследник двух иных эскаланских королевств, тайно ищет союза: принц убежден, что на его владения Лоренсо положил глаз в своих узурпатосрких амбициях и оных, дескать, даже не скрывает, намереваясь провернуть ту же авантюру, что и с Леалем. Толки о планах принцепса на помолвку с сестрой Алваро против воли последнего и подробности скандала вокруг сего дела уже разлетелись по столице... Как и слухи о том, что инфанту поддерживает немалая часть дворянства, жаждущая объединения Эскаланьи.
   Усиление соседа (тем более недружественного), тревожно для отдельного феодала - майордома, однако усиление полуострова, отгораживающего материк от Халифата, в целом может быть выгодно остальной Эпироте.

   Правителю предстоит разобраться во всех хитросплетениях интриг (политических или семейных) и отделить правду ото лжи, пока же сторонники войны с югом уже обзавелись предварительным согласием папы на развод и подыскивают сюзерену новую невесту. Теперь их задачей остается уповать на то, что королева не сумеет заслужить благосклонность супруга и всячески этому сопутствовать.
   Но даже в "логове врага" у Мелестины есть верные союзники, а принцепс, как судачат шпионы, уже готовит армию...

http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Четыре короны золотого Юга
Эскаланья
Каррилья-Леаль
   Не так давно эскаланцам удалось освободить Оттидский полуостров от иршадского ига, однако последние пятьдесят лет после поражения Халифат времени зря не терял, и южане вновь вынуждены созерцать его расцвет. Эскаланья серьезно обеспокоена активностью соседей и их завоеваниями на просторах Неккара. Принцепс настаивает на возведении стены у перешейка (таким образом в случае военного похода иршам придется перевозить свою конницу по морю, что уже само по себе затрудняет возможность кампании).
   Впрочем, строительство наверняка будет расценено и как молчаливое отречение от золотоносной колонии Та-мери, нуждающейся в защите Империи от неккарских захватчиков ничуть не меньше. Подобное отгораживание может поднять там волну неудовольства и бунт.
   Имперское правительство не торопится отказываться ни от затеи строительства, ни от восточного доминиона. Принцепс же жаждет обеспечить своему краю как можно более крепкую защиту от заморского вторжения, так может быть самое время использовать эту нерешительность?

Аранда-Таррагона
     Не все спокойно и в восточной части Эскаланьи: правитель автономного государства - престарелый Хуан VI - скончался, а между его наследниками разгорелась борьба за корону соправителя. Формально правом на нее обладает опальный сын Хуана - Алваро, однако Алессандру, его старшую сестру, поддерживает вся Таррагонская знать и немало Аранадской. В первую очередь по единственной простой причине: восшествие королевы к трону даст, наконец, государству надежду на полное объединение полуострова. Ибо вот уже более года являющийся вдовцом принцепс наверняка и сам не может закрывать глаза на возможность присоединения Аранды (как минимум имеющей стратегически важный выход на материк и лакомое южно-романское королевство Форли в подчинении) посредством династического союза. Та несбыточная мечта, которую преследовали многие предшественники Лоренсо...
   Впрочем, для Каррильи, опасающейся угрозы Халифата, ввязываться в междоусобицы Аранды означает начало изнурительной игры на два фронта, а у принца Алваро наверняка есть приспешники, в случае чего готовые чинить достаточное сопротивление "узурпаторше".
http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Туманный Эльбион и царство Артура
О. Хальд, Контланд
Остров Хальд
     Нынешний правитель - ард-риг, много сил вложил в политическую и военную борьбу: в попытке уберечь Хальд как от внутренних смут, учиненных собственными баронами и танами, так и от набегов варваров-скади, да и ввиду необходимости выстоять против экономической блокады Контланда. Не говоря уже о том, скольких усилий стоило хальдским правителям - даже несмотря на едва прикрытую протекцию Империи в этом вопросе - сдерживать воинственный пыл церкви, не допустить жестоких расправ над коренным языческим населением. Ведь инквизиция только и рада выжечь по живому все его традиций и "богопротивные обычаи".
   Именно поэтому Хальд, как никто другой в Империи, заинтересован в дележе арадонского наследства: взойди на трон Северного Рейха веротерпимая особа вроде тайной язычница Асгерд (либо образуй она паганское государство из нескольких областей) - при совместных усилиях многобожие будет вновь способно укрепить свои позиции в мире. Заставить даже церковь и латинских феодалов считаться со своей силой! К тому же, может быть пришло самое время заключить союз с грозными варварами Скади ради общих целей?
   Что же касается внутренней политики... Старшая дочь и наследница нынешнего государя - Мавэлла, ныне состоит Великим Сенешалем при юной августе и является фактической правительницей Запада, играя роль "регенствующей императрицы". Таны Хальда уже избирали женщин в кресло ард-рига, тем более у Мавэллы есть все необходимые монарху качества, однако она находится в Виларете и едва ли намерена возвращаться на дикую суровую родину, чтобы занять место отца взамен власти над всей Империей.
   Грайогэйр мудр и бдителен, оттого сам отнюдь не прочь использовать все преимущества нынешнего положения дочери, и далее упрочивая свое политическое положения. Дабы избежать возможных междоусобиц из-за отсутствия наследника, он заранее подыскал кандидатов в достойные восприемники. Впрочем овдовевший ард-риг буквально недавно стал отцом бастарда от своей конкубины (или наложницы), что позволяет без тени сомнений строить планы о повторном династическом замужестве с крепким потомством. А невест на выбор немало, начиная хотя бы незамужней ландфрессой Контланда...

Ландфрумство Контланд
     Умы жителей полуострова охватили идеи Реформации, а фактически из-за рождения ландфрессы ее отец вступил в конфликт с Тарми (прототип - Генрих VIII), однако выстоять под натиском латинской церкви для небольшого региона может оказаться куда более сложной задачей, чем представляется оная тому же Грёцланду. Но, может статься, это сплотит соседей и дарует Контланду возможности обеспечить себя поддержкой союзников и в иных вопросах?
   Провинция до сих пор не на лучшем счету в Империи - Франкия надолго запомнила Войну Трех Принцев. Правительнице ландфрумства тяжело вдвойне - хотя контландское право принимает наследование по женской линии, многих государственных мужей не прельщает перспектива ходить в услужении под юбкой, а положение династии считается шатким. Один лагерь недоброжелателей желает видеть на ее месте мужчину, другой нарекает бастардом и жаждет посадить на трон латинянина.
   Впрочем, после жестокого правления Кровавой мачехи многие считают Исбэйл божьим избавлением. К тому же, именно благодаря ее уникальным династическим связям Контланд может претендовать на королевство Лузитанию в солнечной Эскаланье, а до чудесного «воскрешения» инфанты Алессандры также занимал первое (а ныне второе) место в очереди престолонаследия на венец Паннонского княжества в Томраде.
   К тому же, даже несмотря на все препоны, регион ландфрессы успешно процветает и приносит Западу много пользы. И выгоды... Местные грезят о расширении свобод, а юная императрица, кажется, не отягощена предвзятыми воззрениями прошлого, да и сама является дамой на троне (ко всему прочему, по слухам питающей живой интерес к изяществу контландской поэзии и драмы).
   Возможно, пришло время показать мужскую хватку - воспользоваться удачным шансом и, наконец, получить место в Высшей Протекте, вернув землям положенный статус королевства, а себе - ранг полноценного монарха? Не говоря уж об амбициях любого контландца и желании снова видеть Хальд под собственным началом.

http://funkyimg.com/i/2hAWy.png

Империя Запада: Глава II «Март-Апрель 1448г.»

Чудеса чудные
   В весеннем небе над Эпиротой целую седмицу стояло Кровавое Солнце - челядь крестится и испуганно ропчет, а учение хилиастов преобретает все большую популярность как среди простонародья, так и в кругах знати, ведь один за другим сбываются мрачные предзнаменования приближения Страшного суда.

   В средине марта виларетская блаженная, Изабель Бланк, также предвещая человечеству тяжкую годину, рекла волю Созидателя и возвестила миру о пробуждении дремлющей Божественной силы Огненных Зерцал - спасительной милости Всеотца.
   За два только месяца юриаты успели открыть множественные блага сего Дара Божия и большинство из них, съезжаясь в Виларет впреддверии перенесенного из-за траура турнира, покуда во владениях оставлены верные наместники, теперь явились в город с намерением оседло обжиться в столице, дабы беспрестанно пребывать при дворе и в эпицентре политических событий.
http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Дела мирские
Эскаланско-Бургунская тяжба
   21 марта, в ходе публичного процесса, Высший Суд Империи Запада вынес решение о деле над престолонаследницей Эскаланьи и супругой майордома Бургуни – Мелестиной Каррильской.
   Подсудимая была полностью оправдана, а все обвинения в супружеской неверности - сняты. Впрочем, ввиду ранее неизвестных обстоятельств, выяснившихся в ходе расследования, ее брак с майордомом объявлен недействительным, как заключавшийся против воли супруги – под давлением душевнобольной матери.
   Корона также признала законными права Мелестины Каррильской на Леальский престол, а оправданная наследница, призвав леальских феодалов к принесению вассальной клятвы, была временно взята под императорскую защиту.

   В Бургуни, с одной стороны избежав войны с Эскаланьей, но с другой - лишившись оснований для законных притязаний на расширение своих заморских территорий за счет Леальского наследства - восприняли итоги процесса противоречиво.
   По двору в Бурже ползут двоякие слухи: то ли власть имущие пожелали воспрепятствовать Бургуни законно увеличить свое могущество, то ли избежать междоусобицы, то ли решение императрицы было вынужденной мерой и Мелестина действительно виновна в прелюбодеянии. Говорят, открыто признать это, лишив Леальскую наследницу возможности повторного брака, Виларет отказался, ограничившись аннуляцией.
   Другие шепчутся о гамбите майордома и возможном сговоре: сплетничают, что еще до начала бракоразводного процесса никто иной как императорские посланцы доставили Бриссакам портреты именитых невест, среди которых богатая наследница из Гельвеции (чьи земли, лежащие на границе с Бургунью, могут расширить его единые территории за счет прямого слияния); и валашская принцесса - претендентка на трон захваченного олигархией Томрада, в десятки раз по могуществу и площади превышающего не только Леаль, но и любой имперский доминион вообще. Впрочем, любому потенциальном жениху предстояло бы сперва установить контроль над приданным принцессы. Сейчас же, ввиду недавней кончины канцлера Запада, в его кресло прочат человека, имеющегося собственные претензии на Томрад.
   Среди бургунской знати пока нет единства как в политическом, так и в религиозном плане: горячие головы жаждут завоеваний и поддерживают амбициозные планы, консервативные чиновники уповают на благоразумие, а гугеноты играют в свою игру. Франциск - родной брат монарха, противясь пути своего кровника, негласно возглавляет оппозиционную фракцию дворянства, совмещая это с единением контрреформационных сил в королевстве.

Династическое первенство
   Тем временем искушенные интриганы могли бы заподозрить подспудные причины некоторого оживления не только верных соратников, но и гугенотов всея Империи вокруг особы Робера Сегюрского. В силу возраста избежавший участи своего мятежного семейства, Робер является последним и единственным прямым потомком предыдущей, старшей линии монаршего дома Бургуни: 25 лет назад его не подвергли казни, но отодвинули в очереди престолонаследия за спину троюродного дяди Ренье, первого майодома из ветви Сегюр-Бриссак, впоследствии прозванного Юродивым. Сейчас этот помилованный ребенок, воспитанник императора Стефана, превратившийся во взрослого мужа и достойного рыцаря, по праву крови мог бы претендовать на трон Бургуни в обход своих дальних родственников.
   После кончины Ренье, недавнего восшествия на престол его сына и ввиду серьезных внешнеполитических изменений, сводящих на нет уникальный для всей страны статус его брака, это дает богатую пищу для размышлений франкам, недовольным как новой династией в частности, так и всей цертуической конфессией в целом.

   Меж тем в Оттидском и Бергамском регионах беспрепятственно и неуклонно растет число последователей катаризма, а к началу мая в Южной Франкии должно состояться первое крупное собрание их общин для избрания и высвящения основных епископов, что до крайности возмущает законопослушных латинян-соседей и значительно тревожит Тарми.

   Май всколыхнул Хальд волной кровавых междоусобиц: в ходе яростных стычек между анесианским Гододдином с исконно языческими Тарой и Эльбой, первый восстал против “власти еретиков” и ард-рига, заняв агрессивную позицию борьбы с кельветским пагантсвом. Пока на материке, усыпляя бдительность сограждан, это зовут лишь волной вялых пограничных бунтов отчаявшейся от приближения мора черни, на острове разгорается настоящая гражданская война, а риг (король) Гододдина требует независимости от языческих регионов.

   Контланд с радостью готов протянуть руку помощи через Ле-Мейр, исподволь напоминая тэнам и эрлам по обе стороны пролива о культурном единстве регионов и, разумеется, о своем историческом первенстве над кельвами. Объединение с Гододдином может стать первым значительным шагом по возобновлению контландского владычества над Хальдом.
   Сторонники этого объединения лелеют мечты о браке ландфрессы с королем Гододдина, однако сие будет неминуемо означать также и внутренний конфликт между анесианскими конфессиями регионов: протестантами Контланда и латинянами Гододдина. В то же время ярые ллойдские реформаторы прочат руку правительницы не кому иному, как монарху соседнего региона - конингу Грёцланда, а то и его наследнику, что несомненно укрепит позиции протестантов. Впрочем, это же может означать и потерю меньшим Контландом его независимости в ходе подчинения обширному и богатому соседу.

Подробнее

   Опасность подобная особенно страшна для контландцев, ведь лидером их является женщина, коей природой уготовано подчиняться и быть покорной мужу. И пока прогрессивные советники ландфрессы работают над условиями любого гипотетического брачного контракта, дабы обезопасить страну, ссылаясь на то, что монархине должно иметь права иные, нежели обычной деве, некоторая прослойка контлансдких националистов выступает за немедленную свадьбу государыни с одним из ее верных и достойных вассалов, что будет готов укреплять родину.

   Однако готова ли сама Йелльская Львица посвятить себя мужчине и семье? Или же у нее другие амбиции и планы, а сама ландфресса выберет иную партию? Поговаривают, что сторонники Генриха Марция, жаждущие увидеть эрцгерцога на императорском престоле, чают на на его брак с правительницей Контланда...
[br]
   Тем временем при виларетском дворе длительное отсутствие канцлера Империи трактуется как зловещий знак. Еще в начале марта отбывший со срочной дипломатической миссией в Тарми, Великий Паук Запада слег от тяжкой хвори, не успев и возвратиться. Среди знати распространяются слухи о попытке отравления. Стало ли это причиной политических интриг или следствием подхваченной в дороге немолодым Констанцием простуды - с уверенностью не берется утверждать никто, помимо разве что лекарей августейшей семьи, потчующих двор россказнями об опасности весенних сквозняков. Однако затянувшиеся и, вероятно, серьезные осложнения болезни юстициария занимают умы многих царедворцев.
   Латиняне опасаются конфликта Короны с Патером цертуической церкви - любовь тармийских кардиналов к изведению противников мышьяком давно известна Эпироте, однако масштабы разногласий, вынудившие папский престол на подобные меры, должно быть чудовищны. Противники партии императрицы-матери вспоминают о том, что яд - оружие женщины, и если противостояние сенешаля с канцлером приобрело столь откровенный характер, что будет с Империей, достанься она всецело женской подлости, более неразбавленной мудростью опыта Великого Бастарда?

   Определено, время на Западе нынче не лучшее для выбывания из игры столь мощной политической фигуры, на чьих плечах давно покоится государственный аппарат. Достижения канцлера перед Державой неоспоримы - только в Тарми, покуда истинная цель визита Марциллина остается скрыта от глаз широкой общественности, Паук выиграл не один дипломатический поединок.
   Визит Констанция в Вечный город припал на Хурденскую Резню, в которой силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще крепким в регионе латинянством. Патер мог бы закрыть глаза на подобную стычку, не погибни в ней папский легат, что само по себе создает бесповоротный для церкви прецедент: только отлучение способно искупить подобный грех кровожадных еретиков и невежество заблудших цертувиан, допустивших дьявольское злодеяние.

   Понтифик намеревался предать Грёцланд анафеме и тем самым нанести сильнейший удар по средоточию протестантов, чья экономика зиждется на отмирающей в таком случае торговле - ведь любые связи с законопослушными регионами будут обрезаны и исключены, а область обречена на полную изоляцию со стороны латинян.
   Впрочем, заслугами канцлера, выступавшего на закрытом заседании синода, было доказано отсутствие юридических оснований для распространения религиозных постановлений сразу на обе провинции, когда к делу причастны земли лишь одной. Действие отлучения Патера, изначально имевшее своей целью экономическую блокаду Быстроречья посредством использования конфликта в южном регионе, как повода, было ограничено коллегией кардиналов в рамках границ лишь Нижнего Грёцланда.
   Впрочем, даже эта “малая кровь” может пробить летальную брешь в борту имперской экономики, а Нижнему Грёцланду, если положение не будет исправлено в кратчайшие сроки, грозит скорее истощение, голод и распространение полной анархии.

   Тем не менее находятся те, кто утверждает, дескать подобный исход продиктован вовсе не разногласиями августейшего трона с церковью, а их тайным сговором: давно известно, что Нижний Грёцланд, где исконно слабы были феодальные отношения, является одним из основных очагов распространения сепаратистких идей “Союза Свободных и Равных”. Сторонники этого повстанческого движения, представленные элитой гуманистов, свободомыслящим бюргерством, купцами и гильдиями, разнообразными реформаторами и противниками церковной власти, а также представителями мелкого дворянства, противятся “безжалостной интеграции” при слиянии этнических регионов, пропагандируя установление на территории Эпироты альянса из множества равных независимых формирований, суверенных в своих границах. Одни выступают за независимость стран - королевств и рейхфюшеств; наиболее многочисленная прослойка “Свободных” призывает к распространению касианской или нижне-грецландской модели, которая раскроит материк на кантоны и вольные города, оставив сеньориальным владетелям лишь провинцию и деревню; радикальные же силы в самых яростных формах критикуют ярмо церковников, феодализм и монархизм вообще. 

   Незримая тень “Свободных” и их поддержка видны за спинами многих фрондерских сил. Действуя сродни партизанам, сепаратисты, не обделенные вниманием негоциантов и зажиточной буржуазии, имеют в своем распоряжении достаточно золота и ресурсов, чтобы успешно способствовать диверсионным действиям, направленным на ослабление власти крупных феодалов, культурный раскол и подрыв межнационального единства. А недавние события в Арадоне показали, на что Союз способен всерьез...
http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Слухи и сплетни
   Вдоль берега Великого Океана и Северного моря растекаются гнетущие слухи о появлении призрачных ладей под кровавыми парусами. Атлийские демоны, как их уже успели окрестить, дескать осуществляют набеги на рыбацкие деревни, грабят и жгут одинокие фермы, неволят отошедших за черту города крестьян и похищают детей.

Разделение по локальным сюжетам

[br]

Наследие безумного короля
Франкия - Бургунь; Эскаланья

   Ренье II Юродивый (или Кровавый), предыдущий майордом Бургуни, правил 25 лет и был, мягко-говоря, немного не в себе. А поскольку безумный архонт оказался на редкость живучим долгожителем, успел обзавестись значительным количеством недругов. В том числе и среди знати ближайшего южного соседа - Эскаланьи.
   Сперва предпринимались серьезные попытки наладить мир с полуостровом, решено было даже породниться с тамошней правящей династией и принцессу Мелестину Каррильскую выдали замуж за наследника Ренье - Луи. Однако когда после смерти матери принцессы - преемницы Леальской короны (одно из четырех королевств Эскаланьи), ее трон перешел отнюдь не единственной дочери и наследнице, а супругу и отцу Мелестины - Лоренсо делла Гармендиа, между оным и Ренье разразился громкий скандал по поводу спорного королевства. Невестка, лишенная родительского престола, ожидаемо угодила в опалу майордому и стала заложницей политической игры: спустя некоторое время Её Высочество Мелестина, уличенная в измене мужу, была до суда приговорена к заточению в замке Монфор, что на долгие недели стал ее тюрьмой и поводом раздора, поставившего доминии на порог междоусобной войны.

Отыграно

   Впрочем, после смерти неуравновешенного владыки у Мелестины появились шансы восстановить прежнее положение при дворе, а заодно наладить отношения между Бургунью и Эскаланьей. Ежели новая королева родит труанцам законного наследника, судьба правящей четы и мир на юго-западе империи больше не будут предметом торга двух враждующих партий подле трона нового майордома - про-Эскаланской и контр-Эскаланской.

   Людовик VIII, взошедший на престол по кончине отца, кажется, сомневается в прелюбодеянии молодой супруги (к которой, по слухам, еще до свадьбы питал по меньшей мере симпатию). Однако новый государь, созидая влияние воинственно настроенных к Эскаланье советников, колеблется. Ведь окружение Луи уже заслужило его вовсе не беспочвенное доверие не столько словом, сколько делом.
   Все же вняв посланиям императрицы, майордом внешне смягчился, до суда даровав супруге относительную свободу и возможность отправиться в столицу на празднества и следующий за ними процесс по матримониальному делу. К тому же, действительно мало кто из лично знакомых с покойным батюшкой Людовика дворян исключает, что все нападки на опальную принцессу могут на деле оказаться подлогом и оговором мстительного безумца-Ренье. Немало среди честолюбивой знати также и тех, кто готов закрыть глаза на скандал и с радостью ухватиться за подвернувшийся шанс, дабы использовать наследственный потенциал Мелестины для подчинения Бургуни королевства Леаль. Впрочем, противостоят им истые латиняне, коих также вдоволь при дворе, не поощряющие раздоров в среде единоверцев и требующие строжайшего суда, приняв на веру показания купленных Ренье свидетелей.
   Оживившееся на юге еретическое движение катаров давало бы весьма благочестивое оправдание вторжению в Леаль, а Эскаланья ведь и без того разрознена, будучи раскроенной надвое меж враждующими династиями. Противостоящая Лоренсо ветвь тоже приходится майордому родственниками и кузен Людовика - Алваро, наследник двух иных эскаланских королевств, тайно ищет союза: принц убежден, что на его владения Лоренсо положил глаз в своих узурпатосрких амбициях и оных, дескать, даже не скрывает, намереваясь провернуть ту же авантюру, что и с Леалем. Толки о планах принцепса на помолвку с сестрой Алваро против воли последнего и подробности скандала вокруг сего дела уже разлетелись по столице... Как и слухи о том, что инфанту поддерживает немалая часть дворянства, жаждущая объединения Эскаланьи.
   Усиление соседа (тем более недружественного), тревожно для отдельного феодала - майордома, однако усиление полуострова, отгораживающего материк от Халифата, в целом может быть выгодно остальной Эпироте.

   Правителю предстоит разобраться во всех хитросплетениях интриг (политических или семейных) и отделить правду ото лжи, пока же сторонники войны с югом уже обзавелись предварительным согласием папы на развод и подыскивают сюзерену новую невесту. Теперь их задачей остается уповать на то, что королева не сумеет заслужить благосклонность супруга и всячески этому сопутствовать.
   Но даже в "логове врага" у Мелестины есть верные союзники, а принцепс, как судачат шпионы, уже готовит армию...

Вырезка из активного сюжета «Март-Апрель 1448г.» от 24.10.2016:            Эскаланско-Бургунская тяжба
   21 марта, в ходе публичного процесса, Высший Суд Империи Запада вынес решение о деле над престолонаследницей Эскаланьи и супругой майордома Бургуни – Мелестиной Каррильской.
   Подсудимая была полностью оправдана, а все обвинения в супружеской неверности - сняты. Впрочем, ввиду ранее неизвестных обстоятельств, выяснившихся в ходе расследования, ее брак с майордомом объявлен недействительным, как заключавшийся против воли супруги – под давлением душевнобольной матери.
   Корона также признала законными права Мелестины Каррильской на Леальский престол, а оправданная наследница, призвав леальских феодалов к принесению вассальной клятвы, была временно взята под императорскую защиту.

   В Бургуни, с одной стороны избежав войны с Эскаланьей, но с другой - лишившись оснований для законных притязаний на расширение своих заморских территорий за счет Леальского наследства - восприняли итоги процесса противоречиво.
   По двору в Бурже ползут двоякие слухи: то ли власть имущие пожелали воспрепятствовать Бургуни законно увеличить свое могущество, то ли избежать междоусобицы, то ли решение императрицы было вынужденной мерой и Мелестина действительно виновна в прелюбодеянии. Говорят, открыто признать это, лишив Леальскую наследницу возможности повторного брака, Виларет отказался, ограничившись аннуляцией.
   Другие шепчутся о гамбите майордома и возможном сговоре: сплетничают, что еще до начала бракоразводного процесса никто иной как императорские посланцы доставили Бриссакам портреты именитых невест, среди которых богатая наследница из Гельвеции (чьи земли, лежащие на границе с Бургунью, могут расширить его единые территории за счет прямого слияния); и валашская принцесса - претендентка на трон захваченного олигархией Томрада, в десятки раз по могуществу и площади превышающего не только Леаль, но и любой имперский доминион вообще. Впрочем, любому потенциальном жениху предстояло бы сперва установить контроль над приданным принцессы. Сейчас же, ввиду недавней кончины канцлера Запада, в его кресло прочат человека, имеющегося собственные претензии на Томрад.
   Среди бургунской знати пока нет единства как в политическом, так и в религиозном плане: горячие головы жаждут завоеваний и поддерживают амбициозные планы, консервативные чиновники уповают на благоразумие, а гугеноты играют в свою игру. Франциск - родной брат монарха, противясь пути своего кровника, негласно возглавляет оппозиционную фракцию дворянства, совмещая это с единением контрреформационных сил в королевстве.

Династическое первенство
   Тем временем искушенные интриганы могли бы заподозрить подспудные причины некоторого оживления не только верных соратников, но и гугенотов всея Империи вокруг особы Робера Сегюрского. В силу возраста избежавший участи своего мятежного семейства, Робер является последним и единственным прямым потомком предыдущей, старшей линии монаршего дома Бургуни: 25 лет назад его не подвергли казни, но отодвинули в очереди престолонаследия за спину троюродного дяди Ренье, первого майодома из ветви Сегюр-Бриссак, впоследствии прозванного Юродивым. Сейчас этот помилованный ребенок, воспитанник императора Стефана, превратившийся во взрослого мужа и достойного рыцаря, по праву крови мог бы претендовать на трон Бургуни в обход своих дальних родственников.
   После кончины Ренье, недавнего восшествия на престол его сына и ввиду серьезных внешнеполитических изменений, сводящих на нет уникальный для всей страны статус его брака, это дает богатую пищу для размышлений франкам, недовольным как новой династией в частности, так и всей цертуической конфессией в целом.

[br]

Туманный Эльбион и царство Артура
О. Хальд, Контланд

Остров Хальд
     Нынешний правитель - ард-риг, много сил вложил в политическую и военную борьбу: в попытке уберечь Хальд как от внутренних смут, учиненных собственными баронами и танами, так и от набегов варваров-скади, да и ввиду необходимости выстоять против экономической блокады Контланда. Не говоря уже о том, скольких усилий стоило хальдским правителям - даже несмотря на едва прикрытую протекцию Империи в этом вопросе - сдерживать воинственный пыл церкви, не допустить жестоких расправ над коренным языческим населением. Ведь инквизиция только и рада выжечь по живому все его традиций и "богопротивные обычаи".
   Именно поэтому Хальд, как никто другой в Империи, заинтересован в дележе арадонского наследства: взойди на трон Северного Рейха веротерпимая особа вроде тайной язычница Асгерд (либо образуй она паганское государство из нескольких областей) - при совместных усилиях многобожие будет вновь способно укрепить свои позиции в мире. Заставить даже церковь и латинских феодалов считаться со своей силой! К тому же, может быть пришло самое время заключить союз с грозными варварами Скади ради общих целей?
   Что же касается внутренней политики... Старшая дочь и наследница нынешнего государя - Мавэлла, ныне состоит Великим Сенешалем при юной августе и является фактической правительницей Запада, играя роль "регенствующей императрицы". Таны Хальда уже избирали женщин в кресло ард-рига, тем более у Мавэллы есть все необходимые монарху качества, однако она находится в Виларете и едва ли намерена возвращаться на дикую суровую родину, чтобы занять место отца взамен власти над всей Империей.
   Грайогэйр мудр и бдителен, оттого сам отнюдь не прочь использовать все преимущества нынешнего положения дочери, и далее упрочивая свое политическое положения. Дабы избежать возможных междоусобиц из-за отсутствия наследника, он заранее подыскал кандидатов в достойные восприемники. Впрочем овдовевший ард-риг буквально недавно стал отцом бастарда от своей конкубины (или наложницы), что позволяет без тени сомнений строить планы о повторном династическом замужестве с крепким потомством. А невест на выбор немало, начиная хотя бы незамужней ландфрессой Контланда...

Ландфрумство Контланд
     Умы жителей полуострова охватили идеи Реформации, а фактически из-за рождения ландфрессы ее отец вступил в конфликт с Тарми (прототип - Генрих VIII), однако выстоять под натиском латинской церкви для небольшого региона может оказаться куда более сложной задачей, чем представляется оная тому же Грёцланду. Но, может статься, это сплотит соседей и дарует Контланду возможности обеспечить себя поддержкой союзников и в иных вопросах?
   Провинция до сих пор не на лучшем счету в Империи - Франкия надолго запомнила Войну Трех Принцев. Правительнице ландфрумства тяжело вдвойне - хотя контландское право принимает наследование по женской линии, многих государственных мужей не прельщает перспектива ходить в услужении под юбкой, а положение династии считается шатким. Один лагерь недоброжелателей желает видеть на ее месте мужчину, другой нарекает бастардом и жаждет посадить на трон латинянина.
   Впрочем, после жестокого правления Кровавой мачехи многие считают Исбэйл божьим избавлением. К тому же, именно благодаря ее уникальным династическим связям Контланд может претендовать на королевство Лузитанию в солнечной Эскаланье, а до чудесного «воскрешения» инфанты Алессандры также занимал первое (а ныне второе) место в очереди престолонаследия на венец Паннонского княжества в Томраде.
   К тому же, даже несмотря на все препоны, регион ландфрессы успешно процветает и приносит Западу много пользы. И выгоды... Местные грезят о расширении свобод, а юная императрица, кажется, не отягощена предвзятыми воззрениями прошлого, да и сама является дамой на троне (ко всему прочему, по слухам питающей живой интерес к изяществу контландской поэзии и драмы).
   Возможно, пришло время показать мужскую хватку - воспользоваться удачным шансом и, наконец, получить место в Высшей Протекте, вернув землям положенный статус королевства, а себе - ранг полноценного монарха? Не говоря уж об амбициях любого контландца и желании снова видеть Хальд под собственным началом.

Вырезка из активного сюжета «Март-Апрель 1448г.» от 24.10.2016:           
Восстания на Хальде и политика Контланда   Май всколыхнул Хальд волной кровавых междоусобиц: в ходе яростных стычек между анесианским Гододдином с исконно языческими Тарой и Эльбой, первый восстал против “власти еретиков” и ард-рига, заняв агрессивную позицию борьбы с кельветским пагантсвом. Пока на материке, усыпляя бдительность сограждан, это зовут лишь волной вялых пограничных бунтов отчаявшейся от приближения мора черни, на острове разгорается настоящая гражданская война, а риг (король) Гододдина требует независимости от языческих регионов.
   Контланд с радостью готов протянуть руку помощи через Ле-Мейр, исподволь напоминая тэнам и эрлам по обе стороны пролива о культурном единстве регионов и, разумеется, о своем историческом первенстве над кельвами. Объединение с Гододдином может стать первым значительным шагом по возобновлению контландского владычества над Хальдом.
   Сторонники этого объединения лелеют мечты о браке ландфрессы с королем Гододдина, однако сие будет неминуемо означать также и внутренний конфликт между анесианскими конфессиями регионов: протестантами Контланда и латинянами Гододдина. В то же время ярые ллойдские реформаторы прочат руку правительницы не кому иному, как монарху соседнего региона - конингу Грёцланда, а то и его наследнику, что несомненно укрепит позиции протестантов. Впрочем, это же может означать и потерю меньшим Контландом его независимости в ходе подчинения обширному и богатому соседу.

Подробнее

   Опасность подобная особенно страшна для контландцев, ведь лидером их является женщина, коей природой уготовано подчиняться и быть покорной мужу. И пока прогрессивные советники ландфрессы работают над условиями любого гипотетического брачного контракта, дабы обезопасить страну, ссылаясь на то, что монархине должно иметь права иные, нежели обычной деве, некоторая прослойка контлансдких националистов выступает за немедленную свадьбу государыни с одним из ее верных и достойных вассалов, что будет готов укреплять родину.

   Однако готова ли сама Йелльская Львица посвятить себя мужчине и семье? Или же у нее другие амбиции и планы, а сама ландфресса выберет иную партию? Поговаривают, что сторонники Генриха Марция, жаждущие увидеть эрцгерцога на императорском престоле, чают на на его брак с правительницей Контланда...

0

4

Ветра севера I: «Король умер. Да здравствует король!»


http://funkyimg.com/i/2bA7Q.gif
   Концом февраля 1448 лета господня скончался правитель Арадона – Сигизмунд III. Великий государь воплотил в жизнь мечту своих предков и сделал невозможное, объединив Север под единой короной после столетий междоусобиц, однако труды его могут в одночасье пойти прахом: легендарный завоеватель и полководец, он не слишком-то преуспел в делах будуарных – не оставил после себя законных сыновей.
   Сейчас великая держава будто замерла, подавленная неожиданным трауром, однако вскоре кровопролитная борьба грозит развернуться меж противоборствующими претендентами на корону и теми, кто жаждет власти:
• старшей дочерью кайзера заодно с ее сыновьями – первыми внуками Сигизмунда;
• племянником почившего государя, утверждающим невозможность преемства по кудели;
• а также младшей из принцесс, что по церковному праву, кажется, уступает в обоих случаях: и своей единокровной старшей сестре, и дяде (отметающему наследование женщиной), но имеет могущественную иностранную поддержку и содействие арадонских протестантов;
• реальная же власть на данный момент сконцентрирована в руках временного регента – рейхфюрста Эрцбурга, тоже реформатора и брата кайзерской вдовы, соответственно дяди младшей принцессы.

Делатель королей
Грюнхерц, Эрцбург, Грёцланд

   При дворе укрепилась семья вдовствующей кайзерин: дабы избежать безвластья, хранителем короны до избрания преемника назначен один из родственников династии, могущественный брат королевы – правитель Эрцбурга. Так якобы завещал на смертном одре сам Сигизмунд и утвердил таковое его постановление Малый совет, однако люд шепчется, что пребывающему в беспамятстве государю Её Величество могла бы без страха подать на подписание любой акт… Так или иначе, отовсюду знать созывают на рейхстаг, нонче же столичные сановники признают стражем монаршего достоинства и охранителем королевской печати рекомого рейхфюрста.
   Оказавшись в нужное время и в нужном месте, он прибрал к рукам пусть и временную, но практически безграничную монаршую власть, и неизвестно, что предпримет князь в текущей ситуации: будет блюсти интересы державы или поставит на свои личные, борясь за гегемонию эрцбургской династии? 
   Дворянство уповает на его мудрость и управленческий опыт, однако многие опасаются, что временный регент вступит в неоднозначный союз с богатым западным соседом. Кто-то рад тому, а кто-то страшится: прельстившись возможностью укрепить в стране Реформацию, рейхфюрст может рисковать независимостью Арадона.

Венец Реформации
Грёцланд, Эрцбург, Империя

   Вдруг примет он сторону племянницы – принцессы Ирмгард, а то и конинга Грёцланда – младшей дочери кайзера суждено вскоре сочетаться узами брака с одним из членов семьи Остенбёргов. Протестанты всего севера поддерживают сей союз и радушно примут столь прогрессивных владык. Фактически именно соседний Грёцланд превратил Эрцбург в богатейшую провинцию Арадона, а уже не первое поколение местных правителей жаждет воссоединения этих двух культурно родственных регионов...
   Впрочем, Ирмгард – это не только кандидат от Быстроречья, но и возможная заложница политических интересов Империи Запада. Ежели принцесса окажется лишь пешкой в руках конинга, неспособной отстаивать собственную позицию – выбирая между нею и иными претендентами, на кону и выбор высшего сюзерена: арадонский кайзер или август запада.

Молот и Крест
Отторингия, Нордфалия

   А вот старшая дочь почившего государя Сигизмунда от его первой жены – Асгерд Отважная, прозвана так вовсе не красного словца ради. Воинственная принцесса не раз демонстрировала миру свою деятельность и имеет все права притязать на отеческий престол, однако не шибко популярна средь простонародья анесианских регионов – Ее Высочество прослыла скрытой язычницей. К тому же, патриархальный север в большинстве своем не приемлет женщину у верховной власти, а уж тем более ту, что вскоре небось сподобится заносчиво указывать вельможным государственным мужам, загнав Арадон под свои широкие юбки.
   Асгерд венчана с талантливым дипломатом, но разлад в их чете (как поговаривают, не в последнюю очередь и из-за вздорности благоверной жены) лишь тому подтвержденьем. Впрочем, принцесса воспитала на смену Сигизмунду двух завидных внуков-близнецов, а ее брак, несмотря ни на что, плодовит и богат наследниками – этой ветви не грозит династический кризис (пока единственной из всех, что претендуют на корону).

   Поддержку данной партии якобы гарантирует рьяная Отторингия, правитель которой является супругом принцессы и, возможно, вольнодумная Нордфалия, ко всему прочему связанная с родом Асгерд близкими кровными узами по ее матери – конунг студеных северных фьёрдов приходится принцессе кузеном. А в краю вечной зимы именно Асгерд свирепые викинги видят единственным спасеньем, однако всему есть своя цена... Откровенного вмешательства язычников наверняка уж никогда не спустит с рук возможной королеве благочестивая часть арадонского населения.

Клинок веры
Кемнице, Аберхольд

   Меж тем, в противовес сомнительной репутации Асгерд, мужу-чужестранцу принцессы Ирмгард, и даже эрцбургскому рейхфюрсту в качестве временного регента – всем этим отступникам у трона, наверняка потворствующим либо паганской ереси, либо Реформации – выступает князь Кемницкий. Племянник Сигизмунда не столь близок к усопшему государю в родстве, однако прославился как доблестный поборник латинской церкви, потому наиболее любим набожным арадоснким народом и его воинами, а также той немалой частью дворянства, что преданно верна цертуическим догматам.

   Тем паче, коли к дележу власти подключится языческая Нордфалия, могущественный Орден Нхельского Орла ни за что не согласится бездействовать, и выбор истовых рыцарей-анесиан в данной партии очевиден. К тому же, такой союз сулит добрые вести обеим сторонам, ныне вынужденным поодиночке отражать нападки подунавских язычников.

[br]

Март 1448 г.

   Воспользовавшись беспорядком в державе, вызванным внезапной кончиной кайзера, склавины сумели прийти к собственному воссоединению: избрав единого верховного вождя, язычники со всем неистовством обрушились на южные границы Арадона, тщась вернуть потерянные когда-то плодородные земли. И в условиях безвластия, отсутствия центрального суверена, сейчас им поодиночке силятся дать отпор лишь Кемнице и Орден Нхельского Орла, покамест прочие северные владыки скалятся друг на друга, лелея мечты о троне.

[br]

Ветра севера II: «Март-Апрель 1448г.»

   В середине марта стало известно: мольбами Созидателю, вдовствующая королева Ивон носит под сердцем плод последней любви покойного кайзера. До кончины Сигизмунда чудо сие охранялось от завистливых глаз, покуда не было уверенности в плодовитости монаршего чрева. На смертном одре, по заверениям высших королевских чинов, государь признавал беременность супруги и в бреду звал будущего сына правопреемником, которому прочено великое будущее. Однако правитель не успел предать огласке положение жены – скончался прежде, чем лейб-медики смогли наверняка подтвердить: Ивон пребывает в тяжести.
   Огласив сию радостную весть, сторонники кайзерин сперва призывали в дележе власти обождать лета - до появления заветного дитяти, пол которого определит судьбу государства, однако иные языки распускают грязные слухи, дескать ребенка этого нагуляла королева с другим мужчиной уже после смерти законного мужа.
   Четыре месяца – срок немалый, монархине было необходимо укрепиться, а Арадону – объединиться под мудрой дланью, дабы отразить любые удары извне. И тогда союзники Ивон заговорили о том, что истории ведь уже известны случаи, когда царских отпрысков короновали еще в материнской утробе…
   Не успели эти помыслы окрепнуть в умах жителей столицы, как в Анхале, силами партии городского купечества при деятельном содействии “Союза Свободных и Равных”, был организован дворцовый переворот, обвинивший вдову в умышленном умерщвлении Сигизмунда III с целью установления собственного регентства при грудном ребенке, и объявивший в столице республику, не подчиняющуюся более власти сеньоров.
   Верные сторонники успели вывезти королеву из замка, однако одному Созидателю известна судьба Северной Твердыни, если бы пришедший к власти магистрат не оказался крайне ослаблен внутренними разногласиями и смог удержать контроль над расколовшимся на несколько лагерей населением. Город захлестнула волна хаоса: общественные беспорядки, паника и разграбления продолжались практически целый месяц, пока к Анхалю не подошли войска временного регента, тем не менее еще три недели осаждавшего республиканцев. Впрочем, заняв город, правитель Эрцбурга и сам не смог отыскать беглую кайзерин. Как оказалось, рейхфюрст пребывает в неведении, где прячется его беременная сестра, так что Ивон была объявлена похищенной в этой кровопролитной суматохе.
   Тем временем страну сковали невиданно суровые морозы, погубив в мае распустившийся яблоневый цвет и выморозив пшеничные посевы на полях. Чернь шепчется, что кара сия ниспослана на их плечи из-за разлада в монарших верхах, так или иначе, но равно как крестьянство, так и высшие слои населения с большой тревогой думают о пугающей перспективе неурожая и голода.

Необходимы в сюжет
[ссылка на расширенное описание ролей]

- Временный регент Арадона, рейхфюрст Эрцбурга (правитель протестантского региона – самого развитого и процветающего в государстве; дядя младшей принцессы Ирмгард, брат вдовствующей кайзерин)

- Младшая принцесса Ирмгард Кайзбреггер, 15-19 лет (сосватана за члена правящей семьи имперского доминиона – Грёцланда) ЗАНЯТА
- Гроссгерцог Грёцланда (правитель богатой имперской области, являющейся сердцем Реформации) НА ЗАМЕНУ
- Вдовствующая кайзерин, ок. 35 лет (сестра рейхфюрста Эрцбурга, мать принцессы Ирмгард)

- Старшая принцесса Асгерд Анхальская, 33-38 лет (скрытая язычница, замужем за рейфюрстом Отторингии)
- Рейхфюрст Отторингии (супруг Асгерд Анхальской)
- Их Близнецы-наследники, эрбпринцы, 18-20 лет (старшие внуки покойного кайзера)

- Князь Кемнице Теодорих Кайзбреггер, 27 лет (племянник покойного кайзера) ЗАНЯТ

- Гроссмейстер-рейхфюрст Аберхольда (магистр величайшего духовно-рыцарского Ордена – Нхельского Орла)
- Рейхфюрст Нордфалии (правитель языческого региона, кузен старшей принцессы Асгерд)
- Рейхфюрст Зюйдфалии (противостоящий Нордфалии правитель региона с языческим прошлым)

- Арадоснкое дворянство, рыцари и сторонники каждого из лагерей

0

5

Март-Апрель 1448г.

Чудеса чудные
   В весеннем небе над Эпиротой целую седмицу стояло Кровавое Солнце - челядь крестится и испуганно ропчет, а учение хилиастов преобретает все большую популярность как среди простонародья, так и в кругах знати, ведь один за другим сбываются мрачные предзнаменования приближения Страшного суда.

   В средине марта виларетская блаженная, Изабель Бланк, также предвещая человечеству тяжкую годину, рекла волю Созидателя и возвестила миру о пробуждении дремлющей Божественной силы Огненных Зерцал - спасительной милости Всеотца.
   За два только месяца юриаты успели открыть множественные блага сего Дара Божия и большинство из них, съезжаясь в Виларет впреддверии перенесенного из-за траура турнира, покуда во владениях оставлены верные наместники, теперь явились в город с намерением оседло обжиться в столице, дабы беспрестанно пребывать при дворе и в эпицентре политических событий.
http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Дела мирские
Эскаланско-Бургунская тяжба
   21 марта, в ходе публичного процесса, Высший Суд Империи Запада вынес решение о деле над престолонаследницей Эскаланьи и супругой майордома Бургуни – Мелестиной Каррильской.
   Подсудимая была полностью оправдана, а все обвинения в супружеской неверности - сняты. Впрочем, ввиду ранее неизвестных обстоятельств, выяснившихся в ходе расследования, ее брак с майордомом объявлен недействительным, как заключавшийся против воли супруги – под давлением душевнобольной матери.
   Корона также признала законными права Мелестины Каррильской на Леальский престол, а оправданная наследница, призвав леальских феодалов к принесению вассальной клятвы, была временно взята под императорскую защиту.

   В Бургуни, с одной стороны избежав войны с Эскаланьей, но с другой - лишившись оснований для законных притязаний на расширение своих заморских территорий за счет Леальского наследства - восприняли итоги процесса противоречиво.
   По двору в Бурже ползут двоякие слухи: то ли власть имущие пожелали воспрепятствовать Бургуни законно увеличить свое могущество, то ли избежать междоусобицы, то ли решение императрицы было вынужденной мерой и Мелестина действительно виновна в прелюбодеянии. Говорят, открыто признать это, лишив Леальскую наследницу возможности повторного брака, Виларет отказался, ограничившись аннуляцией.

   Другие шепчутся о гамбите майордома и возможном сговоре: сплетничают, что еще до начала бракоразводного процесса никто иной как императорские посланцы доставили Бриссакам портреты именитых невест, среди которых богатая наследница из Гельвеции (чьи земли, лежащие на границе с Бургунью, могут расширить его единые территории за счет прямого слияния); и валашская принцесса - претендентка на трон захваченного олигархией Томрада, в десятки раз по могуществу и площади превышающего не только Леаль, но и любой имперский доминион вообще. Впрочем, любому потенциальном жениху предстояло бы сперва установить контроль над приданным принцессы. Сейчас же, ввиду недавней кончины канцлера Запада, в его кресло прочат человека, имеющегося собственные претензии на Томрад.

   Среди бургунской знати пока нет единства как в политическом, так и в религиозном плане: горячие головы жаждут завоеваний и поддерживают амбициозные планы, консервативные чиновники уповают на благоразумие, а гугеноты играют в свою игру. Франциск - родной брат монарха, противясь пути своего кровника, негласно возглавляет оппозиционную фракцию дворянства, совмещая это с единением контрреформационных сил в королевстве.

Династическое первенство
   Тем временем искушенные интриганы могли бы заподозрить подспудные причины некоторого оживления не только верных соратников, но и гугенотов всея Империи вокруг особы Робера Сегюрского. В силу возраста избежавший участи своего мятежного семейства, Робер является последним и единственным прямым потомком предыдущей, старшей линии монаршего дома Бургуни: 25 лет назад его не подвергли казни, но отодвинули в очереди престолонаследия за спину троюродного дяди Ренье, первого майодома из ветви Сегюр-Бриссак, впоследствии прозванного Юродивым. Сейчас этот помилованный ребенок, воспитанник императора Стефана, превратившийся во взрослого мужа и достойного рыцаря, по праву крови мог бы претендовать на трон Бургуни в обход своих дальних родственников.
   После кончины Ренье, недавнего восшествия на престол его сына и ввиду серьезных внешнеполитических изменений, сводящих на нет уникальный для всей страны статус его брака, это дает богатую пищу для размышлений франкам, недовольным как новой династией в частности, так и всей цертуической конфессией в целом.

   Меж тем в Оттидском и Бергамском регионах беспрепятственно и неуклонно растет число последователей катаризма, а к началу мая в Южной Франкии должно состояться первое крупное собрание их общин для избрания и высвящения основных епископов, что до крайности возмущает законопослушных латинян-соседей и значительно тревожит Тарми.

   Май всколыхнул Хальд волной кровавых междоусобиц: в ходе яростных стычек между анесианским Гододдином с исконно языческими Тарой и Эльбой, первый восстал против “власти еретиков” и ард-рига, заняв агрессивную позицию борьбы с кельветским пагантсвом. Пока на материке, усыпляя бдительность сограждан, это зовут лишь волной вялых пограничных бунтов отчаявшейся от приближения мора черни, на острове разгорается настоящая гражданская война, а риг (король) Гододдина требует независимости от языческих регионов.
   Контланд с радостью готов протянуть руку помощи через Ле-Мейр, исподволь напоминая тэнам и эрлам по обе стороны пролива о культурном единстве регионов и, разумеется, о своем историческом первенстве над кельвами. Объединение с Гододдином может стать первым значительным шагом по возобновлению контландского владычества над Хальдом.
   Сторонники этого объединения лелеют мечты о браке ландфрессы с королем Гододдина, однако сие будет неминуемо означать также и внутренний конфликт между анесианскими конфессиями регионов: протестантами Контланда и латинянами Гододдина. В то же время ярые ллойдские реформаторы прочат руку правительницы не кому иному, как монарху соседнего региона - конингу Грёцланда, а то и его наследнику, что несомненно укрепит позиции протестантов. Впрочем, это же может означать и потерю меньшим Контландом его независимости в ходе подчинения обширному и богатому соседу.

Подробнее

   Опасность подобная особенно страшна для контландцев, ведь лидером их является женщина, коей природой уготовано подчиняться и быть покорной мужу. И пока прогрессивные советники ландфрессы работают над условиями любого гипотетического брачного контракта, дабы обезопасить страну, ссылаясь на то, что монархине должно иметь права иные, нежели обычной деве, некоторая прослойка контлансдких националистов выступает за немедленную свадьбу государыни с одним из ее верных и достойных вассалов, что будет готов укреплять родину.

   Однако готова ли сама Йелльская Львица посвятить себя мужчине и семье? Или же у нее другие амбиции и планы, а сама ландфресса выберет иную партию? Поговаривают, что сторонники Генриха Марция, жаждущие увидеть эрцгерцога на императорском престоле, чают на на его брак с правительницей Контланда...
[br]
   Тем временем при виларетском дворе длительное отсутствие канцлера Империи трактуется как зловещий знак. Еще в начале марта отбывший со срочной дипломатической миссией в Тарми, Великий Паук Запада слег от тяжкой хвори, не успев и возвратиться. Среди знати распространяются слухи о попытке отравления. Стало ли это причиной политических интриг или следствием подхваченной в дороге немолодым Констанцием простуды - с уверенностью не берется утверждать никто, помимо разве что лекарей августейшей семьи, потчующих двор россказнями об опасности весенних сквозняков. Однако затянувшиеся и, вероятно, серьезные осложнения болезни юстициария занимают умы многих царедворцев.
   Латиняне опасаются конфликта Короны с Патером цертуической церкви - любовь тармийских кардиналов к изведению противников мышьяком давно известна Эпироте, однако масштабы разногласий, вынудившие папский престол на подобные меры, должно быть чудовищны. Противники партии императрицы-матери вспоминают о том, что яд - оружие женщины, и если противостояние сенешаля с канцлером приобрело столь откровенный характер, что будет с Империей, достанься она всецело женской подлости, более неразбавленной мудростью опыта Великого Бастарда?

   Определено, время на Западе нынче не лучшее для выбывания из игры столь мощной политической фигуры, на чьих плечах давно покоится государственный аппарат. Достижения канцлера перед Державой неоспоримы - только в Тарми, покуда истинная цель визита Марциллина остается скрыта от глаз широкой общественности, Паук выиграл не один дипломатический поединок.
   Визит Констанция в Вечный город припал на Хурденскую Резню, в которой силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще крепким в регионе латинянством. Патер мог бы закрыть глаза на подобную стычку, не погибни в ней папский легат, что само по себе создает бесповоротный для церкви прецедент: только отлучение способно искупить подобный грех кровожадных еретиков и невежество заблудших цертувиан, допустивших дьявольское злодеяние.

   Понтифик намеревался предать Грёцланд анафеме и тем самым нанести сильнейший удар по средоточию протестантов, чья экономика зиждется на отмирающей в таком случае торговле - ведь любые связи с законопослушными регионами будут обрезаны и исключены, а область обречена на полную изоляцию со стороны латинян.
   Впрочем, заслугами канцлера, выступавшего на закрытом заседании синода, было доказано отсутствие юридических оснований для распространения религиозных постановлений сразу на обе провинции, когда к делу причастны земли лишь одной. Действие отлучения Патера, изначально имевшее своей целью экономическую блокаду Быстроречья посредством использования конфликта в южном регионе, как повода, было ограничено коллегией кардиналов в рамках границ лишь Нижнего Грёцланда.
   Впрочем, даже эта “малая кровь” может пробить летальную брешь в борту имперской экономики, а Нижнему Грёцланду, если положение не будет исправлено в кратчайшие сроки, грозит скорее истощение, голод и распространение полной анархии.

   Тем не менее находятся те, кто утверждает, дескать подобный исход продиктован вовсе не разногласиями августейшего трона с церковью, а их тайным сговором: давно известно, что Нижний Грёцланд, где исконно слабы были феодальные отношения, является одним из основных очагов распространения сепаратистких идей “Союза Свободных и Равных”. Сторонники этого повстанческого движения, представленные элитой гуманистов, свободомыслящим бюргерством, купцами и гильдиями, разнообразными реформаторами и противниками церковной власти, а также представителями мелкого дворянства, противятся “безжалостной интеграции” при слиянии этнических регионов, пропагандируя установление на территории Эпироты альянса из множества равных независимых формирований, суверенных в своих границах. Одни выступают за независимость стран - королевств и рейхфюшеств; наиболее многочисленная прослойка “Свободных” призывает к распространению касианской или нижне-грецландской модели, которая раскроит материк на кантоны и вольные города, оставив сеньориальным владетелям лишь провинцию и деревню; радикальные же силы в самых яростных формах критикуют ярмо церковников, феодализм и монархизм вообще. 

   Незримая тень “Свободных” и их поддержка видны за спинами многих фрондерских сил. Действуя сродни партизанам, сепаратисты, не обделенные вниманием негоциантов и зажиточной буржуазии, имеют в своем распоряжении достаточно золота и ресурсов, чтобы успешно способствовать диверсионным действиям, направленным на ослабление власти крупных феодалов, культурный раскол и подрыв межнационального единства. А недавние события в Арадоне показали, на что Союз способен всерьез...
http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Северный Рейх
   В середине марта стало известно: мольбами Созидателю, вдовствующая королева Ивон носит под сердцем плод последней любви покойного кайзера. До кончины Сигизмунда чудо сие охранялось от завистливых глаз, покуда не было уверенности в плодовитости монаршего чрева. На смертном одре, по заверениям высших королевских чинов, государь признавал беременность супруги и в бреду звал будущего сына правопреемником, которому прочено великое будущее. Однако правитель не успел предать огласке положение жены – скончался прежде, чем лейб-медики смогли наверняка подтвердить: Ивон пребывает в тяжести.
   Огласив сию радостную весть, сторонники кайзерин сперва призывали в дележе власти обождать лета - до появления заветного дитяти, пол которого определит судьбу государства, однако иные языки распускают грязные слухи, дескать ребенка этого нагуляла королева с другим мужчиной уже после смерти законного мужа.
   Четыре месяца – срок немалый, монархине было необходимо укрепиться, а Арадону – объединиться под мудрой дланью, дабы отразить любые удары извне. И тогда союзники Ивон заговорили о том, что истории ведь известны случаи, когда царских отпрысков короновали еще в материнской утробе…
   Не успели эти помыслы окрепнуть в умах жителей столицы, как в Анхале, силами партии городского купечества при деятельном содействии “Союза Свободных и Равных”, был организован дворцовый переворот, обвинивший вдову в умышленном умерщвлении Сигизмунда III с целью установления собственного регентства при грудном ребенке, и объявивший в столице республику, не подчиняющуюся более власти сеньоров.
   Верные сторонники успели вывезти королеву из замка, однако одному Создателю известна судьба Северной Твердыни, если бы пришедший к власти магистрат не оказался крайне ослаблен внутренними разногласиями и смог удержать контроль над расколовшимся на несколько лагерей населением.
   Город захлестнула волна хаоса: общественные беспорядки, паника и разграбления продолжались практически целый месяц, пока к Анхалю не подошли войска временного регента, тем не менее еще три недели осаждавшего республиканцев. Впрочем, заняв город правитель Эрцбурга и сам не смог отыскать беглую кайзерин. Как оказалось, рейхфюрст пребывает в неведении, где прячется его беременная сестра, та что Ивон была объявлена похищенной в этой жестокой суматохе.
   Тем временем страну сковали невиданно суровые морозы, погубив в мае распустившийся яблоневый цвет и выморозив пшеничные посевы на полях. Чернь шепчется, что кара сия ниспослана на их плечи из-за разлада в монарших верхах, так или иначе, но равно как крестьянство, так и высшие слои населения с большой тревогой думают о пугающей перспективе неурожая и голода.
http://funkyimg.com/i/2hAWx.png

Слухи и сплетни
   Вдоль берега Великого Океана и Северного моря растекаются гнетущие слухи о появлении призрачных ладей под кровавыми парусами. Атлийские демоны, как их уже успели окрестить, дескать осуществляют набеги на рыбацкие деревни, грабят и жгут одинокие фермы, неволят отошедших за черту города крестьян и похищают детей.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC