«Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения

Объявление

Приветствуем Вас на FRPG «Кровь Королей»!

6.11.2018 – проект находится на реконструкции

Желающих присоединиться или помочь – милости просим в гостевую, теверну, или в ЛС для дальнейших обсуждений.


Сеттинг: антуражка (квази-история) по Средневековью и Ренессансу с воплощенными элементами фольклора; «низкое» дарк-фэнтези. Одна раса (+ нечисть и нежить), магический реализм, мистика, суеверия, богатый бестиарий.

Этносы: десяток государств, обыгрываются культурные особенности народов, менталитет. Все это собрано в столице мира, где вершится его история.

Об игре: социально-авантюрный жанр – приключения, дипломатия, расследования (и инквизиция!). Развитая площадка для интриг, крупной политики, борьбы за власть; приветствуется также игра в крупные неприятности, злоключения приключенцев и прочие остросюжетность да социальщина.

Рейтинг: 18+ (присутствует возрастной контент, отсутствует слэш)

Глашатай Эпироты:

11 мая – вдобавок к перенесенным турниру и торжествам в честь Дня Рождения августы, грядет великий церковный праздник Вознесения Господня.

1 мая – начало Хальдского восстания: королевство Гододдин воспротивилось «власти еретиков». Читать ››

29 апреля – Верховный Понтифик накладывает интердикт на Нижний Грёцланд. Читать ››

14 апреля – Хурденская Резня: силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще многочисленными в регионе латинянами; погиб папский легат. Читать ››

17 апреля – окончание траура по погибшим после "Кровавого Маскарада".

2 апреля – латиняне отпраздновали конец Великого Поста и Пасху (в Империи - весьма сдержанно из-за скорби).

21 марта – Высший Суд Империи Запада в ходе публичного процесса признал недействительным брак майордома Бургуни и эскаланской принцессы Мелестины Каррильской.

12-14 марта – широкой общественности Виларета становится известно о смерти кайзера Северного Рейха.

9 марта – Кровавый Маскарад в Виларетском дворце - после праздника загадочным образом скончались 9 высокородных дворян. Объявлено расследование и сорокадневный траур. Читать ››

Ночь с 8 на 9 марта – начало празднеств по поводу Дня Рождения императрицы Запада. Читать ››

Объявления форума:

06.11.18 – Да, пусть и после внушительного перерыва, но реконструкция все же ведется. Желающих присоединиться к коллективу ожидающих или, того гляди, даже помочь – милости просим в теверну или в ЛС.

20.09.17 – Ведется реорганизация и работа над ошибками. Всех заинтересованных приглашаем высказаться в теме «Перезапуск».

13.02.17 – Эпирота переходит на видоизмененную карту, подробности здесь.

01.01.17Новогоднее обращение Щелкунчика.

07.11.16 – Профилактические обновления.

24.10.16 – Невероятно, но факт: мы благополучно прыгнули. Игровая дата сменена с первой половины марта, на первую половину мая 1448 года. Сводка о произошедших за полтора месяца событиях выложена в новой главе сюжета.

09.10.16Внимание! На следующих выходных будет осуществлен долгожданный таймскип. Все хвосты и распоряжения должны быть подготовлены и опубликованы участниками до 15 октября.

10.09.16 – просим игроков принять участие в опросе о «зеркалах связи» и перемещении феодалов в столицу на проживание.

14.05.16 – на форуме проводится опрос касательно сокращения времени путешествий-посланий и новой системы названия эпизодов.

03.04.16 – новыми сюжетными событиями обновлен игровой синопсис.

14.02.16 – поспешите, не пропустите! Общественный эвент – бал-маскарад во дворце! И помните: до полуночи – время масок, время интриг (игра осуществляется инкогнито).

28.01.16 – запоздало в честь знаменательной даты – три месяца со дня открытия – введена возможность акционного приема.

04.01.16 – Обновлены глобальный и арадоснкий сюжеты. Подробнее здесь. N.B.! На форуме проводится новогодняя перекличка (до 8го января включительно).

18.12.15 – Проекту «Кровь Королей» исполнилось два месяца. Мы сердечно благодарим наших замечательных игроков за такой вдохновляющий старт и желаем всем нам дальнейшего процветания и долгой, занимательной игры. Набирайтесь сил на декабрьских каникулах, но не расслабляйтесь.

18.10.15 – Наконец наш мир распахивает двери для своих героев. Возрадуемся, выпьем браги и вознесем молитвы Созидателю во цветущее существование и долголетие.

Библиотека имени Святого Марка

Каталоги:
White PR LYL

Партнеры:
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Разлом В шаге от трона ролевая в стиле псевдоитории. Интриги  Dragon Age: Ante Bellum Rayolinn Black&White Последний шанс VEROS Грамельнн. История семи королевств Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого
Хроники Кэйранда Белидес Terra Incognita: Homo Ludens

Счетчики:
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Игровая Глава II: Май 1448 года Совершен таймскип с Марта по Май, глобальный сюжет обновлен сводкой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » #Лизье » ⊕ Тень дубов и берёз ‡Виларет, 16.04.1448


⊕ Тень дубов и берёз ‡Виларет, 16.04.1448

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s5.uploads.ru/2q6cz.jpg

Время: 16 апреля 1448 года, день
Место: Лес и лесная дорога под Виларетом
Действующие лица: Мелестина делла Гармендиа, Петер ван дер Остенберг
Декорации: Молодой зеленеющий лес, со своими непредсказуемыми оврагами, бегущими ручьями, землёй, едва покрывшейся новой, молодой травой.
Ремарка об эпизоде: Случайности не случайны :)
[ava]http://sa.uploads.ru/KxTu1.jpg[/ava]

Отредактировано Мелестина Каррильская (28.03.2017 17:32)

0

2

Тяжелый боевой конь конинга, хрипло дыша, взрывал подкованными копытами влажную по-весеннему землю, летевшую во все стороны, пока Вран набирал скорость для прыжка. Ведомый уверенной рукой старшего ван дер Остенбёрга, оставив далеко позади двух всадников из личной охраны Восточного Медведя, он в который раз заходил на импровизированный барьер, бывший на деле лишь поваленным пару лет назад замшелым древесным стволом. Третья попытка. Всадник напрягся, сосредоточился и… едва удержался в седле, не сумев в очередной раз поднять скакуна. Вороной взвился на дыбы, грозясь сбросить мужчину, но почуял уверенную руку хозяина, успокаиваясь, тяжело опускаясь на землю и отбегая от проклятого дерева.
- Ну, ну, спокойнее, - проговорил мужчина, ласково поглаживая пляшущего на месте жеребца по крутой шее, - давай-ка ещё раз попробуем.
Уже который день он гостил у своего, ещё недавно, младшего брата. Вёл переговоры, да осторожные беседы с власть имущими, собравшимися в Виларете, напоминая подчас самому себе пресловутого танцора на лезвиях клинков, скорее старого, осторожного до трусости лиса, нежели грозного и многомудрого медведя, коим его звали соратники. И, в свободные часы, пропадал среди росших в округе густых лесов, наслаждаясь чистым воздухом, тишиной и, редкой возможностью отрешиться от тяготивших его дум. Пропадал, раз за разом пытаясь покорить упрямое препятствие и за занятием этим отчаянно рискуя собственным здоровьем, да напрочь забывая о времени.
- Эх, седина в волосы – бес в ребро, - вздохнул Петер, натягивая поводья и, пуская Врана в обратный путь, - ладно, порадуй старого дурня, возьми ты это проклятое препятствие и можно возвращаться.
Ещё без труда пробивающееся сквозь молодую листву солнце, прихотливыми пятнами света и тени разукрасило лоснящуюся шерсть вороного коня, как и темно-серую куртку конинга, накинутую поверх ещё с утра белоснежной, а ныне насквозь пропитавшейся потом нижней рубахи. Вопиющая безответственность и крайне предосудительное равнодушие к собственной безопасности, как не уставал повторять Армин Рехт, командир личной стражи гроссгерцога Оранского, изо дня в день, провожая своего патрона на одинокие (за исключением двух, держащихся в отдалении латников) конные прогулки.
- Ну, Вранко, не подведи…
Вновь выехав на вьющуюся средь деревьев дорогу, Петер пустил коня вскачь, не обращая внимания на происходящее вокруг, не высматривая собственную охрану и возможные угрозы. В голове билась лишь одна, недостойная обличенного властью, да ещё и немолодого уже мужа, мысль – суметь, пересилить и коня и себя, побороть старый страх. О, конинг помнил ту лихую скачку, приведшую в итоге к бесславному падению и серьезной травме, сквозь года напоминавшей о себе частой болью в ноге. Помнил и те вспышки страха, редкие, но крайне неприятные, когда он вновь и вновь пытался поднять коня в прыжок, невольно ожидая повторения того, давнего фиаско, способного на сей раз просто отнять его жизнь. Помнил, но упрямо продолжал издеваться над собой и лошадью.
Вороной всхрапнул, стрелой пронесся по лесной дороге, мужчина ощутимо напрягся. Прохладный воздух свистел в ушах, ерошил влажные, темно-русые с первыми нитями седины волосы ван дер Остенбёрга, пот заливал глаза. Впереди показалась едва заметная и, стремительно приближающаяся тропка, уводящая вглубь леса, конинг, почти не теряя скорости, завернул коня и, уже менее через сотню футов, непроизвольно выругался. Тяжелый боевой конь, наконец, оторвался от земли, едва заметно шаркнув по замшелому стволу копытами, но без проблем приземляясь по ту сторону импровизированного барьера и, постепенно, замедляя свой бег. Позабыв про обычную сдержанность, Петер победно вскинул в воздух сжатую в кулак правую руку, радостно гикнув и, тут же, оборвав себя. Мало ли, кто ожжет шататься по старому лесу, а терять образ сурового гроссгерцога как-то не хотелось. Но что поделать, если довольная улыбка надежно оккупировала его обычно хмурое лицо, а день перестал казаться прошедшим впустую. Остенбёрг натянул поводья, сдерживая бег скакуна, переводя того на неторопливую рысь и пуская в обратный путь, но уже минуя покорившееся ранее препятствие. Где-то впереди ждала стража и, как знать, какие ещё приятные сюрпризы и победы готовил этот день.

+2

3

Мелестина любила лес. Так же, как и сады, луга и прочие достояния природы - пожалуй, только морское побережье могло здорово сдать позиции в рейтинге её симпатий. Свежий воздух, ощущение лошади под собой... Аварика пусть и была кобылой весьма своеобразной, порой - глупой и непослушной, но всё же завоевала своё место в сердце принцессы. Может быть, она искала создание, близкое к ней самой по духу, а эта пятилетка, всё-таки, чем-то напоминала свою хозяйку. Верно, пугливостью или той наивностью, с которой кобыла бросалась в реку на два метра выше или ниже брода, с разбегу, радуясь возможности поплескаться. Воду она любила, и вовсе не заботило её то, что после такой выходки промокшая попона неприятно трёт бока, а наездница, не скрывая своих эмоций, вовсю ругает беспечную лошадь. Впрочем, ругалась Мели больше для вида и от последствий: в момент, когда Аварика бороздила грудью волны, поднимая тучу брызг и закидывая голову назад, девушка и сама ловила этот весёлый момент. Она тоже любила воду, в определённых пределах, любила дожди и ванны, и в этом они с кобылой так же были схожи. Правда, если в Эскаланье подобные водные процедуры могли привести максимум к простуде, то здесь, на севере, Мели старалась не давать кобыле волю. Последняя, гнедая дама с рыжеватым отливом, белой звёздочкой на лбу и при тёмных ногах и гриве, казалась принцессе прекрасной лошадью, хотя со стороны Аври едва ли можно было сравнить с благородными лошадьми господ. Она была смешанных кровей, потерявшая всякое сходство со своими  чистокровными сородичами, не лишённая изящества, но всё же абсолютно простая. Верно, Эскаланской принцессе подошла бы лошадь более изящной масти, спортивного телосложения и грациозной выучки - но девушка находила свой шарм в данной особи, более приземистой, кобыле-матроне с ленивой походкой. Не сказать, что Мели не задумывалась над тем, чтобы сменить Аври на что-то более утончённое - но в силу своей легкомысленности, эти мысли так и остались мыслями, и до дела ещё не доходили. Да и зачем, если Аварика прекрасно справляется со своими обязанностями, а вокруг много других важных дел?

Свою прогулку Мелестина начала с неспешной рыси, разогревая и себя и лошадь, петляя между деревьев рядом с дорогой, и старательно объезжая все возможные лужи, зная, что кобыла не упустит возможности топнуть в них своим большим копытом и весело заржать, вскинув голову. Она была эмоциональна, и девушке это нравилось, но в холодную весеннюю пору не хотелось подвергать риску заболеть и себя, и Аварику. Впереди ещё много прогулок, которые им предстоит провести вместе. Эту прогулку можно было считать одиночной - если не считать пары стражников, неотступно преследующих Мелестиину неподалёку. Фрейлины, несомненно, были бы рады прогуляться верхом по цветущему лесу, если бы принцесса рассказала им о том, что собирается прогуляться. Увы, эта поездка получилась незапланированной, да и разговаривать с кем-то сейчас девушке не хотелось. В тишине она могла наконец услышать себя и свои желания. А хотелось одного - бежать! Бежать, куда глаза глядят, вперёд, скакать сквозь деревья и овраги, смеясь и сбивая дыхание, вперёд, вперёд, вперёд! Долгое заточение и сутки в библиотеке мало кого могут перестать мечтать о свободе. Вот и девушка уже изрядно соскучилась по беспечным скачкам, где можно было не думать, а лишь чувствовать. Весна! Да, она тоже сильно влияла на принцессу. Весь этот воздух, вся эта надежда, что он с собой приносил... в какой-то момент Мели прижалась к конской гриве, слегка подзуживая Аварику пятками - а та, будучи кобылой то ли совершенно невоспитанной, то ли понимающей свою хозяйку, то ли просто жаждущей гонки, пустилась в карьер, прыгая с кочки на кочку, между корнями деревьев и камнями. Ветер свистел в ушах, волосы, верно, разлетелись бы в стороны, не будь уложены в причудливые косы. Хотелось смеяться, но Мели лишь молчаливо улыбалась в конский волос, предоставляя кобыле выбирать людей пусть. Неподалёку стучали копыта лошадей стражников, и девушка невольно пожалела их - приходиться таскаться весь день за некой принцессой, которой то и дело забредают в голову вот такие вот... мелочи и страсти. А упади с её головы хоть волос - к ответу призовут, в первую очередь, этих мужчин, что так стараются не упустить её из виду. Столько проблем из-за одной девчонки.

Галоп кобылы незаметно перешёл в рысь, а потом и в шаг. Она выдохлась, но фыркала счастливо, то и дело пытаясь проскакать ещё немного, подпрыгивая и гарцуя. Наверное, стоило почаще выбираться на прогулки - в дворцовых конюшнях нет лугов, где лошади могли бы резвиться, для этого их пришлось бы перевести вниз, в одно из ближайших селений, вероятно - а это ограничивало доступ к животным. Вот и приходилось благородным существам ютиться в узких конюшнях изо дня в день. Совсем как вынуждены это делать люди.

Мели выпрямилась. Лес вокруг дышал и жил, прорастая травой, зеленея и чернея чёрной, влажной землёй. Очищенный от всех прошлогодних листьев, которые теперь слились с почвой, от сухой травы и других останков мёртвых растений - он был прекрасен в сегодняшний день. И девушка надеялась, что побродив по нему, такому невинному, обновлённому, ей удастся обновиться и самой. Принять... правильное решение, успокоить мысли, принять всё то, что творилось в последние дни. Думать о Виларете не хотелось - Мели наслаждалась лесом. Впрочем, эта блажь была недолгой. Аварика привела девушку на край достаточно крутого холма, с которого открывался вид на дорогу - куда, принцесса не задумывалась, зная, впрочем, что один её конец абсолютно точно приведёт в Виларет. Заинтересовало девушку всё же другое: двое всадников, по виду - воителей, хотя какой мужчина в округе не является воином. Мели напряглась: мало ли, куда её могло забросить, и на какие разборки можно наткнуться в лесу. Впрочем, пока что всадники её не замечали, и она осторожно повела кобылу по краю холма, скрываясь за деревьями и давая своей страже возможность подойти ближе. Осторожность, однако, вскоре покинула принцессу. На другой стороне дороги, поначалу вдали показался всадник, которого девушка, к своему удивлению, узнала легко и издали. Может быть, интуитивно, или же благодаря коню, которого не раз видела в конюшнях. Скорее, интуитивно...

Принцесса направила Аварику вперёд, к всаднику на горизонте, а кобыла, решив вновь поступить по-своему, вместо того, чтобы пройти вперёд, где склон был более пологий, дала ход вниз, подобравшись почти вполовину, и половину же пути проехав скользя. Мысленно Мели уже отчитывала глупую лошадь, грозившую переломать себе ноги таким способом, но отреагировать не успела, как и остановить её - через несколько секунд она уже мчалась вперёд, к всаднику. Пришлось, впрочем, притормозить и обернуться - дабы подождать своих бдительных стражей. Увы и ах, на свете существовало очень мало людей, с которыми она могла бы поговорить без свидетелей и охраны - по крайней мере, открыто, и давний друг отца в этот круг явно не входил. Мели уже давно забыла, а может, и не хотела запоминать, кем приходится Остенберг отцу, раз у он был женат на его сестре, но, учитывая, что теперь с этим родом их связывает не только её тётя, но и внезапно возникший братец... пожалуй, урвать его внимание смысл был, хоть девушка и не хотела сейчас думать о политике и прочих... важных и не слишком делах. Наверняка, и сам Петер будет не в восторге, что его одиночная прогулка нарушиться присутствием сей леди. Впрочем, быть может, удастся и не сильно оглядываться на политику, просто прогуляться. Кто же знает? Да и какой чёрт дёрнул девушку приблизиться к конингу - неизвестно. Так, мимолётный импульс, даже без определённой цели.

Аварика поравнялась с вороным жеребцом Петера, тут же вступая в диалог, фыркая, ржа и гарцуя на месте. Мели натянула поводья и привстала на стременах, успокаивая болтушку. Та в ответ недовольно стукнула копытом, вскинув голову - и после этого на минуту успокоилась. Достаточно для того, чтобы успеть переброситься с конингом парой приветственных фраз. Если он не захочет дальше тратить своё время на девушку, это будет понятно - и они разъедутся.

- Милорд! - девушка улыбнулась, садясь в седло и цепляясь ладонью за лошадиную гриву, напоминая кобыле, что сейчас показывать свой женский нрав не к месту. - Доброго дня. Вас, верно, тоже привлекли все прелести весеннего леса, в противовес дворцовым интригам? - Голос девушки был привычно и по-эскалански боек и звонок. Она заметила в глазах конинга улыбку - быть может, сегодня ей повезёт найти спутника по прогулке, и собеседника, и, вероятно, дядю... да, если считать, что Мария была мне тётей, то Петер - дядя. Забавно получается. Всё-таки забавно. - Надеюсь, этот день преподносит вам только приятные сюрпризы.

Мели говорила слегка за гранью привычного, жёсткого этикета - слишком искренне-эмоционально вместо вежливой сухости, вероятно, лихая скачка дала ей почувствовать себя более свободно от этих оков. Это, с одной стороны, радовало, а с другой... хотя нет. Другой стороны пока что не было. [ava]http://sa.uploads.ru/KxTu1.jpg[/ava]

+2

4

День, судя по положению солнца на небе, был уже в самом разгаре, что могло означать лишь одно – на сей раз Петер изрядно подзадержался, потакая своей блажи и издеваясь как над собой, так и над лошадью, в тщетной попытке перебороть собственный давний страх. А, впрочем, может не столь уж и тщетной? Ведь ему, наконец, удалось взять этот проклятый барьер уже на третий день упрямых тренировок. Но если в прошлые дни он возвращался к делам и политическим игрищам уже к полудню, то сегодня допустил крайне досадный просчет. Нет, пора было возвращаться к оставленной позади охране и выдвигаться по дороге к Виларету.
Задумано – сделано. Пустив коня ленивой рысью, он покинул заброшенную тропку, перегороженную упавшим деревом, и направился к ожидавшим в отдалении латникам. Стоило выехать на дорогу, как налетевший ветерок, уже не задерживаемый деревьями, игриво взъерошил волосы конинга, коварно проник под распахнутую куртку, мгновенно выстужая влажную рубаху, прижимая её к телу и заставляя мужчину зябко поежиться. Не то что бы, гроссгерцог действительно мог замерзнуть из-за шалостей прохладного весеннего ветра, ведь он не был кисейной барышней, но слыл крепким воином, да ещё и уроженцем далеко не Южных земель, но приятного в прикосновениях холодной влажной ткани к разгоряченному телу было мало. Может, стоило запахнуть куртку и забрать у Олби, одного из сопровождавших его гвардейцев, оставленный с пару часов назад теплый плащ? Определенно стоило, вот только осуществить задумку не удалось, точнее он сам резко сменил свои планы.

Верный Вранко неторопливо рысил по дороге, вымотанный долгой тренировкой упрямого хозяина поболе, нежели иным турниром или долгим переходом. Куда как проще было скакать без остановок день напролет, нежели с шага бросаться в карьер и пытаться перепрыгнуть импровизированный барьер и, перенимая страх всадника, взмывать перед препятствием на дыбы, рискуя рухнуть на землю, подминая хозяина, причиняя боль ему и себе. Но теперь, вороной шестилеток чувствовал, тренировке конец, их путь будет лежать в удобные конюшни, где заботливый конюх вычистит его, задаст овса, быть может, даже смешанного с вином и позволит наслаждаться отдыхом… или нет?
И всадник, и конь, заслышав быстрый перестук копыт, замедлились, повернув головы на звук. И, если Вранко привычно напрягся, готовый броситься вскачь, унося хозяина от опасности или же наоборот, понестись навстречу врагу, то рука конинга отточенным движением легла на рукоять меча. Оба были научены многими схватками и засадами, и оба же были готовы дорого продать свою жизнь. Впрочем, одного взгляда хватило, дабы понять, что бой отменяется.
Петер, не удержавшись, расплылся в насмешливой улыбке, убирая руку с оружия и наблюдая за маневрами приближавшегося всадника, точнее его лошади. Да, подобное представление не каждый день можно лицезреть, мало, кто предпочтет спокойному спуску стремительное катание с крутого холма. И уж тем более не каждая женщина (а уж отличить всадницу от всадника на столь небольшом уже расстоянии он мог без труда), осмелилась бы на такое.
Лошадь девушки, прекратив лихое скольжение, бросилась вскачь, быстро нагоняя гроссгерцога и замедляя свой бег подле его боевого скакуна. Успев за это время натянуть свое обычное, суровое выражение лица, мужчина встретил девушку вежливой, но от того не менее официальной улыбкой, однако не только не отпугнул ту (чего не желал, хоть и намеревался ещё несколько минут назад возвращаться в Виларет), видимо выдало его веселье, по-прежнему заставлявшее глаза конинга светиться.
- Моя леди, - он склонил голову, приветствуя свою племянницу и, не преминул потрепать коня между ушами, - ваше появление оказалось крайне неожиданным и, думаю, не совру, если скажу, что весьма эффектным. Вот только ваш риск был несколько не оправдан, - неожиданно мягко заметил он.
Неожиданно даже для себя, ведь в подобном тоне он разговаривал крайне редко даже со своими близкими, что уж говорить про дочь друга, а по совместительству и шурина, которую Петер видел едва ли очень уж часто. А в силу собственного характера, не потеплел бы душой и в результате более частых с девушкой встреч. Однако, события последних месяцев заставили Петера на многое взглянуть под иным углом, да и возраст, по всей видимости, сказывался. Как бы то ни было, а говорить с Мелестиной, подчеркнуто холодно ему не то что не удавалось, но даже и не хотелось.
- Весенний лес по своему прекрасен, - согласился конинг, вновь удивляя себя и добродушно улыбаясь собеседнице, - он дарит столько возможностей усталому телу и разуму. Пока одно впитывает силы и наслаждается свежестью пробудившейся лишь недавно жизни, другой может отдохнуть, в том числе и от постоянных интриг, да. Прекрасный день, прекрасный, крайне плодотворный, - протянул он задумчиво.
Немного проехав в молчании, он жестом велел приблизившимся гвардейцам держаться на расстоянии и, попридержав бег вороного, обратился к племяннице.
- День слишком хорош, что бы провести его в четырех стенах, среди лживых взглядов и улыбок, предлагаю развернуть лошадей и немного отдалиться от Виларета. Конечно, если вы не испугаетесь перспективы провести время в компании старого воина, который меж тем клянется, что ваша жизнь и честь в надежных руках и на время этой поездки заботит его, то бишь меня, сильнее собственной.
Вранко, чувствуя изменение планов хозяина, недовольно заворчал, тряся головой и всячески демонстрируя своё несогласие, однако Петера это не только не переубедило, но даже и не смутило. Натянув поводья, он заставил коня замереть на месте, недовольно приплясывая, и склонился к его уху.
- Спокойно, не то отведаешь кнута, - процедил гроссгерцог угрожающе, не столько словами своими, сколько тоном принуждая вороного к послушанию.
И, выпрямившись в седле заметно присмиревшего коня, мужчина несколько извиняюще улыбнулся своей юной спутнице.
- Ну, так что, леди выполнит желание своего дядюшки и подарит ему немного своего драгоценного времени? В ответ же можете тоже пожелать чего, - хмыкнул он, - я готов побыть доброй феей, точнее феем.

+2

5

- ...ваше появление оказалось крайне неожиданным и, думаю, не совру, если скажу, что весьма эффектным. Вот только ваш риск был несколько не оправдан. - произнёс конинг, как казалось Мели, чуть укоризненно. Впрочем, она редко задумывалась об эмоциях слов, обращая большее внимание на их смысл, и вслушиваться в возможные интонации не стала.
Девушка пыталась выглядеть серьёзно на спине вновь начавшей ёрзать кобылы, но ни настроение, ни лошадь этому не способствовали.

- О! Этот спуск... я не специально, она себе на уме. Впрочем, хочется надеяться, что у моей кобылы ещё есть голова на плечах, и она не даст мне погибнуть под своей тушкой в расцвете лет, - Мели мягко потянула Аварику за ухо, будто говоря. что речь сейчас идёт о ней, и было бы прилично, коли эта леди повела себя хоть чуточку прилично, если не перед седоком - то перед статным вороным жеребцом перед собой! - или по крайней мере, не захочет самоотверженно погибнуть сама, случайно свалившись с уступа в погоне за кроликами. Знаете, из неё вышла бы прекрасная гончая собака! - Девушка звонко рассмеялась - улыбка конинга приободряла, и на несколько секунд Мели даже показалось, что она знала до этого совсем другого человека. Впрочем, может быть так оно и было - сколько масок меняют при дворе, и сколько их ещё диктует этикет? И сколько масок сменила и сама девушка за последние два месяца? Впрочем, не сегодня. Сегодня и сейчас - никаких великосветских игр! Только лес, лес и езда.

Как выяснилось, у кобылы голос приличия всё-таки отсутствовал - она, играясь, выгнула шею лебедью и шла, показательно высоко поднимая копыта. Красуется, красавица! Совсем как жеребёнок. Пожалуй, Мели даже было бы стыдно за поведение лошади, но такие финты сегодня только забавляли, да и, казалось, были кстати и разряжали обстановку. По крайней мере, под такой кобылой сама принцесса уже не казалась такой несуразной - в это хотелось верить. Стараясь не обращать внимания на выпендрёжницу, принцесса слушала голос Петера, не смея впрочем нарушать пока что эту задумчивость своими комментариями. Лишь мысленно пожелала - "надеюсь, этот день принесёт ещё немало приятных сюрпризов", и некоторое время они ехали в молчании. Казалось даже, в сторону Виларета, или же нет? Стражники принцессы, практически смешавшись с сопровождающими конинга, так же держались поодаль, о чём-то тихо переговариваясь, но никому не мешая. Быть может, и они сумеют получить своё удовольствие от прогулки.
Аварика, уловив остановку вороного, так же резко остановилась, слегка присев на задние ноги и заставив девушку пошатнуться от неожиданности. Кобыла фыркала и трясла головой, сверкая своими глазами в сторону жеребца. Всадница же, услышав такое предложение Петера, посильнее натянула поводья, буквально требуя от Аври тишины - иначе разговаривать было просто невозможно.

- Ваша компания и улыбка будут для меня лучшим подарком, дядя. Не так уж часто удаётся по-настоящему сбежать от своих обязанностей, но, хочется надеяться, что нам это сегодня удастся. - Девушка в восторге приподнялась на стременах, вспомнив о чём-то, и тут же поспешила поделиться идеей. - Тут неподалёку, севернее, есть озеро с пологим песчаным берегом. Обросшее слухами и легендами больше, чем пенёк опятами, но вид у него изумительно волшебный. В вашем-то сопровождении мне не придётся бояться русалок и оборотней на его берегу, и можно было бы заглянуть туда, пока берега не скрыли разрастающиеся травы. Когда лето вступит в свои права, пробраться сквозь кусты и зелень к нему будет весьма проблемно. Вы не будете против плеска волн и песка под копытами? - Мели, всё ещё стоя в седле с натянутыми поводьями, пыталась хоть как-то удерживать взгляд на собеседнике, но у кобылы явно было своё мнение о разговоре.

Не будь дурой, хотя в какой-то степени ею и являющейся, Аварика безошибочно уловила "водяной" смысл фраз хозяйки, и, кажется, позабыв даже о жеребце, за гарцевала с новой силой. Несколько секунд боролась Мели, натягивая поводья и урезонивая Аври, но та, в итоге, сделала небольшую свечку, резко свернула по направлению к Петеру, и, красиво обойдя кругом его жеребца, резво застучала копытами в противоположенном направлении. Девушке осталось лишь придержать её, давая возможность конингу поравняться с собой, и слегка откорректировать направление - в лес, самой краткой дорогой, напрямик. Езда по таким вот просторам Мели нравилась больше, чем унылая скачка по прямым дорогам. Принцесса практически опустила поводья, рукой в тонкой перчатке держась за лошадиную гриву.

- Пожалуй, я слишком тебя избаловала... - задумчиво произнесла она, обращаясь скорее к самой себе. Впрочем, то, что девушка по-настоящему не пыталась пресечь поведение лошади, говорило о многом: скорее всего о том, что Аварика вела себя именно так, как хотелось бы вести себя Мели, но, в силу определённых правил, такое поведение было бы предосудительно легкомысленным. А так - лошадь передаёт те самые эмоции, которые хотела бы передать хозяйка, и сама хозяйка может быть спокойна по поводу своей репутации: это же кобыла, что с неё взять! Принцесса улыбалась, покачиваясь в седле на мягкой рыси, и, перейдя от мысленных поруканий лошади, обернулась к Петеру. - Мы случайно вышли на озеро в одну из недавних прогулок, и даже нашли там оленью тропу - цепочку следов во влажной земле. Самих оленей так и не увидели, но наши совсем маленькие хищные лапки - куницы или ласки. Там многие звери собираются на водопой. В хронике есть история охоты прошлого императора на этом берегу... - Девушка запнулась, слегка покраснела и неловко улыбнулась, - по правде говоря, мне не это следует изучать, проводя время в самой полной библиотеке Империи... - Но ведь я и отвлекаюсь на такие подробности совсем иногда! Иногда, зато на весь остаток дня. Да, сосредоточенности в делах обучения можно было бы и занять у кого-нибудь. Мели попыталась быстро загладить признание собственной легкомысленности, бросив взгляд на серьёзную морду коня Петера. - Ваш жеребец будто высечен из обсидиана. Как вы с ним познакомились?

Наверное, звучала такая фраза забавно - знакомиться с лошадьми? Но Мели превосходно понимала, что лошади не просто ездовые животные, и так же, как и всадник выбирает лошадь, и лошадь может выбрать, или не принять всадника. По крайней мере, ей так казалось, и именно такая постановка вопроса, пусть и странная, была наиболее уместна. В конце концов - здесь они в полной мере свободны от привычных правил! [ava]http://sa.uploads.ru/KxTu1.jpg[/ava]

Отредактировано Мелестина Каррильская (04.04.2017 23:31)

+2

6

Кто бы мог подумать ещё с утра, что этот день окажется не только в меру удачным, но ещё и полным сюрпризов, местами даже достаточно забавных. Ведь как иначе воспринимать неожиданное и крайне необычное появление принцессы Леальской, в миру, точнее очень тесном мирке ван дер Остенбёргов и их родни, известной также как Мелестина де ла Гармендиа, или попросту Мели – конингова племянница. Хотя, про столь тесные семейные узы вспоминалось не часто даже Петером, слишком погруженным в дела сегодняшние и почти не обращающимся памятью к тем временам, когда его хрупкая супруга Мария ещё была жива и служила неким мостиком, перекинувшимся от болотистых земель славного Грёцланда и на юг, до самой Эскаланьи. Чего уж душой кривить, гроссгерцог не любил вспоминать те дни, хоть и хранил в чёрством сердце сурового воина удивительно для него теплые воспоминания о почившей супруге. Что поделать, он стремился поменьше тревожить разум пустыми сожалениями, да обратить всю его мощь на благо ныне живущих и тех, кому ещё только суждено будет вступить в этот мир. И, хотел Петер того или нет, но Высшие Силы уготовили ему сегодня некий экскурс в прошлое, а кто он такой, дабы воспротивиться подобному решению.

Вороной фыркнул недовольно, возвращая задумавшегося конинга в реальный мир, но на деле лишь пытаясь продемонстрировать вьющейся подле него нетерпеливой кобылке всю глубину своего, обращенного на неё, призрения. Такое поведение лошади изрядно его озадачивало, ибо выращенный как боевой, этот конь не привык видеть подле себя столь вопиющего безобразия. Удивлялся такому поведению и сам ван дер Остенбёрг, но ограничивался лишь усмешкой, не воспринимая избалованное создание о четырёх ногах всерьез.
- Ваша кобыла несколько, мм, эксцентрична, - отметил мимоходом мужчина. - Лошади для дам прежде представлялись мне куда более выезженными и тихими, но... – он слегка пожал плечами, демонстрируя свою незаинтересованность в сим вопросе, - вам на ней ездить.
Петер дипломатично промолчал о том, что на месте Мелистины, давно уже отходил бы норовистое создание плетью, научив не только уму разуму, но и объяснив доходчиво, как надо вести себя под седлом. В отличие от кобылы племянницы, его вороной шестилеток был прекрасно выезжен и редко заставлял своего хозяина понервничать, а уж досадливо краснеть и стыдиться – и вовсе никогда. Но оно и не мудрено, конинг всегда знал, чего хотел, даже в таких, казалось бы, мелочах, как выбор лошади.
Вот и сейчас, стоило Петеру осадить своего коня, дабы тот послушно замер на месте, как уловившая это кобылка, явно способная немало удивить как собственную хозяйку, так и окружающих, замерла на месте столь резко, что гроссгерцог непроизвольно кинулся вперед, дабы подхватить покачнувшуюся в седле девушку. Хвала Всевышнему, она и без его помощи сумела удержаться на лошадиной спине, да еще и, о чудо, призвать собственное верховое животное к порядку, дабы та разговорами своими не заглушала беседу людей.

- Озеро? Прекрасный выбор, - кивнул Медведь, вверяя племяннице право выбирать направление их тихой семейной прогулки. – Надеюсь только, что ваша лошадь не обрадуется этому так сильно, что ринется безрассудно на самую глубину. Прогулка на свежем воздухе – это хорошо, однако сейчас ещё не лучшее время для купания.
Впрочем, невоспитанная четвероногая вновь удивила Петера, самовольно снявшись с места и, изящно обогнув Врана, пустилась в избранном ею направлении. Удивленно хмыкнув, конинг поспешил в свою очередь развернуть коня и пустить его следом, быстро нагоняя девушку.
- Я так понимаю, вы у нас любительница подобного времяпрепровождения, - осторожно заметил конинг, обдумывая слова племянницы. – И, наверняка, отлично знаете все прилегающие к Виларету леса…

Отлично, знал же, что здесь может быть довольно людно. А ведь Мелистина, наверняка, не одна здесь любительница провести время в седле. М-да, надеюсь, что мои занятия хоть каким-то, но всё-таки чудом остались незамеченными ни для кого. Репутацию уж слишком легко потерять, и восстанавливай потом…

Признание же девушки, касаемое её предпочтений среди всей той литературы, что собрана в Императорской библиотеке, было весьма необычно. Однако Петер дипломатично промолчал, сделав вид, что не услышал этого вовсе. Промолчал, но запомнил, ибо справедливо полагал, что никакая информация лишней не бывает. Вместо этого, выслушав вопрос о своём скакуне, гроссгерцог охотно переключился на эту, ничуть не смущающую никого из присутствующих тему.
- Хотелось бы сказать, что знакомство с Враном вышло делом забавным, но это было бы слишком сильным преувеличением. Всё вышло достаточно просто и даже банально. Его предшественник, - с этими словами мужчина ласково потрепал коня промеж ушей, - крайне неудачно упал на одном из турниров, и умудрился сломать ногу. Жаль коня, хорош был, силен и ещё не стар, но сами понимаете, грош ему цена после такой травмы. Ладно, я успел из седла выпрыгнуть…
Гроссгерцог ненадолго замолчал, безотчетно наклоняясь в седле и потирая занывшую от этих воспоминаний, поврежденную много лет назад ногу. Однако тут же поймал себя на этом занятии и вновь выпрямился в седле, бросив на племянницу извиняющий взгляд.

- Так вот, этот турнир на многое открыл мне глаза. И на то, что я могу оказаться лишь вторым, и на необходимость искать замену старому другу. Не самое приятное дело, надо заметить, но на счастье, я знал… да и сейчас знаю одного прекрасного заводчика, способного не только подобрать мне коня, но выбрать такого, что будет отвечать всем моим требованиям. Так вот, при первой же возможности я отложил все дела и направился к Ольгерду, первому конезаводчику Вердовицкого края и, по совместительству, моему доброму другу. А там случилось непоправимое, - Петер не смог сдержать ухмылки, вспомнив пораженное лицо старика, - я забраковал всех представленных мне на выбор скакунов. Поверьте, леди, прежде такого не бывало ни у меня, ни у Ольгерда, а он разводит лошадей всю свою сознательную жизнь. Я ещё не родился, когда слава о нём уже шла на весь край.
Конинг, уже не борясь с осветившей его лицо улыбкой, отпустил поводья вороного, позволив ему самостоятельно рысить рядом с невоспитанной кобылкой Мелестины и, даже отбросить маску серьезности, изредка снисходя до недовольного пофыркивания в ответ на её спичи.
- Так вот, забраковав все, предоставленные мне варианты, я просто прогуливался по его конюшням, пока не увидел, как конюшие едва справляются с вороным красавцем-гигантом лет трёх, не более. Тут же спросил Ольгерда, чего он не показал мне этого здоровяка и выяснил, что несмотря на внешнюю суровость, он – тот ещё трус. Под седлом если и ходит, то строго в определенном, огороженном пространстве, а на любой громкий звук реагирует крайне неподобающим боевого коня образом. И, - Петер уже откровенно хохотнул, что с ним не случалось очень давно, - я проникся.
Сообразив, что речь идёт о его бесславном прошлом, Вран недовольно всхрапнул, затряс головой, потянулся даже зубами к ноге всадника, намереваясь проучить его за эти откровения. За что и получил перчаткой по морде.
- Купил этого труса и стал объезжать, точнее пытаться. Сыновья долго понять не могли, почему их суровый отец вдруг полюбил валяться в пыли и покрывать какую-то лошадь отборнейшей руганью. Но я же слов на ветер не бросаю, сказал – объезжу, значит так и будет. Больше года мучился я с Вранко, пока не удовлетворился результатом, отучив его сбрасывать меня при каждом резком звуке, а потом решил проехаться на нём по своим владениям, и попал на очередную попытку меня убить…

Петер вздохнул, красноречиво закатив глаза и красочно тем самым продемонстрировав, насколько он устал от однотипных по сути своей попыток.
- Следовало ожидать, что этот паразит, лишь увидев, как на нас мчатся ополоумевшие фанатики самого разбойничьего вида, попросту меня сбросит и кинется наутёк. Ладно, я без охраны не путешествую, так вступил в бой и почти отбился, но какой-то подлец сумел свалить меня с ног. И тут, - на этих словах мужчина ласково погладил шею вороного, - я слышу злобное ржание. К нависшему надо мной убийце буквально подлетает Вран и, вцепляется зубами в занесенную с мечом руку. Тогда я понял, что с выбором не ошибся. Теперь он, конечно, куда храбрее и в бою не подведёт, но пришлось изрядно потрудиться, чтоб заставить его поверить в себя и перебороть страх.
Конинг наклонился, пропуская над собой низко растущую ветку дерева и, выпрямившись, но уже не видя опасности своей голове и самоуважению, обратил взгляд на племянницу.
- Где же вы встретили это невоспитанное чудо? – в свою очередь полюбопытствовал он.

+1

7

Аварике было откровенно всё равно, как вороной жеребец косится на её выходки, как, впрочем, и на мнение всадников - всех всадников в окружении. Пожалуй, она даже бы и согласилась со словами Петера по поводу её эксцентричности - но что-то заставило Мели улыбнуться в попытке оправдать поведение гнедой вредины.

- Она не ведёт себя так обычно... то есть, конечно, у Аври всегда есть своё мнение на складывающуюся ситуацию, - поправилась принцесса, - и выражает она его вполне ярко, но... в определённой степени она - адекватная кобыла, и по городу, и во время путешествий её поведение гораздо более приемлемо. Просто... Аварика не привыкла долгое время стоять в стойле безвылазно, вот и взбрело в голову, прежде чем снова вернуться в четыре стены, поиграться.

- Я так понимаю, вы у нас любительница подобного времяпрепровождения, - осторожно заметил конинг, обдумывая слова племянницы. – И, наверняка, отлично знаете все прилегающие к Виларету леса…

Девушка, пытаясь перевести дух после борьбы с кобылицей, осторожно качалась в седле, пока Аварика, чуть успокоившись, сосредоточенно вышагивала вперёд, не зная - перейти ей на рысь или не торопиться. Мели предпочла бы, чтобы они подстроились под аллюр Петера.

- Ну... я довольно редко выбираюсь за пределы дворца, со стражей за спиной это развлечение... становится не таким притягательным. Я любила одинокие прогулки в Бурже, безопаснее его окрест не было более нигде. - Девушка на секунду замолкла, облизнув сухие губы, и уводя собственные мысли в сторону от дома - Но, ещё реже, чем выбираюсь на прогулки, я встречаю людей. А уж знакомых... то ли я так удачно выбираю дни, то ли всадники предпочитают другое направление для прогулок, то ли просто не любят высовываться за пределы города. Сдаётся мне, мало кто из столичных любит тихие прогулки:  охоты, гонки - возможно, но не такое... бесцельное брождение по окрестным лесам.

Кобыла не подавала признаков бешенства. Это настораживало. "Готовится к новой волне непотребств", - решила про себя Мели, мысленно простонав и покрепче перехватив поводья одной рукой. От нынешнего настроения Аври можно было ожидать чего угодно, и это самое "что угодно" могло быть в прямом смысле "чем угодно". Кобыла вполне могла упасть на бок, подминая наездницу и притворяясь смертельно уставшей; Или самозабвенно ринуться назад, ко дворцу, игнорируя все приличия. Ни одного из этих вариантов, конечно, она никогда не вытворяла, но принцесса, зная определённую непредсказуемость Авари, готовилась к худшему. На всякий случай. То есть - готовилась нагнуться и дать этой вертихвостке по уху, чего та категорически не любила. Пожалуй, единственный способ успокоить кобылу - правда, после этого она неделю могла поворачиваться к конюшим и самой девушке задом, не давая ни оседлать себя, ни расчесать, а то и отказываясь есть. Обидчивая... А если в это самое ухо ещё и дунуть - всё! Кровная вражда. Мели успешно откупалась лошадиными сладостями, морковками и яблоками, но кобылица всё равно таила на девушку обиду некоторое время. Во избежание таких моментов, они научились понимать друг друга - лошадь чувствовала, когда её поведение чересчур переходит грань всего дозволенного; Девушка - давала всё таки кобылице порезвиться. Впрочем, сегодня она и правда разошлась не на шутку. Мели вспомнила слова Петера: "Надеюсь только, что ваша лошадь не обрадуется этому так сильно, что ринется безрассудно на самую глубину.". Чёрт возьми, да она и сама бы очень хотела, чтобы Авари притихла вовсе не в предвкушении холодной весенней ванны... ой как хотела в это верить. На всякий случай, принцесса прикинула расстояние до жеребца дяди, и вероятность, в случае чего, на него перепрыгнуть. Попутно наверняка запутавшись в стременах, ударившись лбом об седло, и успешно съехав на землю за приободрившейся кобылой... бррр. Я её хозяйка, и я не позволю ей совершить такое безрассудство, - успокаивала себя девушка. Впрочем, помогал такой подход мало - пожалуй, если бы не история Петера, девушка развернула бы кобылу в более сухую сторону, а то и слезла с седла и пошла рядом, как маленькое дополнение. Но голос и сам рассказ отвлекли принцессу от ненужных (а может, как раз и нужных) мыслей.

Она слегка повернула голову к конингу, то ли сделав вид, что не заметила его жеста в сторону ноги, то ли и правда не заметив. Скорее даже, она не придала этому значения, и от того жест был благополучно пропущен мимо внимания.
"Лишь вторым". Амбиции... казалось раньше, что это всё - лишь мужская черта характера. Быть первым, всегда и везде. Наверное, это правильно, и так и должно быть... как хорошо, что ей повезло родиться девушкой, и желание первенства не так сильно вжилось в сознание. Впрочем... обстоятельства покажут, насколько сильно Мели готова бороться за то, чтобы быть первой. В определённом смысле.
Девушка слышала внимательно и с улыбкой. Вердова своими лошадьми славится на всю Империю... Неужели конинг не нашёл там достойную замену своему охрамевшему спутнику?.. Повинуясь, верно, и улыбке мужчины, и его тону, она улыбнулась сама, но не перебивала и не уточняла; Ей хотелось слушать, а слушателем она была внимательным. Периодически.
Кобыла начала вытягивать голову в сторону жеребца, едва касаясь его щеки своим храпом, будто целуя, и тут же - отворачивалась, тряся гривой и дёргая хвостом. Без прежнего задора, уже более степенно - как будто всерьёз заигрывала со статным собратом.
Мели, однако, такой "серьёзности" ни на мгновенье не верила.
А вот образ этого вороного, полудикого жеребца стоял перед девушкой очень ярко - в своём богатом воображении, трусливый, но мощный конь едва не обзавёлся дымом из-под копыт и искрами из глав. Девушка даже была уверена, что при должном моменте эти дополнения непременно проявятся, придав всаднику и жеребцу схожесть с Дикой Охотой из дальних северных сказаний. Петер, наверное, при таком сравнении должен был оказаться Одином, а Вранко - Слейпниром, восьминогим конём...
Тьфу. Завязывай ты с посторонней литературой, не то эта Дикая Охота и наяву начнёт являться. А ещё её устроит отец, узнав, чем ты занимаешься вместо того, чтобы учить что-то полезное...
История, в исполнении конинга, и правда была забавной, и девушка тихо смеялась, будто стесняясь собственного смеха и улыбки. Наверняка. в исполнении отца это всё звучало бы как "Купил, объездил, всё". Он, на памяти девушки, не отличался таким красноречием.
К концу рассказа принцесса улыбалась вовсю, поглядывая на вороную шею новым взглядом. Что ж, каждый великий человек... или конь, просто обязан иметь подобную историю. О том, как одна встреча перевернула весь мир. Невольно девушка восхитилась - такой трогательной истории и терпению Петера. Не каждый смог бы так упёрто менять лошадиный нрав, наверняка, сдался бы через неделю или две регулярных тренировок. Девушка с трудом представляла себе, как их тренировки вообще проходили... она бы побоялась сесть на такого сильного жеребца. Такие кони, боевые кони, призванные нести хозяина к славной смерти, бесстрашные гиганты, суровые и порой - злобные... о, они были не для неё. Не для простой принцессы. Конечно, и Аварика была любительницей нести хозяйку на тот свет... только более бесславным образом.

- Вашему упорству можно позавидовать... - с улыбкой начала девушка, придерживая кобылу за гриву - она начала предупредительно ржать. Стоило ожидать очередного финта. - И поведению вашего жеребца, конечно же, тоже. Верно, он сильнее прочих, ведь говорят, что "Не знавший страха никогда - храбрец; Но тот, кто нашёл в себе трусость, и переборол её - храбрец вдвойне". Уверена, что с тех пор ваш верный друг не подводил вас, как и вы - его. - Девушка подтянула поводья.

Затишье Авари ей не нравилось. Однако, и одна деталь в рассказе конинга немного... волновала. Мели постаралась её запомнить, благо, собственная история должна быть гораздо короче.

- Я? О... мы навряд ли сможем похвалиться подобной историей. Аварика - это подарок одного моего... кхм... - девушка на секунду замялась, отчего-то смутившись, - одного нашего вассала на моё семнадцатилетие. Чуть больше года назад. Тогда она, конечно, была более воспитана и выезжена, это я её разбаловала. Нам часто удавалось выбраться на прогулки без матушки... а это уже было поводом немного расслабиться, так что я особо не придиралась, а она... приняла это как должное. к тому же, я никогда не умела обращаться с лошадьми строго. Думаю, мой друг решил, что эта кобыла подойдёт мне лучше, чем старый матушкин жеребец. Мне разрешали уезжать только на нём, а он, в свою очередь, имел очень консервативные понятия о прогулках. Особо не поскачешь. А уж с Авари мелких казусов и историй не сосчитать... - И не все из них слишком приличные! - Но при дворе она обыкновенно ведёт себя очень сдержанно. Честно! - Девушка, видимо, пыталась доказать, что кобылица всё таки имеет разумность... и всё же, действиями это никак не подтверждалось.

Кобыла громко фыркнула, тряхнув головой, девушка интуитивно напряглась, почти готовая выпрыгнуть из седла к дяде, и даже привстав ради этого позорного действа, но - обошлось. Лошадь опустила голову к копытам, Мели - сделала вид, что просто вглядывается в даль. Получилось, наверное, плохо. Самое время вспомнить о том, что так взволновало принцессу несколькими минутами ранее.

- Вы упоминали об попытках убийства. - Голос девушки чуть дрогнул - по спине пробежал не слишком приятный холодок. Не понятно, из-за того ли, как буднично конинг говорил об этом, то ли из-за самого факта сего действа. - На вашу жизнь часто покушались? Почему?

В голосе принцессы читалось волнение, верно, отчасти - по поводу вероятности такого же поворота её судьбы (с разницей только в том, что она-то отбиться навряд ли сумеет), то ли из-за опасений за... жизнь дяди? Вполне возможно. В последнее время девушка слишком близко знакомилась со смертью, и люди, к которым она приходила, вызывали интерес и даже какой-то восторг. Мели с трудом понимала, как можно - находиться в нескольких метрах от того, кто хочет убить, и при этом... выжить? В беспечной голове девушки это укладывалось слабо.

Подозрительно тихо...
Мелестина очнулась от резкого рывка вбок, влево. Как кобыла это провернула - было непонятно, но она, в один шаг, подобралась вплотную к боку Вранко, так, что собственные стремена касались бока жеребца, но, впрочем, ноги при этом не зажало. Она вырвалась вперёд, прильнув к вороной шее и вытянувшись вперёд - всё в одно мгновенье, так, что Мели даже не успела отреагировать. Очнулась девушка тогда, когда кобыла, вновь выгнув голову лебедем, игриво прикусила жеребца за загривок за ушами.

- Suficiente! - полуиспуганно, полугневно воскликнула Мели, неожиданно даже для себя рванув поводья в другую сторону с непривычной резкостью. Кобыла, шкодливо прижав уши, отлипла от жеребца с поразительной скоростью, держась, впрочем, не так далеко. Она запрокинула голову назад, отправив куда-то к небу недовольное ржание; Девушка, воспользовавшись случаем, ухватила непослушную заразу за ту часть гривы, что росла промеж ушей и встала на стременах, подтягиваясь к самому лошадиному уху. - Esto es inaceptable. Totalmente inaceptable... - Гневно прошипела принцесса на своём родном языке. Со стороны, наверное, казалось, что она собирается укусить кобылицу за кончик уха - но в глубине души девушка подозревала, что за такое ей никогда не откупиться. На Аварику, впрочем, всё это если и произвело впечатление, то не слишком внушительное, хотя она вполне уловила в голосе хозяйки гневливость. Притворно извиняясь, она опустила голову, выгнув шею вверх - будто кланяясь. Мели прекрасно понимала, что это ещё не конец. Впрочем, кобыла теперь будет осторожнее - не захочет испытывать терпение принцессы.

Мели и сама не поняла, чего в ней было больше - испуга или возмущения. Это... это было уже совсем. Девушка перепугалась, однозначно - иначе бы она просто не смогла так дёрнуть повод, и перейти на свой родной язык. Он был более эмоционален, и принцесса часто сбивалась на него, когда сильно волновалась. Сейчас, наверное, было что-то похожее. Она так сильно ждала подвоха, да и эти разговоры об убийцах... чёрт возьми, да Мели была готова поверить, что кобыла ринулась в сторону от какой-то опасности! Как бы только объяснить этой зазнайке, что просто "поиграться" так делать не стоит. Отдать, что ли, объездчику... Мелестина взволнованно обернулась к Петеру, и заговорила быстро, буквально в секунду.

- Lo siento. Estás bien? - даже забыла "переключиться" на всеобщий, но это её даже не волновало. Она опасалась, как бы выходка Аварики не навредила коим то образом конингу.
[ava]http://sa.uploads.ru/KxTu1.jpg[/ava]

Отредактировано Мелестина Каррильская (12.04.2017 14:46)

+1

8

Удивительно, насколько приятной может в итоге оказаться неспешная поездка по весеннему, тихому лесу, да не в одиночку, а в обществе премилого юного создания, тем более – родственницы. Ведя с племянницей неторопливый, удивительно далекий от политики разговор, конинг чувствовал, как к его душе возвращается позабытый покой. Когда он в последний раз позволял себе подобные прогулки, лишенные извечной пляски на острие дипломатического меча, словесных изворотов и взаимных подозрений? Петер уже и не помнил. Быть может, с почившей уж сколько лет назад Марией, ведь только с ней он был столь же далек от всевозможных закулисных игр. Мария, его верная супруга, молчаливая поддержка и  уверенность в верности матери его детей. Верности лишь ему одному. Вынырнув из омута воспоминаний, гроссгерцог осторожно покосился на скачущую рядом, стремя в стремя, племянницу и едва заметно нахмурился, в чём-то эти две женщины были весьма и весьма похожи, что отнюдь не способствовало душевному равновесию во время этой спонтанной прогулки. Но, что удивительно, это самое равновесие и дарило.
«Проклятье, Петер!», - мысленно возопил он, - «Мария мертва, а рядом с тобой – племянница. Запомни и не позволяй тоске по мертвым вмешиваться в мир живых. И кроме того, ты не любил жену. Любовь – глупость, лишь мешающая политике и равновесию в душе. Это лишь сказка для маленьких девочек из бедных, лишенных ответственности за кого-то или что-то семей. Помнишь?»
Глубоко погрузившись в собственные мысли и на миг даже утратив всяческую связь с реальностью, ван дер Остенбёрг отпустил поводья, позволяя Вранко самому выбирать дорогу, тем более, что своему коню он доверял чуть более чем полностью. А тот и не думал разочаровывать своего хозяина.

- Упорство, - знакомое слово вырвало мужчину из пучины не самых приятных дум, и он, не медля, поспешил ухватиться за эту возможность вернуться в реальный, чуть менее болезненный для памяти и души мир. – Может дело в упорстве, а может и в упрямстве. Мне в какой-то момент ужасно не захотелось вновь прыгать в седло малознакомого коня и пускаться в неблизкий путь до Вердовиц, дабы попытать свою удачу в очередной раз. Да и не было гарантии, что спустя полгода или год я найду там устраивающий меня вариант…
«Скажи лучше, что тебе было жалко потраченных на этого трусишку денег, старый ты жмот…», - внутренний голос раз от разу становился всё ехиднее и уже мало напоминал обычные размышления Медведя, однако это его мало волновало. Куда занимательнее было то, что происходило вокруг, в мире реальном, а не в его голове.

Верный Вран, строго соответствуя сравнению его с обсидиановой статуей, рысил вперед уверенно, ровно держа крупную голову, неотрывно смотря вперед и… стоически терпя «ухаживания» своенравной кобылки конинговой племянницы. Но, если тело его было непоколебимо, лишь напряжено сверх меры, то в темных глазах скакуна явственно светилась паника. Нет, подобно своему хозяину, он не был невинным монахом, Петер не раз и не два подбирал ему неплохих лошадок в период их охоты, да и в Вердову они возвращались, дабы дать жизнь крепким, подобно Вранко, жеребятам, но чтобы так – нонсенс. Однако хозяин никак не реагирует, а значит и ему негоже. И он упрямо рысил вперед, упрямо игнорируя непотребное поведение бегущей рядом кобылки.
- Вранко то? Нет, он меня с тех пор не подводил, - гроссгерцог ласково потрепал коня промеж ушей и, вновь выпрямившись в седле, принялся слушать историю Мелестины с нескрываемым интересом. Хотя и сделал дипломатично вид, что не расслышал её заминки при упоминании дарителя Аварики, полагая, что его личность и вообще существование – личное дело девушки, раз уж она не хочет о нем говорить свободно. Однако, не акцентировав на этом внимания внешне, Петер, меж тем, постарался запомнить сей, пока малозначительный факт. Кто знает, где может пригодиться эта информация, и какую пользу может принести. А окажется лишней – так и забыть недолго.
- Значит, - протянул мужчина, добродушно усмехаясь, - вы просто разбаловали это неспокойное создание, слишком много воли ей дав. Что ж, это многое объясняет, но ни в коей мере не является чем-то предосудительным. Аварика – ваша лошадь и вам с ней скакать в закат, а потому никто не вправе осуждать вас с ней. И не стоит оправдываться и пытаться убедить меня в чём-то, я вам верю.

Удивительно легко и приятно было говорить о лошадях, как и историях, связанных с ними, чего Петер не мог сказать об иной теме, затронутой племянницей. Хотя, если уж не кривить душой, первым о покушениях на собственную жизнь упомянул он, пусть и мимоходом. Что поделать, он уже привык к угрозе собственной жизни и давно уже воспринимал оную как нечто неразрывно связанное с его земным существованием. От того не задумался, что девушку, скачущую рядом, эта тема может взволновать, а то и вовсе напугать. Но что поделать, оплошность допущена и умалчивать, уходя от ответов на вопросы, значит лишь больше встревожить собеседницу, тем самым разрушив неожиданно сложившуюся магию тихого, по-настоящему семейного разговора. И конинг решился, стараясь, однако выбирать выражения, дабы совсем уж страху не нагнать.
- Ну да, были такие, - признался он, мысленно подсчитывая эти самые попытки, но ввиду недоказанности большинства, слишком похожих на несчастный случай, решил о них не упоминать. – Не скажу, что их было очень уж много, но встречались. Видите ли, дорогая моя юная леди, я – гроссгерцог, конинг, правитель обширных земель. Я провожу вполне определенную политику, поддерживаю одних, караю других. Само собой разумеется, что кому-то не по нраву придется то или иное моё решение. Таких людей много, ведь всем, как известно, не угодишь, однако далеко не каждый решится в ответ на свою обиду совершить, или же организовать, что происходит чаще, убийство.

Словно бы почуяв в словах всадника легкую тревогу, или же уловив знакомые слова, Вран ещё более напрягся, огляделся, словно ища скрытые засады, и ускорил свой бег, что не укрылось от Остенбёрга. Подхватив отпущенные было поводья, мужчина легонько натянул их, вынуждая коня замедлить бег, вернуться на прежнюю, неторопливую рысь.
- Тише, Вранко, тише, - он погладил коня по напряженной шее, убеждая, что их жизням ничего не угрожает, и нужды в дикой скачке нет. – Всё хорошо, мы просто разговариваем.
Спокойный, полный уверенности голос конинга подействовал на его боевого друга успокаивающе, единственной проблемой оставив кобылу девушки. Впрочем, та тоже поутихла, позволив жеребцу расслабленно фыркнуть и продолжить свой неторопливый, приносящий одно удовольствие бег. Тем временем, Петер также продолжил отвечать на вопросы племянницы.

- Другими словами, их провоцирует уже одно моё положение, далее – образ мысли. Больше всегда рискует тот, кто не идет на чужом поводу, но думает своей головой и принимает именно те решения, что считает нужными, а не те, что ему навязывают. Я ведь не из тех, кем можно легко манипулировать, если встанет выбор между собственным спокойствием и благом Грёцланда, то я, не колеблясь, выберу последнее. Вот поэтому многие хотят меня убить, но, - тут Петер не сдержал недоброй усмешки, на миг превратившей его лицо в подобие морды хищного зверя, - тут возникает одно Но, это не так просто.
Прежнее спокойствие и даже дружелюбие уже успели вновь завладеть мимикой конинга, и лишь в его серо-голубых глазах еще сверкала некая, словно бы другому человеку принадлежащая жестокость. Но их прогулка продолжалась, и едва ли что-то могло пойти не так. Или…?

Неожиданно для обоих всадников, поутихшая было, лошадка Мелестины вновь дала о себе знать. Неведомым образом, скрыв свои намерения, она не только подкралась к Врану, но и, извернувшись удивительным образом, игриво куснула его за загривок, что произвело воистину потрясающий эффект. Отчаянно захрапев, крупный боевой конь гроссгерцога одним грандиозным прыжком, едва не выбрасывая из седла всадника, давно позабывшего про поводья, отскочил в сторону и, по-змеиному выгнув шею, оскалился в сторону обнаглевшей кобылы, сопровождая это не то ржанием, не то шипением.
- Вран… стой… - мужчина, с трудом удержавшись в седле, крепко ухватился за поводья, натягивая их, буквально вынуждая коня сбавить проснувшийся некстати боевой пыл. – Да стой же ты, паршивец!
Петер и не понял, когда успел побледнеть, крупные бисерины пота выступили на его лице, мгновенно вспотели ладони, сжимающие поводья, однако борьба человека и коня окончилась в пользу гроссгерцога. Убедившись, что перспектива вылететь из седла ему более не грозит, мужчина выпрямился в седле и усмехнулся, встретившись взглядом с явно встревоженной племянницей.
- Всё в порядке, поверьте. Просто Вранко не ожидал подобной наглости, вот и принялся исполнять столь неподобающие, - тут мужчина легонько шлепнул коня промеж ушей, - боевому скакуну пируэты. Как вы? С вами всё в порядке? Кобыла была близко, ногу не зажало? – в голосе конинга зазвучала искренняя тревога, что не помешало ему, взмахом руки остановить всполошившуюся было стражу. – Может, лучше спешиться или вы пересядете на Врана? Он спокоен, а ваша кобыла не посмеет наглеть, почувствовав более строгую руку…
«И, я надеюсь, мы уже близко к вашему озеру, дабы спешиться и немного успокоить нервы, да не рисковать хоть недолго…»

Отредактировано Петер ван дер Остенбёрг (17.04.2017 15:35)

+1

9

Лес бодрил. Бодрило здесь всё: запахи, звуки, ощущения. Весенний ветер игриво трепал гриву кобылицы и причёску её хозяйки; сырая, холодная земля удивительно приятно гармонировала с запахом свежей травы и распускающихся деревьев, это был на редкость свежий аромат, который, почти наверняка, не оценили бы придворные эстеты. Мели же всё это безумно нравилось. Она умела наслаждаться моментом. Тем более, что под лёгкими, но ощутимыми порывами воздуха смывался запах лошадиного и человеческого пота: после дикой лесной скачки, предшествовавшей встрече с Петером, и лошадь, и её хозяйка несколько вспотели, и меньше всего Мелестине хотелось сейчас чувствовать этот запах, и уж тем более - чтобы его чувствовали другие. Ветер давал возможность избавиться от ненужной влаги, и, хотя принцессе и приходилось двигаться и тратить новые силы на езду рысью, её физическое состояние улучшалось. Впрочем, девушка прекрасно понимала, что после верховых прогулок во дворце её ждало только одно: большая, тёплая ванна, которая полностью смоет запахи Аварики. Терять лесные ароматы было жалко, но они заменялись розами и цветами, мёдом - что тоже было весьма приятно. Понять, что девушка любила больше - сами прогулки, или обязательные водные процедуры после, не представлялось возможным определить - Мели наслаждалась обоими вещами по очереди, и каждая из них была по-своему прекрасна.

- О, нет, прошу; Боюсь, ваш жеребец будет тосковать по хозяину, а Аварика слишком труслива, и запросто понесёт более тяжёлого, чем я, всадника... с людьми у неё разговор короткий. Всё в порядке... прошу простить за такое поведение. Право же, она давно не выходила из стойла... и не встречалась с такими прекрасными жеребцами. - Принцесса тяжко вздохнула, крепко держа поводья в руках, не позволяя кобыле опустить голову ниже.
Её выходка ставила девушку в несколько неловкое положение, как если бы неприлично вёл себя человек на светском рауте. Краснеть за поведение лошади перед дядей не хотелось, и Мели всеми силами сдерживала краску на щеках, стремясь сохранить внешнее спокойствие. Такие вещи не должны смущать королеву, пусть и ведёт себя плохо её собственная кобыла. Мели прицелено глядела меж лошадиный ушей, не в силах поднять взгляд на Петера: тогда ей было бы не избежать эмоций, ненужных и ещё более неловких.

Попытка скрыть смущение обернулась задумчивостью, и некоторое время девушка ехала в молчании. Все эти разговоры! Впору начать опасаться за свою жизнь; и неясно ещё, по какому поводу: людскому или лошадиному. Угроза со стороны собственной кобылы теперь казалась куда как более вероятной, и девушка здорово усомнилась в компетентности Аварики в роли придворной лошадки. Рэй, видно, посмеялся, когда преподносил этот подарок. Из-за него расставаться с кобылой и не хотелось. Принцесса не хотела в этом себе признаваться, но, по большей части, именно Сель был причиной того, что Аври ещё не была заменена каким-нибудь спокойным жеребцом. Она была напоминанием о безмятежном и наивном детстве, последним подарком давнего друга. Друга, которого девушке очень не хотелось предавать, даже в такой мелочи, как в пренебрежении его подарком. Вполне возможно, что всё это было очень глупо. Рэй уже должен был забыть вовсе об их дружбе, и уж тем более, он не вкладывал в подарок такого смысла. Но, почему-то, принцессе было очень важно держать Аварику при себе. Она вздохнула. Нельзя рисковать репутацией и жизнью ради каких-то глупых привязанностей.

Девушка глубоко втянула свежий воздух. Он приятно закружил голову, и принцесса, чуть прищурившись, взглянула на конинга. Гулять с ним было приятно; быть может даже, приятнее, чем с отцом. Тот никогда не забывал особо о политике. Тот, особо, никогда и не гулял...
- Наверное, мне всё-таки стоит сменить лошадь, - Мели улыбнулась уголками губ, будто ещё раз извиняясь за недостойное поведение кобылы. - Или завести кого попрезентабельнее и поспокойнее, для официальных прогулок. Как думаете, какая масть мне подойдёт?

Мелестина озорно улыбнулась, любуясь бликами на чёрной шкуре Вранко. Очень красивый жеребец. Под стать воину и предводителю, как и положено. Впрочем, королевам чёрный цвет не к лицу, разве что - вдовам, а этот вариант принцесса пока не желала видеть. Да и для начала, стоило бы найти себе достойную партию... а ещё точнее - уладить все возможные сучки и, наконец, осуществить задуманное. Время тянулось очень медленно. И Мели уже сотню раз успела подумать: а правильно ли она поступает. Быть может, этот вопрос тоже стоило обсудить с Петером. Быть может, напротив, не стоит так сильно доверяться ему, и уводить разговор в политику. По крайней мере, не сейчас?..

Воздух стал ощутимо влажным, почти болотистым. Озеро было рядом. Вдали, меж деревьев, принцесса увидела блеск водной глади. Кобыла, обладая ничуть не худшим зрением, так же учуяла эти перемены, начала пригарцовывать и ржать, но всадница жёстким движением поводьев заставила шебутницу усмириться. Временно, конечно. Купаться Мели очень не хотелось, тем более на глазах Петера - а стало быть, кобылицу надо держать в ежовых рукавицах. Кто знает, что взбредёт ей голову на берегу; Аварка и без того вновь опасно косилась на жеребца, то и дело покачивая головой. Напрягать лошадей своим присутствием ей явно нравилось. В глубине души Мели надеялась, что Вранко двинет Аври копытом в ответ, заставив ту успокоиться, но этот вариант, очевидно, был маловероятен, да и девушка понимала, что тут же подскочила бы к "пострадавшей" с заботой. Прикидываться смертельно укушенной, больной и оскорблённой Аварика умела на "ура", и, что сказать, это её актёрское мастерство всегда глубоко трогало принцессу.

Впрочем, Мелестине пришлось отвлечься от временно успокоившейся кобылы - внимание требовалось уделить дяде. Девушке очень не хотелось сейчас потерять его расположение, и она с интересом, присущим маленькому ребёнку, и осанкой, присущей её статусу и выездке, наблюдала за конингом и его жеребцом.

[ava]http://sa.uploads.ru/KxTu1.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » #Лизье » ⊕ Тень дубов и берёз ‡Виларет, 16.04.1448


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC