«Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения

Объявление

Приветствуем Вас на FRPG «Кровь Королей»!

Сеттинг: антуражка (квази-история) по Средневековью и Ренессансу с воплощенными элементами фольклора; «низкое» дарк-фэнтези. Одна раса (+ нечисть и нежить), магический реализм, мистика, суеверия, богатый бестиарий.

Этносы: десяток государств, обыгрываются культурные особенности народов, менталитет. Все это собрано в столице мира, где вершится его история.

Об игре: социально-авантюрный жанр – приключения, дипломатия, расследования (и инквизиция!). Развитая площадка для интриг, крупной политики, борьбы за власть; приветствуется также игра в крупные неприятности, злоключения приключенцев и прочие остросюжетность да социальщина.

Рейтинг: 18+ (присутствует возрастной контент, отсутствует слэш)


Действует акционный прием для всех. Читать ››

В розыске «Власть имущие» (в особенности вдовствующая императрица и гран-дюк Вернацци). Востребованы: придворные, аферисты, инквизиторы, алхимики, рыцари без страха и упрека (а также с наличием оных), церковники. Впрочем, мы искренне рады всем и каждому!

Глашатай Эпироты:

11 мая – вдобавок к перенесенным турниру и торжествам в честь Дня Рождения августы, грядет великий церковный праздник Вознесения Господня.

1 мая – начало Хальдского восстания: королевство Гододдин воспротивилось «власти еретиков». Читать ››

29 апреля – Верховный Понтифик накладывает интердикт на Нижний Грёцланд. Читать ››

14 апреля – Хурденская Резня: силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще многочисленными в регионе латинянами; погиб папский легат. Читать ››

17 апреля – окончание траура по погибшим после "Кровавого Маскарада".

2 апреля – латиняне отпраздновали конец Великого Поста и Пасху (в Империи - весьма сдержанно из-за скорби).

21 марта – Высший Суд Империи Запада в ходе публичного процесса признал недействительным брак майордома Бургуни и эскаланской принцессы Мелестины Каррильской.

12-14 марта – широкой общественности Виларета становится известно о смерти кайзера Северного Рейха.

9 марта – Кровавый Маскарад в Виларетском дворце - после праздника загадочным образом скончались 9 высокородных дворян. Объявлено расследование и сорокадневный траур. Читать ››

Ночь с 8 на 9 марта – начало празднеств по поводу Дня Рождения императрицы Запада. Читать ››

Объявления форума:

02.04.17 – На суд и обсуждение участников выносятся глобальные нововведения (смена основной игровой локации и новая система гос. управления).

13.02.17 – Эпирота переходит на видоизмененную карту, подробности здесь.

01.01.17Новогоднее обращение Щелкунчика.

07.11.16 – Профилактические обновления.

24.10.16 – Невероятно, но факт: мы благополучно прыгнули. Игровая дата сменена с первой половины марта, на первую половину мая 1448 года. Сводка о произошедших за полтора месяца событиях выложена в новой главе сюжета.

09.10.16Внимание! На следующих выходных будет осуществлен долгожданный таймскип. Все хвосты и распоряжения должны быть подготовлены и опубликованы участниками до 15 октября.

10.09.16 – просим игроков принять участие в опросе о «зеркалах связи» и перемещении феодалов в столицу на проживание.

14.05.16 – на форуме проводится опрос касательно сокращения времени путешествий-посланий и новой системы названия эпизодов.

03.04.16 – новыми сюжетными событиями обновлен игровой синопсис.

14.02.16 – поспешите, не пропустите! Общественный эвент – бал-маскарад во дворце! И помните: до полуночи – время масок, время интриг (игра осуществляется инкогнито).

28.01.16 – запоздало в честь знаменательной даты – три месяца со дня открытия – введена возможность акционного приема.

04.01.16 – Обновлены глобальный и арадоснкий сюжеты. Подробнее здесь. N.B.! На форуме проводится новогодняя перекличка (до 8го января включительно).

18.12.15 – Проекту «Кровь Королей» исполнилось два месяца. Мы сердечно благодарим наших замечательных игроков за такой вдохновляющий старт и желаем всем нам дальнейшего процветания и долгой, занимательной игры. Набирайтесь сил на декабрьских каникулах, но не расслабляйтесь.

18.10.15 – Наконец наш мир распахивает двери для своих героев. Возрадуемся, выпьем браги и вознесем молитвы Созидателю во цветущее существование и долголетие.

Библиотека имени Святого Марка

Каталоги:
White PR LYL

Партнеры:
Разлом В шаге от трона ролевая в стиле псевдоитории. Интриги  Dragon Age: Ante Bellum Rayolinn Black&White Последний шанс VEROS Грамельнн. История семи королевств Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Хроники Кэйранда
Белидес Terra Incognita: Homo Ludens

Счетчики:
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Игровая Глава II: Май 1448 года Совершен таймскип с Марта по Май, глобальный сюжет обновлен сводкой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » #Томрад - Креонта » ⊕ Кандалы Валаах ‡Креополь, 5 апреля


⊕ Кандалы Валаах ‡Креополь, 5 апреля

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://mtdata.ru/u9/photo0977/20435893588-0/original.jpg
1. Дата и время: 5 апреля 1448 года
2. Место: Иршадский торговый квартал, Креополь, Креонтийская Держава
3. Декорации: Отличия иршадских торговцев от остальных крылось в их стиле. В отличии от почтительно вежливых и гладко выбритых венецианцев, эти "добродушные бородачи" пленяли простой народ своей простотой в общении. Никогда ни один торговец из Эпироты не начнет с вами разговор о вашей матери, о дальних странах и о том, зачем же вы сюда прибыли. Отличается он и по стилистике. Прямые линии, пусть и лаконично вписывающиеся в атмосферу, уступают место многочисленным аркам, базарам, садам, в которых нахеды продают вкусные фрукты, рабов, необычное, восточное оружие, а также многое другое.
4. Персонажи: Флавий Валериан, Яра (NPC Мелестины Каррильской)
5. Краткая ремарка по эпизоду:
Валаах причудливо сплетает нити человеческих судеб. И иршадские работорговцы часто оказываются её орудиями. Яра, склавинская девушка и дочка ремесленника, волею судьбы захватывается ордынцами и незаметно даже для себя оказывается иршадским товаром в торговых кварталах Креополя. Флавий Валериан, великий доместик Креонты, тем временем, был озабочен делами церемониальной важности. Ему было необходимо преподнести басилевсу подарок по случаю прибытия в Креополь. Пути судьбы странны и загадочны. Непонятно, как пути-дороги двух совершенно разных людей связались в одну на этот миг. Быть может, Яра и будет подарком?

Отредактировано Флавий Валериан (28.02.2017 07:19)

+1

2

День стоял тёплый. Приятный, почти не знойный, он делал бесполезными тяжёлые навесы тентов, призванные защищать от палящего солнца - и они, по мере возможностей, были сняты, пропуская всё больше света на неширокие улицы квартала. Здесь торговали многим и многими - всем, что могли предложить ирши, всё, что имело своё вес и цену в этом городе, от хурмы и инжира до слоновой кости и рабов. Размеренный шум голосов, запахи фруктов и пыли, голубое небо над городом. Рынок был спокоен, и работал в своём штатном режиме, не спеша и не притормаживая.

За одним из поворотов расположился он - работорговец "на широкую ногу", вместе со своим товаром, помощником и парой внушительных охранников. Товар его - в основном, молодые темнокожие девушки приятной наружности, расположился в небольшом углублении стены, рассевшийся на колени и  прижавшийся друг к другу в ожидании покупателей. Их было не много, но с первого взгляда было видно - товар отборный, и цену за него готовы заломить немалую для женщин. Красивые наложницы и служанки всегда радуют глаз хозяев, а торг на рынке всегда уместен, и расслабленно расположившиеся на тусклом ковре девушки, определённо, привлекали внимание проходивших мимо. Впрочем, сейчас торги шли вовсе не за них.

- У мальчика сильные ноги и выносливое сердце, он будет чрезвычайно полезен... - мягким, обволакивающим голосом твердил немолодой ирш в белом одеянии, будто внушая своему клиенту, что именно этот юноша станет решением всех проблем господина.

Господин сомневался. Точнее говоря - изо всех сил старался сбить цену этому тощему 15-ти летнему щенку, который вполне выглядел на заявленную цену в N-ное количество золотых, но которые покупатель отчего-то отчаянно не желал платить. Видимо, сработал естественный рефлекс торгов, и жажда сэкономить хоть монету на новом приобретении. Работорговец, после недолгих обсуждений, скинул некоторую сумму - и они разошлись, довольные сделкой. Правило рынка было таково: чем выше поставишь начальную цену за товар, тем больше получишь в ходе торгов, делая покупателям "скидку". Ирш об этой схеме знал, и мягко улыбался: сумма, полученная за мальчишку, более чем покрывала его содержание всё это время, и превышала реальную его стоимость на некоторое число. Это не было обманом: это называлось справедливой торговлей, и весь базар следовал её законам.

Надолго остаться без посетителей работорговцу, впрочем, не получилось - мимо неспешно прошёл мужчина, с явно практическим интересом разглядывающий сидящих девушек. Те под его взглядом испуганно вздрогнули, как единая волна, и опустили глаза вниз. Ирш тепло улыбнулся, медленным, обволакивающим голосом обращаясь к покупателю.

- Мирный путь тебе, господин, да приведёт он тебя к покою и процветанию. - Он приложил руку к сердцу в приветственном жесте, и тут же обвёл ею свой товар. Действия работорговца были так же неспешны, как и его голос. - Как бы далека не была дорога, нигде на Востоке не встретишь ты дев, столь совершенных и покорных, как представшие теперь перед тобой. Скажи, кого ищешь ты здесь, на базаре, в этот чудный день?

Текучий, как патока, баритон, звучал вкрадчиво и дружелюбно. Ирш не первый год торговал с высокопоставленными персонами.

[NIC]Работорговец[/NIC]
[STA]مصير[/STA]
[ava]http://s0.uploads.ru/bfi9G.jpg[/ava]
[SGN]Немногие действительно свободны; все мы рабы идей или обычаев[/SGN]

Отредактировано Мелестина Каррильская (01.03.2017 00:00)

+2

3

И все-таки иршаский квартал, что ни говори, место, мягко говоря не самое приятное для обывателя. Я никогда не думал, что Флавию там нравилось. Валериан приехал в квартал днем, в районе 14 часов, когда еще было светло, а легкий бриз обдувал голову приятным теплым ощущением. Морской воздух Креополя был до чертиков мил и приятен словно Зефир из "Веруссеи". Извозчик, креонтиец по происхождению, отличающийся размашистыми усами и гордой осанкой, остановил уставшую тройку лошадей аккурат перед помостом, который вел в иршадские торговые кварталы, на входе в которых стояли частные охранцы иршадской наружности. Полагаю, что это были отнюдь не наёмники, а профессиональные иршадские солдаты, скрытые, однако, для того, чтобы избежать дипломатических прецедентов. Евгению и Флавию было все равно на этот момент — что солдаты, что наёмники могут быть нам враждебны.
            Однако, прецедент эти ребята сделать все же успели. Не успевая пройти внутрь, Флавий накликал на себя гнев бородатых иршадских охранников. Они не пустили его охрану внутрь. Командир наёмников-годдодинцев, которые защищали тушку Его Превосходительства, по имени Гарольд, был недоволен пуще Флавия. Одетый в шлем, закрывающий всю голову до носа, и ламеллярную броню, он держал в руке топор и был готов вытащить из-за спины круглый дубовый щит. Он сказал Флавию на кельвском, рассчитывая, что охрана не знает этот язык.
Если будет выеживаться, мы их зарубим, доместик. Скажите только слово.
Не стоит. — сказал спокойным голосом Флавий. Он не видел никаких проблем в иршах, предъявив им то, что вообще должен был. Валериан повернулся обратно к ним и сказал. — Я — великий доместик Креонтийской Державы. По торговому договору вы обязаны меня пропустить с охраной.
            Солдаты постояли пару секунд, после чего, видя, что он не блефует, а также замечая Гарольда и его ребят, вот-вот готовых достать оружие, они отошли в сторону и дали и Флавию, и охране пройти внутрь торгового квартала. Сам квартал был похож на типичный иршадский базар. В отличии от фаэнцианских уголков, он был очень роскошен. В каждом углу блистали богато одетые мужчины-торговцы, смуглокожие и по своему красивые. От каждого из них, фигурально говоря, отдавало рабским прошлым. Ибо вся страна фактически была рабами иршадского халифа. Но это рабство было... знакомым. Ведь когда-то Креонта была такой же. Огромное религиоцентричное государство, где все подчинялось одной догме и одной философии. Все-таки в роскоши и сребролюбии Халифат — яркий преемник Креонты.
           
******

           И вот он тут. Промеж множества торговцев рабами и рабынями. Валериан прибыл сюда для того, чтобы приподнести императору подарок. Эротический, я бы сказал. Не стоит думать, что это было бы пошло, какое время, таковы и нравы. Особенно, если страна — наследница величайшей культуры.
Культуры гедонизма в том числе.
Торговцы же вокруг зазывали его и других людей. Все они были охочи до товаров и получали их, переходя в огромные беседы с продавцом. Именно этим базары были симпатичнее Флавию, чем торговые кварталы Санто-Касы — своей духовной простотой, в отличии торговли с напыщенными фаэнцианцами и вернаццианцами.
Тем временем, торговцы кричали свои призывы.
Оружие! Лучшие клинки во всей округе! Выполнены из ад-дадской стали, лучшая в Халифате обработка!
Шафран, гвоздика и диковинные специи из далекой Империи Наоми! Покупайте, недорого!
            Внимание Флавия вдруг приковала... девушка. Это было воздаяние красоты. Она была воплощением Афродиты. Русая девушка, чьи волосы переливаются и доходят до плечей. Голубые глаза ярки как звездочки, проникновенно завлекающие в себя. Маленькая упругая грудь и красивое тело, смуглая кожа... Хороша, деваха. Не могу сказать больше, ведь я еще не могу залезть в голову Флавия и прочитать его мысли. Но красота её была... как у розы. У эдакой порочной розы, своею багряностью взывающей на сладострастный грех.
        Однако, у Флавия был безумный недостаток. Когда он восхищался женщиной, он очень долго на неё глазел, не говоря и слова. Работорговцу, бородатому мужчине с явно афросским происхождением в белых одеждах, хотелось и прибыли, однако поначалу тот не реагировал. Опасался моей охраны, видимо. Гарольд бы всех порубил здесь, была бы оплата да пиво. Видя настойчивый интерес великого доместика и догадавшись о его богатом происхождении, он поспешил позвать его, делая это на редкость дружелюбно.
Мирный путь тебе, господин, да приведёт он тебя к покою и процветанию. - Он приложил руку к сердцу в приветственном жесте, и тут же обвёл ею свой товар. Действия работорговца были так же неспешны, как и его голос. - Как бы далека не была дорога, нигде на Востоке не встретишь ты дев, столь совершенных и покорных, как представшие теперь перед тобой. Скажи, кого ищешь ты здесь, на базаре, в этот чудный день?
Мою сладострастную душу привлекают блондинки, живописные по своей красоте и изяществу. Покажете всех? — сказал Валериан столь же ласковым и нежным голосом, но выдавая волевую интонацию покупателя, — А за пожелания спасибо. Очень надеюсь, что судьба снизошлет нам и покоя, и процветания, и хорошей прибыли. Ведь мы оба не проживем без дукатов. Их запах притягивает, а едва маслянистое ощущение в руке заставляет дрожать от блаженства.

Отредактировано Флавий Валериан (03.03.2017 15:10)

+1

4

Работорговец понимающе улыбнулся белозубой улыбкой. Посетитель, вполне очевидно, знал цену деньгам - знал её и ирш. А уж цена прекрасным блондинкам здесь, на краю меж знойным Востоком и прохладным Западом!... О, эти торги обещали быть на редкость интересными, а покупатель - ценителем диковинок, не иначе.

Он подал знал рукой, не глядя в сторону товара, и те неуверенно зашевелились, будто просыпаясь ото сна. О, шелохнулись вовсе не от того, что их нынешний хозяин был их и плохо относился, нет! Работорговец знал цену за девушек, не тронутых плетью, не лишённых своей натуральной девичьей прелести, и тщательно пас своё стадо от посягательств мимолётных юнцов и прочих возжелателей плоти. Что может быть хуже для клиента, чем оцарапанная кожа его приобретения, синяки и затравленный взгляд? Ирш старался предоставлять товар разнообразный, но в одном был твёрд - с девушками, чьё будущее было идти в наложницы, следовало обращаться нежнее, чем с какими-то мальчишками, чьё место - на галерах в качестве расходного материала.

Несомненно, среди девчонок попадались и вовсе не невинные цветочки... наученные женщины, львицы в плотских наслаждениях, то ли выглядящие на порядок младше своих истинных лет, то ли столь рано набравшиеся опыта непонятно где. Спрос был на них, но девочки... маленькие розовые цветочки, не тронутые мужчинами, смущающиеся при виде них от известного желания... они были редки, и цена на них была выше. Многие эфенди не раз выискивали на базаре таких жемчужин, теша одни им известные фантазии и желания.
Работорговец обыкновенно не расспрашивал своих подопечных о их прошлом более, чем того требовал маркетинг. Как продавец, он должен был уметь рассказать о своём товаре, и сделать это как можно более привлекательно, а лишние детали, зачастую, мешают говорить, и в тот момент, когда на ум просится преувеличение, сладкая выдумка, всплывает правда, за ней стоящая - и портит весь рассказ своей банальностью.

- Здесь ты найдёшь и тех, и других, эфенди. В этой точке рынка нет  ни прошлогодних фруктов, ни увядших цветов, и эти девушки - не исключение! - Ирш продолжал говорить растянуло, с улыбкой.

Среди девушек светловолосых оказалось две, ещё две отличались цветом русым, и неуверенно перешёптывались, не понимая, следует ли им принять участие в смотринах, или же остаться на ковре. Ирш махнул на них рукой, так же не сводя сверкающих глаз с покупателя: механизм управления товаром был доведён им до автоматизма, и девушки беспрекословно подчинялись, понимая своего продавца с полуслова. Они знали, что за неподобающее поведение следует наказание. Работорговец старался не поднимать руки на их нежную кожу, но мог это сделать, и они это знали. А кроме того, были и другие методы, которыми можно было заставить женщин повиноваться. Две девушки... обе светловолосые, но разнящиеся во многом. В том числе, и историей.

Справа стояла дочь рабов, ещё не достигшая шестнадцатилетия; Всю жизнью свою она, и её родители-рабы, были собственностью богатого халифского вельможи, и чудом было уже то, что им позволили завести дитя и создать союз. Впрочем, радость была не долгой: посудив вскоре, что девочка мешает его рабам работать, он подарил её какому-то знакомому. А тот, через пару лет, передарил её ещё одному вельможе... К нынешнему возрасту дитя успело сменить нескольких хозяев, и нескольких работорговцев, что продавали её друг другу. Нынешний ирш завладел девочкой только полмесяца назад, и теперь, в свою очередь, надеялся сбыть с рук - просто потому, что содержать товар долго требовало слишком много затрат. В целом, она была недурна собой: излишне тонка и робка, с длинными, доходящими до лодыжек волосами, подобно одуванчику пушившиеся на ветру. Яркие голубые глаза и загорелая кожа, ровным тоном лежащая на телесных изгибах. Подержать пару недель на нормальной еде, при хорошем обращении - и этот цветок будет на вес золота. По крайней мере, ирш как раз за это время надеялся продать Ирис. Впрочем, если это случится раньше - он не возражает.

Второй была склавинка. С прямым носом, набором веснушек, столь же длинными, светло-русыми волосами, вьющимися и кое-как собранными в пышные косы. Она выглядела здоровее, чем Ирис, была пышнее в формах, округла лицом и бледна телом - загар плохо ложился на её кожу, или ещё не успел. Она, звавшаяся Ярой, была продана в рабство родственниками, обменявшими девушку на золото, и в Креонту прибыла вместе со своим покупателем с месяц назад, где тут же была отдана на руки самому иршу - тот нанимал людей, отвечающих за поставку нового товара. Этот экземпляр стоил тех денег, что работорговец заплатил посреднику. Пышушая склавинским духом! С маленьким чувственным ртом и припухлыми губками, такими же голубыми глазами, как у Ирис - но более мягкими, походящими на прохладный ручей в тени дерева. Редко встретишь такую чистую расу. Ирш подавал на неё большие надежды.

- Дукаты любят красивых девушек, господин! - Ирш улыбнулся ещё шире, внимательно наблюдая за взглядом, которым покупатель обводил девушек. - А они, как никто другой, любят притягивать золото... к счастью и горю мужчин! Позволь мне узнать, о друг неба, не с Западных ли ты берегов прибыл сюда, что, навидавшись там прелестных белых роз, заинтересовался оными здесь? Могу заверить, обе эти бинти* достойны такого статного мужчины, как ты. А если не приглянутся они, найдём других... торговцев много здесь, и все - мои друзья!

Друзья и конкуренты, но это не мешает подсылать богатых клиентов друг другу - ведь кто-то с другого конца базара в это же время посылает другого эфенди к тебе. Священный закон торговли Иршадского квартала!
А те, кто его не соблюдают... обыкновенно долго не задерживаются, становясь банкротами.

Окутанные светлыми, полупрозрачными тканями, неизвестно как удерживающимися на их нежных плечах, девушки стояли, как на ладони: своими фигурами и лицами, своими глазами, спрятавшимися под ресницами к земле. Ирис смотрела совсем не на покупателя; Яра же метала свой взгляд туда и сюда, неловко переминаясь и то и дело стараясь прикрыться. Она ещё не привыкла открыто светить своим телом, в то время как её подруга по судьбе стояла смиренно.
Ирш на секунду стрельнул глазами Яре, одним едва заметным жестом приказывая угомонится. Та совсем растерянно застыла на месте, из-под ресниц наблюдая за пришедшим господином, с непривычки розовея щеками.

*

Стырено из "Знать и чернь" как обращение к девушке по-иршски

[NIC]Работорговец[/NIC]
[STA]مصير[/STA]
[ava]http://s0.uploads.ru/bfi9G.jpg[/ava]
[SGN]Немногие действительно свободны; все мы рабы идей или обычаев[/SGN]

Отредактировано Мелестина Каррильская (03.03.2017 05:15)

+1

5

Сладки, словно инжир, и, я бы даже сказал, приторны были слова ирша, что, дружелюбно улыбаясь, говорил о своем товаре. Возможно, это и было еще одно отличие иршадских торговцев от фаэнцианцев и особенно грёцландцев — те были сухи как хлеб, оставленный на несколько дней на свежем воздухе.
В их головах были только цены,
даты производства, название товара и качественное соотношение. Однако, в их ремесле были и плюсы — обычно фаэнцианцы соблюдали свои договора до последней прописанной буквы, обеспечивая действительно то, за что заплатил хозяин. Во время Второго Крестового Похода их флот помогал Креонте завоевать остров Левкосия, однако впоследствие Креополь обманул их, разгромив флот касианцев возле берегов. Ответ был стремителен — менее, чем через неделю, Траянополь пал под ударами фаэнцианского флота. Но ирши... говоря сладко и проявляя уважения, они добились гораздо большего, чем ирши. Им никогда было нельзя верить.

Но, быть может, иршадские торговцы были другими? Быть может, они действительно выполняли заданные правила, берегли свой товар... особенно если это дело касается рабов. Если мальчиков можно было особо не беречь, ведь их судьбою становится галерное рабство. А девушки... цветки, яркие цветки жизни должны быть обласканы. Кроме того, разве они будут хорошими, а главное — дорогими наложницами, если вскроется, что они не девственницы или же товар оказался строптивым, поникшим взглядом и поведением, то работорговец может ответить за проданное... особенно в Креонте и особенно при торговле с Флавием.

Валериан осмотрел девушек. Никогда не отличаясь опытом в половых связях и девушках, он был худшей для покупки рабов кандидатурой. Вместо себя ему определенно стоило послать какого-либо слугу, искушенного в этом деле, или поручить это дело одному из капризных представителей олинфской знати. Однако, будучи честным перед Евгением, он решил лично проконтролировать то, что он покупает. И поплатился за это растерянностью.

Светловолосых девушек в "гареме" работорговца всего оказалось две.
По жесту, словно дрессированные собачонки, они поднялись с места и встали, дабы Флавий осмотрел их получше. Обе были недурны собою, имели прекрасные длинные, доходящие до середины спины, волосы. Нежная кожа была сохранена в невинности и не было ни единого следа от ударов или угроз — а уж как найти такие следы, Флавий знал.

Однако, первая отличалась некоторой худобой. Она была излишне худа для басилевса и до безумия робка. Видимо, она повидала много покупателей на своем пути. Ведь обычно робкими стремятся выглядеть те, кого уже давно покупали. Дорогой товар скрывают за менее качественным и воистину дорогим товаром по мнению Флавия была именно вторая девушка. Прямой нос, легкие веснушки на щеках, длинные, русые волосы, яркие, словно звезды, голубые глаза, кожа, на которую не ложится загар, а потому она остается бледной, не утрачивая, а кое-где даже преумножая свою привлекательность и диковинность.
Она с непривычки розовела щеками, что было бы, безусловно, приятно для басилевса, любящего... диковинные подарки.

Я очень надеюсь на искренность ваших слов, ведь в Креонте правда почитается особо. Меня заинтересовала вторая девушка. Вы что-нибудь можете сказать об её прошлом?

Тем временам, ирш продолжил философствовать. Разговор Флавия и работорговца постепенно растекался словно ручеек, однако это было лишь устьем возможных морей интересного общения покупателя и продавца. Валериану хотелось поговорить с ним. Даже больше, чем купить рабыню, ведь басилевс появится не раньше, чем через день.
Поэтому у Флавия была уйма времени для размышлений и расспросов.

К горю мужчин, они сами ведутся на это. — Валериан лукаво улыбнулся, продолжая доносить смысл своих слов для работорговца, — Мы сами закабаляем себя в рамки, сами делаем выбор. Но, быть может, это та самая кабала, которой приятнее в жизни нет? — Флавий усмехнулся, — Я жил на Западе некоторое время. На Эльбе, остров Хальд. Однако, после фортуна послала меня в Креонту. Знаете, кириос, — так в Креонте называли господ, — я никогда не был потомственным аристократом. Однако, как я уже сказал, мы все делаем свой выбор. Сделал его и я. С годами я стал вторым по влиятельности человеком в Креонте, великим доместиком, уступая лишь басилевсу, чье Солнце не зайдет никогда. Креонта — страна возможностей, где человек сможет добиться многого даже, если он чужеземец или простолюдин. У вас ведь тоже нет строгого деления на знать и чернь, верно?

Возможно, в словах Валериана было слишком много... понта. Понта даже подчеркнутого самоуверенностью Валериана. Однако, он был уверен, что ирш догадывался о его происхождении. Разве кого-либо иного, кроме басилевса и его наиболее влиятельных приближенных, пустят с оружием и сопровождением в иршадский торговый квартал? То-то же. Так почему бы не обнародовать то, что и все так знают?

+1

6

Работорговец ликовал душой. О, сегодня бог был благосклонен к торгашам! Тот взгляд, коим великий доместик смотрел на вставших в полный рост девушек, те едва уловимые жесты в его динамике, говорили иршу, что покупатель не слишком уверен в том, что нужно выбирать. Даже в голосе звучала совсем невнятная - но торговец умело узнавал её - нотка обывателя, человека, в первый раз покупающего другого человека. По крайней мере, лично, и тем более - рабыню... Префект Севера не славился своими любовными похождениями, как славятся ими многие сильные мира сего, и либо он тщательно скрывал свои похождения, либо их просто не существовало. Ирш склонялся ко второму варианту, впрочем, это было не так важно. Можно будет поднять цену повыше, расхвалить девушек на свой лад; Зная своё красноречие, торговец понимал, что сегодня продаст как минимум одну девушку. А может быть, удастся отдать двоих? Интересный, интересный расклад!

Сам Валериан! Нечасто его видят на рынках, в таких местах столь важные личности не шляются обыкновенно. Стало быть, богат и знаменит, и приближён к басилевсу, какой подарок судьбы! На мгновенье работорговец предался сладким мечтам о новой репутации своего дела: префект Севера лично выбирает девушек у Язида! О, какие перспективы... Впрочем, зачем доместику девушка для плотских утех, если он в их злоупотреблении замечен не был, а в девушках, как догадывался Язид, не разбирается?..
У торговца была пара мыслей на этот счёт, но он не стал в них углубляться. Сперва - клиент. Сперва - дело. Размышления подождут, в любом случае без выгоды он не останется.

Глаза ирша, чёрные и сухие, заблестели - в предвкушении хорошей сделки, хорошей беседы и хорошего будущего. Свою работу он любил, и это было видно. Флавия слушал внимательно и жадно.

- Какой человек в городе не знает Флавия Валериана! - Язид позволил себе рассмеяться - отрывисто, резко, сухо - как шакал. - Да, вы, господин, уже несколько лет у всех на слуху. Какой взлёт! Такую карьеру не каждый способен создать, а уж удержать и тем более. Зачастую, балансирование на вершине гораздо сложнее, чем путь к ней - то ветер норовит сбросить вниз, то другие покорители гор лезут снизу, метя на нагретое место. Вы удивительно ловко справляетесь с балансом, господин. - Ирш неспешно подстраивался под богатого покупателя, меняя обращения и тон речи. Великим людям необходимо восхищение - искреннее, лёгкое, им нужно, чтобы о их подвигах говорили. Им необходимо больше уважения, чем обыкновенным клиентам, и нахед незаметно перешёл от панибратского тыканья на "вы". Братское обращение вполне могло оскорбить столь важную персону, а этого Язиду совсем не хотелось. Упаси бог, оскорбить второго по влиянию человека Креонты!

Одним движением он мягко оттеснил Ирис в тень - та, не сопротивляясь, села к остальным девушкам, отдавая всё внимание подруге. Работорговец повелительно опустил руки Яры, мягко и настойчиво - позволяя префекту любоваться пышным телом под хламидой. Девушка вновь вспыхнула, совсем опустив взгляд и быстро моргая пушистыми ресницами. Руки торговца едва касались её плеч, отводя пышные волосы, мешающие обзору, назад. Товар, во всей его красе.

- Не ожидал, что вы самолично появитесь на этом рынке, впрочем, страшиться мне нечего - мои девушки - товар качественный, и не боятся внезапных проверок знающими людьми, - он улыбнулся, мягко кладя ладони на плечи девушки, - большая честь, доместик, большая честь торговать с вами. Позвольте рассмотреть её получше...

Почти незаметным движением рук Язид спустил с плеч блондинки бретели хламиды, и ткань, тихо шурша, упала к ногам девушки, позволив полководцу взглянуть на тело девушки, не скрытое теперь ничем. Посмотреть тут было на что - светящаяся солнцем кожа, совершенно-нежная, чистая и манящая, ни единого изъяна, будь то родинки, шрамы, царапины... Яра попыталась поймать падающее платье, но работорговец незаметно, но ощутимо сжал её плечо, и она выпрямилась, с трудом сдерживаясь от того, чтобы не кинуться прикрывать наготу. Глаза девушки метались из стороны в сторону, изредка поднимаясь на Флавия, ресницы вздрагивали, по коже пробежали мурашки - то ли от мимолётного ветра, то ли от смущения. Яра казалась дикой. Дикой и не лишённой гордости, не смотря на своё незавидное положение. Свыкнуться с ролью рабыни её ещё предстояло.

Язид, тем временем, неторопливо рассказывал покупателю о девушке, убрав от неё руки и переводя взгляд на префекта Севера. Густая волна пушистых волос тут же сползла на плечи и грудь рабыни, будто помогая хозяйке скрыть своё тело. При желании, в эту шевелюру можно было бы укутать всю её фигурку... настоящая русалка из склавинских верований. Светлые пряди невероятно украшали девушку, и ирш ничего не сделал, чтобы их убрать. Здесь не было лишнего.

- Девушка эта была привезена совсем недавно, господин. С границ Склавинии, с другого берега Морговийского моря. Очень яркая представительница расы. Малышку продали моему человеку её родственники, им нужно было золото, и вот - этот цветок теперь в моей коллекции. Для северян - на редкость чистый экземпляр... правда, на всеобщем понимает относительно плохо, на креонтийском - и вовсе никак, но разве же необходим девушке дар речи, когда от неё ждут совершенно иного? Голос у неё звонкий, хороший, вам должен приглянутся. Хотите услышать?

Ирш говорил теперь быстрее, с восточной сухой хрипотцой, но так же учтиво и завлекающе, как будто хотел разжечь костёр своим языком. Рассказывать о товаре он мог долго, но не стал углубляться в достоинства девушки вот так сразу - ждал вопросов покупателя. Они во многом могли бы определить, на чём именно доместик акцентирует своё внимание при выборе девушки, а стало быть, о чём следует рассказать наиболее красочно. Настолько красочно, насколько мог повернуться старый язык нахеда.

[NIC]Язид Тагир аль-Адавийа[/NIC]
[STA]مصير[/STA]
[ava]http://s0.uploads.ru/bfi9G.jpg[/ava]
[SGN]Немногие действительно свободны; все мы рабы идей или обычаев[/SGN]

Отредактировано Мелестина Каррильская (13.03.2017 22:33)

+1

7

Флавий был не в своей тарелке от успехов с этим подозрительным по своей природе торговцем из солнечного Халифата. Нахед производил на него впечатление человека, который выиграл в костях огромную сумму денег. В его глазах было видно счастье, обусловленное тем фактом, что его дело, наконец, пошло. Ясно одно — опытом он не был обделен. На это указывали движения, им предпринятые. Он начал улыбаться и еще сильнее хвалить своего гостя. Словно он — властитель всия Вселенной, сами Боги в конце концов... однако, для этих земель он и был своеобразным Богом. Человеком, что владел всеми этими людьми. В его распоряжении были души, от первого до последнего человека. Может, ирш и прав, когда говорил про стремительный взлет?

"Сам Валериан приехал на этот рынок!" Да ну, бред какой-то. Именно такие мысли раздавались в голове у Валериана. И действительно, он никогда не считал себя важнейшей в мире персоной. Будучи всегда человеком скромным, он служил императору, ведя его армии к победам и славе. Никогда не
считая, что он достоин наград. Даже пост великого доместика свалился на него как снег на голову, пусть и на человека, обладавшего достойным умом и сообразительностью. Пусть и на патриота. Но славных патриотов много. Почему не Деметрий? Почему не Монотиох со своей бригадой? Почему именно Флавий? Но в голову сразу приходил ответ. Умения — вот что было катализатором процесса роста. И именно этим и отличалась Империя Запада от Креонты. Тем, что в Империи Запада никогда не было такого, чтобы достойный человек мог стать дворянином. Только родиться.

Глаза ирша, чёрные и сухие, заблестели — надеясь на, видимо, хорошую сделку. Если товар будет хорошим, хорошей будет и сделка.

Какой человек в городе не знает Флавия Валериана! — работорговец тут же начал льстить, дабы смилостивить "господина" на большую сумму. Но доверять Флавий стал еще меньше — он всегда ненавидел лесть. — Да, вы, господин, уже несколько лет у всех на слуху. Какой взлёт! Такую карьеру не каждый способен создать, а уж удержать и тем более. Зачастую, балансирование на вершине гораздо сложнее, чем путь к ней - то ветер норовит сбросить вниз, то другие покорители гор лезут снизу, метя на нагретое место. Вы удивительно ловко справляетесь с балансом, господин.

Однако, Валериан не хотел ссориться. Вместо того, чтобы упрекнуть "продавца" в лести, он показал свое удовлетворение. И сделал это красиво. Чему-чему, а играть на эмоциях людей Валериан в Креонте научился.

Возможно, вы и правы. Но я никогда не рвался к славе. Моё дело — служить императору, служить рьяно и преданно. Подобно вашему великому визирю, который, кстати, отличается просто колоссальным образованием и находчивостью. Халиф Баязид, повелитель пустынь и солнечных берегов Юга, умеет разбираться в кадрах. А ветер... ветер дует всегда. Что бы ни было. Он может сдуть и вас, мой друг. А я балансирую лишь потому, что уповаю на милость Императора. Знаете, в Креонте, как и в Халифате есть такой закон. Горе тому, кто переступит дорогу императору.

Работорговец постепенно начал сосредотачивать внимание Валериана на одной персоне. Это была девушка, которая понравилась Флавию с самого начала. Пышное красивое тело, скрытое под хламидой, отражающий блеск солнца бледный, но от того диковинный цвет кожи. Девушка вновь вспыхнула, совсем опустив взгляд и быстро моргая пушистыми ресницами. Руки торговца едва касались её плеч, отводя пышные волосы, мешающие обзору, назад. Сказка, а не товар.
Флавий, никогда не интересующийся женщинами, в своей жизни был однолюбом. Он убил свою мать, прикончил своего отчима, но одну женщину он все-таки любил. И эта женщина... она покорила его. Эта девушка отчетливо напоминала всемогущему префекту ту женщину... и от того грела не только свойственную мужчинам похоть, но и душу. А ирш, почуяв реакцию, продолжил, к вящему удовольствию Валериана, рассказывать

Не ожидал, что вы самолично появитесь на этом рынке, впрочем, страшиться мне нечего - мои девушки - товар качественный, и не боятся внезапных проверок знающими людьми, — он улыбнулся, мягко кладя ладони на плечи девушки, — Большая честь, доместик, большая честь торговать с вами. Позвольте рассмотреть её получше... — сказал работорговец и с этими словами балахон рухнул на землю. Ткань, тихо шурша, упала на землю с легким хлопком, что, впрочем, лишь доносил Валериану удовольствия, которое пронизывало его вены. Девушка с трудом сдерживала наготу, это было видно. По коже побежали мурашки. Это был страх, но страх... интересующий Флавия.

Тем временем, торговец продолжал рассказывать о её прошлом. Почуял жилу, молодец. Но приятно же. Пусть рассказывает.

Девушка эта была привезена совсем недавно, господин. С границ Склавинии, с другого берега Морговийского моря. Очень яркая представительница расы. Малышку продали моему человеку её родственники, им нужно было золото, и вот - этот цветок теперь в моей коллекции. Для северян - на редкость чистый экземпляр... правда, на всеобщем понимает относительно плохо, на креонтийском - и вовсе никак, но разве же необходим девушке дар речи, когда от неё ждут совершенно иного? Голос у неё звонкий, хороший, вам должен приглянутся. Хотите услышать?

Мне всегда нравились склавинки. Я сам с Хальда. Пусть это и не земли склавинов, однако мы столь же дики. И дикость порою желанна значительно больше, нежели приторная ласка. — сказал Валериан, после чего, заинтересовавшись предложением работорговца, сказал. — Да, попробуй заговорить. Яра кажется, да? Расскажи о себе.

Валериану было интересно даже не её голос. Валериану было интересно то, что она скажет. Было интересно услышать волнение... именно услышать. Это, возможно, и было тем, что он искал на этом рынке. И Валериан был уверен, что такой подарок точно понравится Евгению.

+2

8

Язид покачал головой. Ветер! Как много от него зависит. Порой, гораздо больше, чем от личных качеств человека, или его подготовленности к балансированию на краю пропасти и верхушке горы. От ветра зависит гораздо больше. чем кажется многим. Этот ветер - он же случай, он же удача, он же Рок - недооценивается многими самоуверенными личностями, но оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужным товаром и нужными словами - о, это окупается сполна. Ровно как и нахождение в ненужном месте в противное время отправляет людей на виселицу, а неосторожно сказанная фраза ведёт к необратимым последствиям. И никогда не знаешь, какое именно слово, жест или взгляд подведут тебя к черте, открывающей безграничные возможности - или обнуляющей всё, что ты в этой жизни делал.

Сам работорговец был приверженцем мыслей о том, что судьбой всякого управляет удача, однако, в отличии от тех, кто обыкновенно просто плыл по течению, то и дело спотыкаясь о подарки судьбы, он бежал за ней сам, хватая её руками, горячую и непокорную. Судьбе будет трудно искать тебя в доме у моря на границе Халифата, рассуждал Язид, а стало быть, надо бежать ей навстречу. Надо двигаться, надо искать её, бегать за ней, искать новые шансы и возможности! Одной из таких возможностей как раз было посещение различных празднеств и вечеров в домах богатых горожан, коих работорговец не раз встречал по своим делам. Он всегда старался попасть на такие мероприятия, это давало возможность показать себя, а порой - и свой товар, зарекомендовать своё имя и заиметь репутацию. В последнее время в голове ирша засела мысль даже попытаться достать приглашение и на празднество во дворце самого басилевса. О, это было бы вершиной его торговли, начало прекрасной жизни. Он знал людей, что частенько посещали сии торжества, и знал, что связи с ними, рано или поздно, помогут ему пробиться наверх. Быть может, дружба с самым приближённым человеком Евгения станет решающим рычагом этой идеи. Навряд ли, конечно, полководец посещает дворцовые гулянья часто, и так же навряд ли любит их, но связи... они нужны. И Язид улыбался, искренне и вполне естественно - эти мысли грели его душу.

Кожа девушки светилась ровным, жемчужным светом, отсвечивающим на осторожном загаре. Взгляд Валериана, определённо, был заинтересован в этой юной фигурке, и торговец лишний раз убедился, что весьма удачно добавил сей экспонат в своё дело. Он позволил рабыне проявлять свой характер в жестах и движениях, не заставляя более её выпрямиться и убрать руки или волосы - характер, обыкновенно, не менее важен для покупателей, чем внешность, и Язид давал Яре возможность этот характер показать. Робкий, испуганный, но тем не менее - сильный и несколько яростный - по некоторому блеску в глаза было понятно, что девушка эта испуганна так лишь потому, что обстановка для неё была нова, и привыкнуть к роли рабыни, и к своей наготе, она ещё не успела. Склавинки, по большей части, ходят укутанные в бесформенные тряпки, платки и грубые ткани, прячущие от ищущих глаз всё, что можно. Этой довелось блеснуть тем, что долгое время скрывалось ото всех мужчин, и тот взгляд, коим доместик обводил её фигуру, ей явно льстил, хоть Яра этого и не показывала. И всё-таки, всё это заставило её держаться горделивее, а румянец на щеках - выровняться в приободрить нежное лицо.

— Мне всегда нравились склавинки. Я сам с Хальда. Пусть это и не земли склавинов, однако мы столь же дики. И дикость порою желанна значительно больше, нежели приторная ласка. — сказал Валериан, после чего, заинтересовавшись предложением работорговца, сказал. — Да, попробуй заговорить. Яра кажется, да? Расскажи о себе.

Яра перевела взгляд с креонтийца на торговца - она уловила обращение к себе, но слабо представляла, что нужно и как нужно говорить. Язид приободряющие кивнул, пояснив на её родном языке:

- Pogovor z g guvernerja, otrok. Povejte mi kaj o sebi, kako vas.*

Склавинский он знал немного, ровно столько, сколько нужно для бытового разговора, путался в спряжениях и временах, но проблем в общении с самими склавинами не испытывал - и Яра, как и многие, понимала его, не смотря на ужасный, по её мнению, акцент, и тем не менее - не знала, что и сказать. Вероятно, необходимо было говорить на всеобщем... Она приоткрыла дрожащие губы.

- Господин хочет слушать меня? - неуверенно проговорила она, вспоминая тот язык, которому её учили и другие девушки торговца, и сам торговец. Яркий склавинский акцент здорово затруднял понимание сказанной фразы, как и не слишком уверенный голос девушки. Неуверенный - но умеренно-высокий, девичий и весьма подходящий её милой внешности. Он выдавал натуру задорную, свойственную юности, и, наверняка, рассмейся Яра этим самым тоном - любой мужчина бы, не задумываясь, улыбнулся в ответ. Разбежались бы солнечные зайчики, стало теплее. Но она не смеялась - она была растерянна, и переводила свой ясный взгляд с покупателя на продавца и обратно, силясь придумать, что ещё можно сделать на такую просьбу. "Рассказать о себе" поставило её в тупик, ведь на всеобщем она не смогла бы дать столь полного рассказа. На помощь ей опять пришёл Язид.

- Она быстро учится, господин, и, коль скоро будет жить в Креонте, то быстро выучит язык. Pojte mu, бинти. - Обратился он уже к девушке.

Она хлопнула своими пышными светлыми ресницами, вдохнула, и запела - тонко, но не противно, как поют многие, срываясь на фальцет.

- Na szlak swoich blizn poprowadź palec
By nasze drogi spleść gwiazdom na przekór
Otwórz te rany, a potem zalecz
Aż w losu zawiły ułożą się wzór

Голос юной девушки был чистым и ровным, не фальшивил и мягко обволакивал пространство вокруг, достаточно своеобразно вписываясь в атмосфера базара. Пела девушка на своём родном языке, задержав взгляд на Флавие, и остановилась, завершив один куплет. Длинные волосы, повинуясь лёгкому наклону головы, скрыли с глаз доместика большую часть фигуры, одной рукой девушка держалась за локоть другой - в защищающем жесте. И она, и Язид, ждали реакции Валериана, чтобы определить, как следовало поступить дальше. У работорговца было ещё несколько вариантов о том, что сказать, рассказать и показать в девушке, а так же - о том, как уговорить покупателя забрать двух девушек вместо одной, и получить приглашение во дворец. Но со всеми этими планами нельзя было торопиться, как нельзя было и торопиться с разговорами - оценивать девушку, и её голос следовало неспешно. И сам Флавий должен был, не отвлекаясь, насладиться всеми тонкими преимуществами приобретаемой рабыни. От этого Язид и не спешил со своими вставками.


* - антуража ради, взят словенский язык, с использованием гугла-переводчика))
[NIC]Язид Тагир аль-Адавийа[/NIC]
[STA]مصير[/STA]
[ava]http://s0.uploads.ru/bfi9G.jpg[/ava]
[SGN]Немногие действительно свободны; все мы рабы идей или обычаев[/SGN]

Отредактировано Мелестина Каррильская (13.03.2017 23:52)

+2

9

Приторный льстец, хороший торговец. Мне нравятся профессионалы.
               Слова Флавия были циничны, как и он сам. Человек из стали, Бич Запада, Отцеубийца. Множество прозвищ придумала для него судьба. Для человека-калеки, чья жизнь была сломана, чья судьба, незавидная, но и завидная одновременно, довела его до такого положения. Работорговец говорил сладкие слова, хвалил мужчину, выделяя в нем тысячу разных качеств вне зависимости от их наличия. Однако, все они дались Валериану тяжелым трудом. Трудом человеческим, трудом ежедневным.
Смерть родителей и любимой женщины, долгая служба гвардейцем — все это озлобило его и сделало циничным. Ценил он в своей жизни только службу и Креонту. Больше ни к чему его душа не влекла. Он не был искусствоведом. Отличаясь от Франсуа Марцию-Дюкенуа, канцлера Империи Запада, он не любил художества, поэзию, не был тонким ценителем. Единственным его художеством была война. Война, поглощавшая все. Но именно в ней душа солдата была тем самым светлым лучом, спасавшим множество жизней и доблестно шедшим в атаку впереди всех. Поэтому ратные люди, несмотря на калечную сущность Флавия, любили оного. Но калечность сейчас выражалась совсем в другом. Песня не произвела на Валериана почти никакого за душу берущего впечатления. Его впечатлила лишь красота Яры, как назвал девушку торговец. Все остальное он видел в затерянных залах своего дворца, вместе с труанскими менестрелями,
хальдскими скальдами, контландскими бардами и восточными певцами. Однако, с эстетствующим видом он все же глядел на Яру, купаясь в лучах тонких звуков её пения. А пела она действительно потрясающе.

Голос юной девушки был чистым и ровным, не фальшивил и мягко обволакивал пространство вокруг, достаточно своеобразно вписываясь в атмосфера базара. Пела девушка на своём родном языке, задержав взгляд на Флавии, и остановилась, завершив один куплет. Длинные волосы, повинуясь лёгкому наклону головы, скрыли с глаз доместика большую часть фигуры, одной рукой девушка держалась за локоть другой - в защищающем жесте. И она, и работорговец, ждали реакции Валериана, чтобы определить, как следовало поступить дальше.
Однако, Валериан был вполне лаконичен. Земля, на которой располагается его феод и где был дом, в котором он родился, всегда была краткословна.
Беру. — сказал Валериан, кивнув годдодинцу-охраннику, который поспешил достать из повозки золото, — Вы хороший торговец, мой иршадский друг. Вам следует почаще говорить так не только с августейшими. Ведь такова Креонта. Каждый бедняк здесь может сделаться купцом, каждый солдат может стать полководцем. Именно поэтому я, хальдский оборванец, стою перед вами, покрытый лавровым венком. И да, это правило касается и вас, если вы выберете... правильную стезю. Можете говорить, что продали товар самому басилевсу. То, что я сейчас купил у вас, предначертано его божественной воле.

+1


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » #Томрад - Креонта » ⊕ Кандалы Валаах ‡Креополь, 5 апреля


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC