«Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения

Объявление

Приветствуем Вас на FRPG «Кровь Королей»!

6.11.2018 – проект находится на реконструкции

Желающих присоединиться или помочь – милости просим в гостевую, теверну, или в ЛС для дальнейших обсуждений.


Сеттинг: антуражка (квази-история) по Средневековью и Ренессансу с воплощенными элементами фольклора; «низкое» дарк-фэнтези. Одна раса (+ нечисть и нежить), магический реализм, мистика, суеверия, богатый бестиарий.

Этносы: десяток государств, обыгрываются культурные особенности народов, менталитет. Все это собрано в столице мира, где вершится его история.

Об игре: социально-авантюрный жанр – приключения, дипломатия, расследования (и инквизиция!). Развитая площадка для интриг, крупной политики, борьбы за власть; приветствуется также игра в крупные неприятности, злоключения приключенцев и прочие остросюжетность да социальщина.

Рейтинг: 18+ (присутствует возрастной контент, отсутствует слэш)

Глашатай Эпироты:

11 мая – вдобавок к перенесенным турниру и торжествам в честь Дня Рождения августы, грядет великий церковный праздник Вознесения Господня.

1 мая – начало Хальдского восстания: королевство Гододдин воспротивилось «власти еретиков». Читать ››

29 апреля – Верховный Понтифик накладывает интердикт на Нижний Грёцланд. Читать ››

14 апреля – Хурденская Резня: силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще многочисленными в регионе латинянами; погиб папский легат. Читать ››

17 апреля – окончание траура по погибшим после "Кровавого Маскарада".

2 апреля – латиняне отпраздновали конец Великого Поста и Пасху (в Империи - весьма сдержанно из-за скорби).

21 марта – Высший Суд Империи Запада в ходе публичного процесса признал недействительным брак майордома Бургуни и эскаланской принцессы Мелестины Каррильской.

12-14 марта – широкой общественности Виларета становится известно о смерти кайзера Северного Рейха.

9 марта – Кровавый Маскарад в Виларетском дворце - после праздника загадочным образом скончались 9 высокородных дворян. Объявлено расследование и сорокадневный траур. Читать ››

Ночь с 8 на 9 марта – начало празднеств по поводу Дня Рождения императрицы Запада. Читать ››

Объявления форума:

06.11.18 – Да, пусть и после внушительного перерыва, но реконструкция все же ведется. Желающих присоединиться к коллективу ожидающих или, того гляди, даже помочь – милости просим в теверну или в ЛС.

20.09.17 – Ведется реорганизация и работа над ошибками. Всех заинтересованных приглашаем высказаться в теме «Перезапуск».

13.02.17 – Эпирота переходит на видоизмененную карту, подробности здесь.

01.01.17Новогоднее обращение Щелкунчика.

07.11.16 – Профилактические обновления.

24.10.16 – Невероятно, но факт: мы благополучно прыгнули. Игровая дата сменена с первой половины марта, на первую половину мая 1448 года. Сводка о произошедших за полтора месяца событиях выложена в новой главе сюжета.

09.10.16Внимание! На следующих выходных будет осуществлен долгожданный таймскип. Все хвосты и распоряжения должны быть подготовлены и опубликованы участниками до 15 октября.

10.09.16 – просим игроков принять участие в опросе о «зеркалах связи» и перемещении феодалов в столицу на проживание.

14.05.16 – на форуме проводится опрос касательно сокращения времени путешествий-посланий и новой системы названия эпизодов.

03.04.16 – новыми сюжетными событиями обновлен игровой синопсис.

14.02.16 – поспешите, не пропустите! Общественный эвент – бал-маскарад во дворце! И помните: до полуночи – время масок, время интриг (игра осуществляется инкогнито).

28.01.16 – запоздало в честь знаменательной даты – три месяца со дня открытия – введена возможность акционного приема.

04.01.16 – Обновлены глобальный и арадоснкий сюжеты. Подробнее здесь. N.B.! На форуме проводится новогодняя перекличка (до 8го января включительно).

18.12.15 – Проекту «Кровь Королей» исполнилось два месяца. Мы сердечно благодарим наших замечательных игроков за такой вдохновляющий старт и желаем всем нам дальнейшего процветания и долгой, занимательной игры. Набирайтесь сил на декабрьских каникулах, но не расслабляйтесь.

18.10.15 – Наконец наш мир распахивает двери для своих героев. Возрадуемся, выпьем браги и вознесем молитвы Созидателю во цветущее существование и долголетие.

Библиотека имени Святого Марка

Каталоги:
White PR LYL

Партнеры:
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Разлом В шаге от трона ролевая в стиле псевдоитории. Интриги  Dragon Age: Ante Bellum Rayolinn Black&White Последний шанс VEROS Грамельнн. История семи королевств Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого
Хроники Кэйранда Белидес Terra Incognita: Homo Ludens

Счетчики:
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Игровая Глава II: Май 1448 года Совершен таймскип с Марта по Май, глобальный сюжет обновлен сводкой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » Грёцланд » Грецланд, Кельбергские горы; Начало марта. ‡ЗАВЕРШЕН


Грецланд, Кельбергские горы; Начало марта. ‡ЗАВЕРШЕН

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Время:Начало марта
Место: Волчий перевал в Кельбергских горах, вблизи границы с Эрцбургом.
Действующие лица: Вольфганг Норсхейм, Ирмгард Кайзбреггер
Декорации: весенний Грецланд - распутица уже закончилась, земля покрыта свежей травой и подснежниками, однако деревья в большинстве своем голые. В горах по-прежнему прохладно.
Ремарка об эпизоде: После скоропостижной гибели назначенного жениха, юная принцесса Арадорна становится потенциальной супругой гроссгерцога Йонатана ван дер Берга, который желает отправится с девушкой в столицу дабы испросить разрешения на брак у юной Императрицы, однако в силу неотложных дел он вынужден отказаться от этого плана - от лица Империи принцессу Имгард отправляется встречать ее  двоюродный дядя, Великий Инквизитор и приглашенный член Малой Курии, герцог Норсхейм.

Отредактировано Вольфганг Норсхейм (30.01.2016 16:20)

0

2

Ни что так не украшает северную природу, как ее весеннее убранство.  Нежная молодая трава и хрупкие первые цветы, пение птиц - все это способно оживить даже самый мрачный  пейзаж. Вдыхая закованной в кирасу грудью свежий горный ветерок, Вольфганг в очередной раз думал о том, как же он любит родные земли - жаль, вырваться в них удается совсем не так часто. Однако в этот раз повод был более чем знаменательный, государственной важности - Инквизитор ехал встречать  арадонскую принцессу, юную Ирмгард.  Норсхейм находил желание Сигизмунда отдать дочь за имперца весьма разумным, соседям стоило укрепить отношения перед лицом угрозы большей и менее изведанной  - Халифатом. И вот, когда  кадидатура жениха была одобрена и Сигизмундом, и Малой Курией, в людские планы внесло свои правки Поветрие, разом забрав и жениха Имгард, и ее брата, разом сделав девушку "ключом трона Ароданского" и  самой желанной невестой Империи после   ослепительной августы. В охоту за ценным призом сразу вступил достойный охотник  -  гроссгерцог ван дер Берг - один из последних людей которых  Великий Инквизитор и другие имперские власть имущие хотели видеть правителем Арадорна  -  своенравнвый протестант вполне мог развязать конфликт, а то и вовсе прибрать к рукам Грецланд, присоединив его к Арадону. К тому же по мнению Святой Церкви протестанту на каком - либо престоле делать было решительно нечего, и тут Вольфганг был со своим светлейшим сюзереном, Папой Тармийским.  Создатель  услышал молитвы своих чад, и ниспослал на буйную голову гроссгерцога срочные дела в его землях, в то время как другая буйная голова в лице молодого кардинала - настоятеля была отправлена встречать принцессу как подобает, вполне официально, от лица Ее Величества Стефании I и  ее народа.  К тому же вышеозначенный кардинал приходился принцессе двоюродным дядей, а рейнхфюрсту Эрцбурскому - любимым и единственным племянником, что делало его даже по арадорнским меркам - человеком более чем родовитым и влиятельным.

Вольфганг решил, что встречать принцессу он будет без излишней пышности, но  должно ее статуса. Экипаж Ее Высочества он ехал встречать с десятком конников  из которых пятеро были рыцарями - инквизиторами, а еще пятеро - рыцарями герцогства Унтервальден.  На вычищенных, сытых боевых  конях - дестрие, в сияющем доспехе , со штандартами Империи и Инквизиции, отряд представлял собой великолепное зрелище, заставляющее встреченных путников падать на ниц. Возглавлял  его Великий Инквизитор - верный скаковой Моргенштерн выглядел на фоне массивных  рыцарских  коней еще более сухощавым и грациозным, белоснежным пятном выделяясь впереди отряда, а сам Инквизитор отличался от своих людей лишь более легким доспехом, алым плащом и шлемом, с потрясающей достоверностью отображающим драконью морду.  На них не было никаких лишних украшений, ни  людские доспехи, ни конская сбруя не были парадными,  но идеальная выучка отряда и  его безупречная аккуратность сразу давали понять, что юная дочь Сигизмунда  важна Империи и сопровождать ее будут только лучшие воины и охранники. Топот лошадинных копыт был для Вольфа музыкой,и,наслаждаясь великолепной скачкой, он  пустил коня галопом, а замедлился отряд только когда под копытами  глухо застучал камень - тракт на Волчьем Перевале был большой и ездили по нему часто, посему от обеих сторон границы он был вымощен. Прибыли всадники вовремя   -  в далеке, за обыкновенной для утренних гор дымкой, показался другой отряд - тот, что должен был везти им Ирмгард.

Отредактировано Вольфганг Норсхейм (30.01.2016 17:33)

+1

3

[AVA]http://s3.uploads.ru/fDzJE.jpg[/AVA]
Новость о выезде в столицу застала Ирмгард врасплох. В тот вечер, практически полностью освоившаяся за месяц своего пребывания в замке гроссгерцога, принцесса сидела у камина с очередным томиком стихов в руках. Ее пальцы лениво перебирали страницы, а взгляд лениво бродил по строчкам. Скука. Такого чувства девушка давно не испытывала. Все книги библиотеки она уже прочитала, рукоделие закончилось, а материалы для нового не могли завести из-за обильного снега. Весь сад с его многочисленными тропинками и лавочками исхожен и выучен. Заняться было катастрофически нечем. И, в тот момент, когда казалось, что время совсем остановилось, приходит известие от Императрицы с приглашением на праздник, в столицу, в люди. Главный инквизитор уже выехал ей навстречу и медлить нельзя.

Как завертелось время, ах. Сборы, упаковка, подготовка. Жизнь снова наполнилась красками, сдув пыль с дочери кайзера. В сущности, собрать сундуки было не сложно – их почти не разбирали за время пребывания Ирмы в гостях, знали ведь, что должен быть выезд, правда не этот. В последний момент гроссгерцог Альбрехт, собиравшийся сопровождать Ирмгард как минимум до места встречи с инквизитором, отказался от своей идеи, оставшись дома решать сверхважные задачи. И принцесса пустилась в дорогу без потенциального жениха, но с усиленной охранной и обозом вещей и нарядов.

Завернутая в меха Ирмгард сидела в карете и пыталась представить каким перед ней явится Лизье. Ярким и праздничным, купающимся в цветах. Будут ли ей рады там, или наоборот, помятуя о длительных войнах с ее отцом, отвергнут. Странно, что отец не подал весть дочери. За месяц ни одного письма. Ирма погружалась то в мрачные мысли о доме, о друзьях, от которых оказалась оторвана, то приходила в радостное предвкушение от предстоящего посещения столицы. А тем временем, по дороге ее встречали заснеженные равнины с редкими прогалинами зеленой травы, прозрачные леса, еще не успевшие одеться зеленью. Само полотно дороги было влажным и скользким, колеса кареты то и дело проваливались в ямы и увязали в распутице. Но, чем глубже они продвигались в Империю, чем дальше оставался родной Арадон, тем суше становилось вокруг и быстрее был ход коней. Ирма успела задремать, когда плавный ход экипажа по мягкой земле сменился звонким цокотом копыт и перестуком колес по брусчатке.

- Подъезжаем, Ваше Высочество, Волчий Перевал,  - тихонько позвала ее фрейлина, указывая рукой на мощенную камнем дорогу. Там впереди уже был отряд конников. Все как на подбор в одинаковых блестящих доспехах, строго держат строй. Ирма, успевшая повидать армию отца, оценила такой сдержанный и вместе с тем торжественный ход. Конечно, вывозить на тракт барабаны, фанфары и ковровую дорожку по меньшей мере глупо.

Карета подкатилась к всадникам и остановилась. Лакей, лихо соскочивший с подножки, быстро открыл дверцу и подал руку, на случай если принцесса решит выйти на воздух. Запахнувшись в меховую шубку, Ирма выглянула в раскрытую дверь и тихо прошелестев юбками спустилась на землю.

- Ваше Высокопреосвященство, приветствую Вас в столь ранний час, - молвила принцесса, грациозно склонившись в реверансе. Ирма не знала в точности, как в такой ситуации себя вести, все-таки Вольфганг приходится ей дядей. Но посчитав, что сперва она приветствует посла от Императрицы и Главного инквизитора, а все остальное потом, успокоилась.
Глава ее охранного отряда, грузный седовласый мужчина тоже спешился, прошествовав вслед за принцессой, остановился поодаль, ожидая дальнейших распоряжений.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (01.02.2016 00:06)

+1

4

Отряд принцессы показался Вольфу относительно небольшим  - впрочем, вряд ли была нужда в большом количестве охранников - путь принцессы до земель Норсхейма была достаточно коротким и безопасным. А вот на весьма  габаритный обоз с приданым и свитой Инквизитор посмотрел с легкой печалью -  вряд ли путь в Столицу будет простым и быстрым. Наконец, дверца экипажа принцессы открылась, позволяя путнице размять наверняка затекшие в долгой дороге ножки.
Проворно выбравшееся из кареты создание было подобно юной северной фее, укутанной в пышный и теплый мех. Не без удивления Вольфганг признал в ней знакомые черты - в них обоих было что-то неуловимо схожее, очевидно прав был Дитер, говорящий что  старший сын пошел в северную, анесианскую породу.
Инквизитор соскочил с коня, преклонил перед  принцессой  колено и аккуратно снял шлем, дабы аккуратно коснуться губами нежной руки Ирмгард.
-  Счастлив видеть вас в  Унтервальдене, Ваше Высочество. Смею предложить вам проследовать до моего дома и остановится там на ночлег  - позвольте своим людям отдохнуть и пополнить припасы перед долгой дорогой до столицы.
Он рассматривал девушку с беззлобным интересом  - Вольф давно не видел своих родственников,  но с матушкой принцессы и дядей-рейхфюрстом он переписывался до сих пор, в весьма теплой форме, посему принцессу невольно воспринимал как племянницу, впрочем, постоянно напоминая себе о ее высоком титуле и еще большей значимости в политических играх Запада и Севера.
Он обменялся парой учтивых слов с начальником ее охраны  - убедился, что в дороге  ничего подозрительного или опасного не происходило, поблагодарил за то, что доставили принцессу живой и здоровой  - старых вояк инквизитор уважал, и к мнению их обыкновенно прислушивался, не глядя на происхождение и крови  -  то, что твои предки были воинами не значит, что ты родился с мечом в руках и сможешь одолеть крестьянина, который этот самый меч в руках держит лет двадцать.

Отредактировано Вольфганг Норсхейм (30.01.2016 22:15)

+1

5

[AVA]http://s3.uploads.ru/fDzJE.jpg[/AVA]

Легкий мороз, тронул нежную кожу девушки, залил румянцем щеки, кольнул тонкие пальчики. Встреча состоялась. Ирма была одновременно и встревоженна, и рада, ведь это родственник, дядя. Отец много рассказывал ей об их родне и золотых пэрах Арадона и Империи, велел заучивать все имена и фамилии, заставлял регулярно повторять их родственные связи, династические линии и дружественные взаимоотношения. Насколько эти знания важны, принцесса смогла убедиться только в этом году, когда впервые покинула родной дом в одиночестве, без гувернантки или любого другого старшего уполномоченного лица.

Глава инквизиции был приятен и внешне, и в манерах. Ирмгард, хотя и была принцессой, совсем не привыкла к таким почестям в свой адрес. Мило и весьма наивно улыбаясь, она протянула руку мужчине для церемониального поцелуя. Пальцы дрогнули, по коже прокатились мурашки. А в голове сталкивались мысли – что делать дальше, как быть? То она вспоминала, как отец в шутку также вставал перед ней на колено и в легкой игре учил ее как приветствовать разных сановников. То перед глазами вставала картинка из книжки, где рыцарь, собирающийся в поход, стоит на одном колене перед женщиной, своей матерью, и получает благословение на ратные подвиги. Ирма была в смятении. Она отчаянно пыталась вспомнить как вела себя матушка в таких же условиях, но верное решение неуловимо ускользало. Мурашки от руки расползлись по всему телу, заставив все тело легонько вздрогнуть. Тонкие черты девичьего лицо отобразили все метущиеся в ней мысли буквально на одно мгновение, но опытному в людских душах человеку и этого мига хватило бы, чтобы понять, что принцесса в сущности еще девочка. Легкая, доверчивая, наивная, маленькая девочка. Ни твердости отца в военном деле, ни упорства в вере матери не сквозило в ней. Таким бывает семечко одуванчика, только оторвавшееся от родного стебля, невесомое, прозрачное, полностью отдающееся на волю ветра, несущего его над землей. И только если посчастливится ему попасть в благодатную почву, и никто не затопчет и не зальет его, только тогда сможет из маленького ничтожного семечка вырасти мощный и полный жизни цветок.

- Благодарю вас, - после паузы ответила принцесса. Дабы скрыть смущение от длительного ответа, она, повернувшись к фрейлине, указала на сундук, который ей понадобится в покоях. Девушка, приставленная к дочери кайзера еще ее отцом, была тонкая и бледная. Светлые, практически белые волосы, прозрачные глаза, бесцветные брови и ресницы, тонкие губы – все это придавало ее лицу выражение вечной озабоченности и озлобленности. Она была старше своей госпожи и уже успела побывать замужем, но во время Имперско-Арадонского конфликта супруг фрейлины погиб. Как рассказывал его командир, то была важная битва и их отряд прикрывал прорыв основных сил в стан врага. Они приняли основной огонь на себя и мало кто сумел тогда выжить. За заслуги ее мужа перед Отечеством, молодой вдове оказали большую честь – поручили следить и оберегать юную принцессу.

Успокоившись в уже привычных кратких распоряжениях относительно стоянки, Ирма смогла взять себя в руки и вспомнить верный алгоритм действий дальше. Она встала подле герцога и окинула одним взглядом замок и окрестности. Девушке было интересно как принято строить дома в Империи, ведь ранее она путешествовала только по Арадону и совсем чуть-чуть в Томраде, где стили построек совсем другие.

- Благодарю, Ваша Светлость, - взглянув в глаза Вольфгангу, повторилась Ирма и теперь точно успокоилась, - Мы с радостью примем ваше предложение остановится. Дорога была тяжелая, в большей степени из-за многочисленного обоза и размокших дорог. Солдаты утомились, то и дело откапывая экипажи из грязи, -  принцесса обвела взглядом воинов, выстроившихся в колонну за своим командиром. Ирма медленно кивнула главе отряда, позволяя распускать людей на заслуженный отдых. Она еще не умела так лихо раздавать указания по распряганию коней, установке обозов и много чему еще, что с такой легкостью делал ее главный охранник. Всему этому девушке еще только предстоит научиться, но это будет когда-нибудь потом. Легкомысленно отвернувшись от воинов, она вновь обратилась к герцогу:

- Мои люди и правда устали, но я, находясь все время в карете, совсем нет. А как ваша дорога прошла? -  участливо поинтересовалась принцесса, снова с интересом озираясь вокруг, - Если вы, как и я не устали, могла бы я попросить вас показать мне окрестности, замок и рассказать немного об истории этого места? – Ирмгард жаждала поговорить с новым человеком, узнать что-то новое, спросить об отце в конце концов. За месяц пребывания в замке гроссгерцога она была практически изолирована от общества, ее фрейлина, да пару дам приставленных к ней там – вот и все нехитрое окружение, которое еще в большей степени нагоняло на принцессу тоску. А сейчас, девушка и не знала может ли она так вольно расспрашивать герцога или ему это может быть не по нраву.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (01.02.2016 00:06)

+1

6

Замешательство девушки выглядело весьма мило, но Вольфганг отлично отдавал себе отчет,  что в столичной яме с гадюками многие с ним могут не согласится. Если все пройдет по плану,Инквизитор, вероятно, может привлечь к делу монахинь - аристократок. Такие во множестве имелись в Пречистом Ордене Белой Розы -  многие знатные вдовушки после смерти супруга обращались к Создателю - особенно если понимали, что милые родственники вероятнее всего назначат безутешной жене усопшего небольшое содержание и отправят куда-нибудь подальше, доживать свой век. В лучшем случае. А  в худшем... Никто ведь не удивится, если немолодая женщина зачахнет от тоски по любимому мужу? А то и вовсе станет невнимательной и упадет, допустим, с лестницы, или из окна, открыв его дабы глотнуть свежего воздуха? Многие прозорливые дамы полагали, что они пока что готовы послужить Создателю и на бренной земле, после чего стриглись в монахини. Такие леди в силу своей образованности часто заведовали архивами и библиотеками Церкви и самой Инквизиции, преподавали в пансионах для благородных девиц, часто открываемых при монастырях. Подобная наставница могла без всякой корысти обучить юную принцессу всему что следовало знать, оказавшись при дворе светлейшей августы. Но пока что развлекать заскучавшую в дороге девицу предстояло самому Норсхейму. Она была еще совсем ребенок  - наивный и нежный, и  кардинал видел это, чувствовал  -  служба приучила его видеть подобное. В такие моменты он жалел, что у него не было  младшей сестрички, с которой мог бы поучится обращению с такими барышнями. Значит, придется импровизировать.
- Создатель был милостив к нам, моя леди  - добрались от столицы всего за пять дней, правда, все были верхом и двигались мы быстро - боюсь, подобный путь с обозом займет вдвое больше времени.
Конечно же он устал, но, привычный к подобным нагрузкам, быстро пришел в себя и Ирмгард встречал уже посвежевшим.
- Конечно же я покажу вам все, как только мы доберемся до замка. От моей матушки осталось множество родовых вещей и украшений, орнаменты на которых могут показаться вам интересными  -  к тому же есть несколько увлекательных геральдических и летописных книг. Я также покажу вам наш небольшой сад - он по-большей части засажен растениями лекарственными и полезными, что не умаляет их красоты - а многие уже начинают цвести или уже показали великолепные бутоны.

+1

7

[AVA]http://s3.uploads.ru/fDzJE.jpg[/AVA]
Запахнувшись поглубже в свои меха, Ирмгард двинулась вслед за герцогом. Его речь успокаивала ее, наполняла силой и уверенностью, что все сказанное ею ранее, было верно. Принцесса попыталась представить их со стороны – высокий статный рыцарь в доспехах и она, ничуть не уступающая ему в росте, но тем не менее кажется меньше и невесомей. Мимо пробегали слуги, заносящие сундуки в замок, и выставляли обозы под забором. Урсулла, фрейлина дочери кайзера, хлопотала вокруг, следя, чтобы тюки с вещами принцессы не рассыпались по всей мостовой. Грузный глава отряда отдавал последние распоряжения касательно лошадей и тоже спешил в замок, согреться и осмотреть дом, где также будет ответственен за свою госпожу.

- Да, ваша дорога была быстра. Может стоит и мне пересесть в седло, а обоз пусть тащится следом? – наивно спросила Ирма. Откуда ей знать, что такое прибытие в столицу показалось бы местной знати немыслимым и вульгарным. Юная дама должна перемещаться между городами укутанная в меха, закрытая в карете, охраняемая взводом храбрых воинов. Она должна обязательно устать в пути от качки. И не приведи Создатель ей сразу заявиться на важный прием, не отлежавшись как минимум сутки в темноте и тишине. Но откуда знать все эти тонкости принцессе Арадона, где ходили более простые понятия на этот счет. Ирмгард спокойно садилась в седло рядом с отцом и выезжала вперед, к границам Томрада, без страха быть непонятой.

- Мне очень интересно осмотреть ваш дом, орнаменты и книги, ведите. А цветущие сады. Ах, в Грецланде еще снег не везде сошел и только-только трава проступила, а здесь уже бутоны, - восторгалась Ирма, прогуливаясь по аллеям на пути в замок. Ее руки были согнуты в локтях и едва соприкасались кончиками пальцев напротив пояса. А в голове билась мысль: принцесса пыталась понять уместно ли ей брать герцога под руку сейчас, или это делается позже. Она все время перекладывала свое нынешнее положение на поведение ее матушки в аналогичных ситуациях и не могла уловить тонкой границы перехода.

Заговорив о Грецланде и погоде, Ирма невольно вспомнила родной Ародон. Когда она покидала дом, там еще лежал снег и реки сковывал лед. Отец выходил провожать дочь в плаще, матушка брала шубку. От этих мыслей сердце принцессы сжалось. Она никогда так надолго не прощалась с родными, а тут даже весточек не было. И отчаянно, будто с обрыва в пропасть, принцесса резко повернулась к герцогу, она решилась на вопрос, мучавший ее уже месяц и только сейчас появился человек, который может быть ей ответит.

- Ваше Сиятельство… дядюшка, - запинаясь, начала Ирмгард, не до конца уверенная, что ей позволено такое обращение, -  Может быть вы в курсе как дела в Арадоне, в моей семье, доходили ли до вас вести об их здоровье, планах?

Этот вопрос еще от того мучал Ирму, что решение по кандидатуре ее будущего мужа отец не вынес и никак не дал знать ей об этом. А жить в ожидании тяжко и более невыносимо. Принцесса конечно понимала, что герцог, находившийся еще дальше от Арадона, чем она, вряд ли может обладать какой-либо свежей информацией, но ведь он Глава такой обширной организации, вдруг да донесли ему что-нибудь незначительное, неважное на первый взгляд, а ей сердце и эта малость согреет.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (24.02.2016 19:09)

+1

8

Герцог мученически вздохнул и мысленно возрадовался, что часто бывал в Арадоне и знает его обычаи - человек менее умудренный опытом общения с северной знатью вероятнее всего бы ужаснулся, аперед взором настоящего вердонианца всенепременно возник бы порочный образ Гоморраш восседающей на рыжем коне Войны, что явно не могло положительно сказаться на репутации  молодой наследницы арадорнского трона.
-  Боюсь, что в столицу вам придется въехать в экипаже - это вернее с точки зрения имперской этики и тривиальной безопасности. Но это совершенно не значит, что я не понимаю вашего желания, и, думаю что некоторые части нашего пути вы сможете преодолеть в седле - тем более, что  это лучший способ оценить природу Империи.
  Видя, что  девушка не знает, куда деть руки, и к тому же,вероятно, серьезно волнуется на новом месте, Вольфганг аккуратно взял ее под локоток - ручка была хрупкая и теплая, как маленькая птичка, так что Инквизитору приходилось проявлять большую аккуратность чем обычно, дабы не причинить принцессе неудобства. Все же она еще сущий ребенок -  так радуется весне и цветам. Обращение "дядюшка" было непривычным до крайности, но указывало на желание Имгард сблизится с родственником, что само по себе было весьма недурной вестью, а вот вопрос про здравие родственников заставил его помрачнеть. Неужели ван дер Берг не сообщил? Интриган и подлец. Инквизитор заговорил - тише обыкновенного, решив, что лучше единожды причинить девочке боль, а потом дать ей отдохнуть и оправится в дороге.
- Вы можете называть меня по имени, племянница - наша разница в возрасте не столь велика. К сожалению я наслышан о вестях из вашего дома, моя леди, и, к сожалению, именно мне придется донести их до вас. Крепитесь, принцесса, ваш отец скончался несколько недель назад.
Инквизитор напрягся, готовый к любой реакции Имгард, в том числе - обмороку.

+1

9

[AVA]http://s3.uploads.ru/fDzJE.jpg[/AVA]
- … это вернее с точки зрения имперской этики… - так стыдно девушке давно не было. Вжав голову в плечи, зарывшись носом в меха, Ирма мечтала провалиться сквозь землю. Перед глазами тотчас предстал урок с матушкой, где она настойчиво объясняла дочери все тонкости и различия этикета Арадона, Империи и Томрада. И так опростоволоситься! Ивон была бы в гневе узнай она о крамольных мыслях дочери, более того еще и высказанных вслух, да еще и кардиналу – невероятно!

Но все же, как герцог был тактичен и мудр. Не пристыдил, даже носом не ткнул, просто переложил ее легкомысленные слова на практику, совместив и манеры, и желания. Одни эти слова, простое предложение, но Ирма уже вспомнила как важно в Империи соблюдать все тонкости этикета и правил, потому в полной мере прочувствовала снисходительность и доброту ее спутника. Позволить принцессе сидеть в седле рядом с собой и его воинами – немыслимо, но для нее он и это готов стерпеть. Волна радости, восторженности и предвкушения веселой поездки захлестнули девушку, чуть не подпрыгнув на месте она смотрела на Вольфганга радостными глазами. Весь его образ теперь лучился перед ней, олицетворяя дверь на свободу. Едва сдерживаясь, чтобы не кинуться на шею своему избавителю, дочь кайзера пыталась успокоить голос и произнести слова благодарности максимально сдержанно:

- Я вам буду очень-очень обязана, благодарю, благодарю. Хотя бы чуть-чуть, но выбраться из душной повозки, почувствовать ветер и пыл скачки. Ах, как давно я не сидела в седле. Надо велеть, чтобы достали амазонку и шляпку, да и обязательно вуаль… -  она что-то еще лепетала о своих следующих сборах, пока не осеклась, поняв, что снова попала впросак. Мысленно проклиная себя на чем свет стоит Ирмгард наконец утихомирилась. О ее затаенном предвкушении и сдержанных чувствах явно свидетельствовал только яркий румянец на щеках и частый дробный стук сердца, - Простите, - все еще лучезарно улыбаясь проговорила девушка. Она была счастлива.

Руки, которые Ирмгард все еще сомневалась куда девать, оказались в теплой и такой удобной ладони герцога. Снова дрожь. Принцесса никогда не держала за руку мужчину, кроме отца конечно, но это было так давно. И теперь, будто правитель Арадона внезапно оказался здесь. Такая же горячая, сухая ладонь, жесткая кожа в мозолях от поводьев. Глубокий вздох и тепло от воспоминаний, которые так похожи на явь, разлилось по телу дочери кайзера. Она благодарно сжала пальчиками руку инквизитора, снова кинув на него взгляд, полный безграничного счастья. Но от следующего вопроса принцессы про дом, герцог нахмурился, его голос был тихим. Не ожидавшая дурных вестей Ирмгард плохо расслышала начало фразы и откинув меха подальше от лица повернулась к Вольфгангу только к концу:

- Ваш отец скончался несколько недель назад

Имгард еще по инерции сделала два шага вперед и остановилась. Лицо окаменело, пальцы невольно сжались, дыхание замерло и кажется даже сердце на миг остановилось. В ушах зазвенел противный протяжный писк – крик принцессы. Тотчас прибежала Урсулла, готовая храбро отгонять от своей госпожи мышей, захваченной по пути метлой. На дорожке показались двое нордов, из отряда принцессы. И даже в окна замка выглянули любопытные.

Медленно повернувшись всем корпусом к инквизитору, Ирма подняла на него глаза. Пустые, нет – бездонные, мертвые серые глаза, смотрели в упор на мужчину. Слез еще не было, рано. На вряд ли юная девочка успела осознать весь ужас новости. В голове одна мысль – она осталась одна, любимого, заботливого отца нет, разве это реально.

Минута, две, сколько она смотрела на инквизитора. Сколько времени прошло с тех пор как крик охватил всю округу и заставил мир остановиться. Горничные перестали скрести пол, бойцы треножить лошадей, даже птицы петь прекратили и ветер замер. А потом… Весь окружающий шум тугой волной нахлынул на девушку, закрутил, захлестнул и в конце утопил. Слезы брызнули из глаз, не сумев сдержать их она закрыла лицо руками, забыла о манерах, правилах. К чему все это если мира больше нет. Перед глазами принцессы поплыли картины.

Одинокая фигура, закутанная в мех, стоит посреди только проснувшегося от зимней спячки сада, и к ней по дорожке на высоком вороном коне в блестящих доспехах едет он. Вот поднимается забрало и там лицо, родное, любимое лицо. А, потом поворот и этот же сияющий своей силой и мощью рыцарь лежит сраженный… Нет, больше выдержать принцесса не могла, ее ноги подкосились и, если бы не инквизитор, девушка так и опустилась бы в грязь, не успевшую высохнуть после снега.

Урсулла удостоверившись, что мышей нет отбросила метлу и на ходу выуживая из ридикюля коробочку с нюхательной солью бросилась к госпоже, приводить ту в чувства. Ирма не то чтобы потеряла сознание, но почва из-под ног точно ушла. Она отклонила руку с солью от своего лица и жестом отослала фрейлину подальше. Молодая женщина недовольно взглянув на инквизитора, откуда ей знать истинную причину слез принцессы, пошла прочь, по пути уводя солдат, дабы не мешались, их помощь теперь точно не нужна.

Слезы текли по щекам, оставляя мокрые бороздки, губы дрожали, пальцы лихорадочно перебирали на ладони герцога. Глаза то поднимались к небу, то опускались на землю. Она как будто что-то искала, озираясь вокруг. Наконец кое-как совладав с руками, в несколько попыток натянула капюшон шубки на голову, глубоко забравшись в меха, чтобы тень максимально скрыла искаженное гримасой горя лицо.

- Когда… Как это было, - едва управляясь с непослушными губами дрожащим голосом спросила девочка. Ей нужно было знать все. Она все еще не могла поверить.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (24.02.2016 19:09)

+1

10

Бедное, бедное дитя -  сколько же испытаний и потерь вдруг выпало на долю этого хрупкого, домашнего создания, которое вряд ли еще испытывало такие страдания. Отца Имгард любила, и инквизитор об этом знал - был наслышан из писем ее матушки.  Сейчас он применил единственно - верное, на его взгляд, средство для того, чтобы хоть немного успокоить девушку: подошел, и крепко, по-семейному обнял ее.
- Тихо, тихо дитя. Умерьте ваши слезы, ваш отец был достойнейшим человеком и Создатель всенепременно примет его душу. Он в мире несравненно лучшем и там его могут печалить только ваши горькие слезы. Лучшее, что вы можете сделать, чтобы почтить его память  - быть счастливой, уверен, Сигизмунд хотел бы именно этого. Детали его кончины, мне, к сожалению, не известно.
Обхватив тонкие плечи племянницы руками, мужчина повел ее в дом, где верным слугам хватило одного повелительного движения рукой, чтобы понять, чего требует господин - успокоительного чая и подготовленной постели для барышни.  Сам Вольф аккуратно усадил племянницу в кресло  - конечно, ей тяжело, слишком много событий происходило вокруг Имгард последний месяц, но молчать он не мог  - ему нужно было как можно скорее обсудить с ней планы  в отношении ее замужества, а для того требовалось спокойствие - пусть рана переболит сейчас, пока девушка отвлечена новым местом и путешествием. Инквизитор не был жалостлив - совершенно, но горе молодой принцессы, потерявшей за короткий срок отца, брата и уверенность в будущем тронуло даже его. Имгард предстояло быть очень сильной - иначе ее предназначение не исполнить. А Вольф... Вольф ее поддержит, вероятно, выступит патроном - если сумеет договорится с августиной и вдовствующей Императрицей, конечно - он был почти уверен, что в их лице дочь Сигизмунда сможет получить подруг и заступниц.

+2

11

[AVA]http://s3.uploads.ru/fDzJE.jpg[/AVA]
Ирмгард пыталась сдержать лавину чувств сама, но явно не справлялась, ноги не слушались, взгляд блуждал. Пока сильное плечо не оказалось рядом. В лице гонца скорбной вести, девушка смогла найти и помощь, поддержку. Она доверчиво уткнулась в плечо кардинала, и следовала за ним, не помня себя и уже плохо воспринимая окружающих.

Горячий напиток, поданный на подносе, обжог губы и прокатился горячей волной по телу, согревая и усмиряя дрожь. Ирмгард вжалась в кресло, непроизвольно отдаляясь от мира, полного страхов и утрат. Она так не хотела верить в случившееся, но какое-то чувство глубоко в душе ликовало – не зря ее тревожили кошмары, не зря беспокойства от отсутствия писем охватывали липкой пеленой. Все правда.

Допив чашку ароматной настойки, Ирма будто успокоилась, она поклонилась инквизитору, поблагодарила за чай, за приют и на негнущихся ногах, опираясь на вездесущую Урсуллу как деревянная пошла в отведенные ей покои. Комната была натоплена, кровать застелена свежим бельем, а на прикроватной тумбочке стоял маленький букетик первых цветов. Сейчас принцесса ни на что не обратила внимания. Она покорно позволила фрейлине раздеть себя и забралась под ворох перин. Распущенные волосы разметались по подушке, колени поджались к груди, из глаз снова полились слезы.

Долгие протяжные всхлипы доносились из-за двери в коридор, где встревоженно ожидала Урсулла успокоения своей госпожи. Ее уже дважды попросили остаться за дверью и не мешать, больше молодая женщина не лезла.


Утро выдалось солнечным. Яркие лучи заливали комнату, играя на блестящей гнутой решетке камина. Ирмгард лежала на спине и смотрела в балдахин, раскинувший над ней свои мягкие тканные лапы. Сердце саднило. Слезки, маленькими капельками еще стекали по вискам, зарываясь в волосы, но истерика кончилась. Горячий чай и сон дали ожидаемый эффект – примириться с мыслью о невосполнимой утрате. Обычно любящая солнце девушка, начинавшая каждое утро с записей в дневнике, сегодня не могла заставить себя взять перо. Усталость накатила как гора на плечи и придавила своей тяжестью к земле.

В дверь робко постучали и в комнату осторожно вошла Урсулла. Ее платье было черным, белесые волосы убраны на затылке черной сеточкой. Фрейлина, неся на подносе чашку, медленно приблизилась к кровати.

- Выпейте, - как-то тихо, совсем несвойственным ей голосом произнесла женщина.

Ирмгард безмолвно подчинилась, пригубив напиток она одним глотком осушила чашку. Внезапно в ее голове все стало на свои места. Отец скончался, младший брат мертв, старшая сестра в доме своего мужа. А матушка в огромном дворце в Грюнхерце совсем одна. Да еще похороны. Последнее прощание. Ирма не могла пропустить прощание с отцом, она мечтала снова увидеть его лицо, хотя бы последний раз коснуться его руки. Обнадеженная этой мыслью, принцесса резко поднялась с постели и в спешке начала собираться, покрикивая на медлительных горничных.

Вновь затянутая в черный бархат, укрытая прозрачной вуалью с изящной вышивкой по краю, принцесса торопливо спускалась с лестницы в гостиную, в надежде как можно скорее найти инквизитора и сообщить ему о своем решении ехать домой.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (24.02.2016 19:10)

+1

12

В ту ночь Инквизитор дурно спал - долгое время он составлял письмо для великой Сенешаль, в котором коротко уведомлял последнюю о том, что встреча принцессы Кайзбреггер прошла гладко  и без накладок, за исключением, конечно, весьма неприятного сюрприза - гроссгерцог не пожелал уведомить потенциальную невесту о том, что ее отец скончался. Интересно, когда он планировал это сделать? Ведь наверняка весть о том, что отец "нареченной" умер дошла до гроссгерцога очень быстро - северяне бы отправили к дочери лучшего гонца, а замок гроссгерцога расположен у самой границы. Жениху не откажешь в хитрости - вероятно, он понял что после смерти отца принцесса наденет траур и драгоценное время будет упущено  -  девушка получит время успокоится и как следует осмотреться в Империи, далеко не факт что после этого она, полноправная наследница Севера, решит выйти замуж за иноверца, пусть и владетеля дружественной и богатой земли.
Когда мужчина добрался, наконец, до постели, он мучался бессонницей, а после и  дурными снами,почти бессознательно, беспокойно прислушиваясь  к тому, не раздастся ли из коридора плач несчастной Ирмгард. Утром все обитатели замка были чрезвычайно  мрачны - прознавшая о горе "сударыни  - белой лебедушки"  челядь, охрана, да и сам господин.Девицу он приказал не будить  - пусть отоспится как следует, сам же руководил сборами: тяжелые обозные телеги немного подразгрузили, переложив часть поклажи в выделенные герцогом телеги полегче, туда же пересадили небольшую свиту Ее Высочества - обоз стал больше, но идти он должен был гораздо быстрее. Уставшего  после долгой скачки из столицы любимца, Моргенштерна,  Вольф привязал позади  кареты, без седла и уздечки, лишь в недоуздке - пусть немного отдохнет без всадника, себе же велел седлать спокойного рыжего мерина, которого он с без опаски  сможет уступить прицессе если та пожелает  прокатится верхом. Инквизитор сам проверил всех лошадей и  их подпруги - дворне он это дело доверять не любил  и всегда находил после них недочеты.
Уставший мужчина заглянул в гостиную в поиске грамоты, которая должна была дозволить обозу принцессы быстро проехать к императорскому дворцу и столкнулся там с племянницей, в темном платье совсем тонкой и прозрачной, с заплаканными, как и у ее верной фейлины, глазами

0

13

[AVA]http://s3.uploads.ru/qoMCW.jpg[/AVA]
Вновь затянутая в черный бархат, укрытая прозрачной вуалью с изящной вышивкой по краю, принцесса торопливо спускалась с лестницы в гостиную. Ее щеки пылали, губы были бледны, а глаза опухли от слез. Ирмгард все время придумывала как обратиться, как высказать свое решение. Как она вообще будет перечить мужчине. Ужас, увидь это ее родные, распяли бы, не иначе.

- Дядюшка… нет, Ваше сиятельство, хотя… Впрочем, мне надо сказать вам что-то очень важное, - невнятно начав, девушка сбилась, лицо залила краска, руки заломились. Но продолжать надо, минута замешательства, глубокий вдох и основную мысль девушка выпалила на одном дыхании: - Я… Я не поеду в Виларет. Велите мне заложить карету в Анхель.

Выпалив столь важные слова, Ирмгард уставилась в глаза инквизитора. Казалось она безмолвно умоляет герцога не противиться ее воле, отпустить ее домой и возможно даже забыть о ее существовании и этой встрече. Откуда в ней столько храбрости. Воспитанная в патриархальной семье, и такой же стране, где женщина всегда подчиняется мужчине и первой заводит разговор только в очень экстренных случаях. И ни в коем случае она не противится мужеской воле. А тут. Слава Создателю Сигизмунд уже не узнает поведения своей дочери.

Принцесса стояла перед инквизитором бледная, но спокойная. В глазах отчаянная решимость. А в душе горячее желание успеть проститься с отцом. Но еще, еще страх, если он сейчас ее не отпустит, если скажет нет. А еще хуже, если ее дерзкое поведение оскорбит его, этого доброго мужчину. Инквизитор и правда был добрее, чем ожидала Ирма, он был куда душевнее и сердечнее, чем гроссгерцог, и к ней испытывал явно теплые возможно семейные чувства.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (01.02.2016 00:08)

+1

14

Инквизитор тяжело вздохнул. Он аккуратно взял в руки свои шлем и принялся его внимательно рассматривать, избегая того, чтобы встречаться взглядом с принцессой. Наконец, он заговорил  - спокойно и весьма холодно.
-Ирмгард, я надеюсь, вы помните заветы анесианства, в котором были крещены и миропомазанны? Ваш отец, в соответствии с традицией, был погребен  на третий день со своей кончины и, вероятно благодаря человеку который претендует на вашу руку, на похороны вы не успели, а если верить передавшему мне скорбные вести гонцу, ваша матушка покинула  столицу чтобы совершить  паломничество в затворнический  монастырь святой Хельги, что расположен на побережье Серого Океана, дабы молить Создателя об упокоении души вашего отца и успехе вашего непростого предприятия, после чего отправится гостить к  моему дяде и вашему деду, рейхфюрсту Эрцбургскому. Вы принцесса чужой земли, моя леди, я не имею права приказывать вам остаться, но подумайте сами - стоит ли эта овчина выделки? Ваш народ не примет вас как Императрицу до тех пор, пока вы выйдете замуж, во дворце вас некому встретить, а не посетив юбилея августины вы рискуете разорвать намечающийся союз. К тому же, если вы не ваш муж не будет имперцем, достойным вас по своей родовитости, все начинания  благородного Сигизмунда по союзу, который мог бы защитить нас от халифатской угрозы, будут разрушены. Готовы ли вы к подобному? Я не люблю давать голословных обещаний, моя госпожа, но как ваш дядя и Великий Инквизитор трудящийся на благо всех честных анесиан я готов быть вам опорой и защитой, пока вы можете находится подле меня, а после смерти вашего отца единственными мужчинами, способными представлять ваши интересы, остались дядюшка рейхфюрст и я.
Он напряженно смотрел на принцессу  - разговор не был приятным, но он был совершенно необходим  - отпускать ее на родину сейчас было нельзя, слишком многое зависело от Ирмгард.

+1

15

[AVA]http://s3.uploads.ru/qoMCW.jpg[/AVA]
Урсулла тактично удалилась, только увидев серьезный взгляд инквизитора. А Ирмгард ждала приговора. Чем дольше затягивалось молчание, тем сильнее она напрягалась. Она знала эту паузу. Сигизмунд так же делал, когда ему приносили дурные вести. И теперь, чем дольше кардинал безмолвствовал, тем горячее было желание принцессы вернуть свои слова обратно, чтобы мужчина их не услышал, чтобы теперь так не молчал, готовя серьезный ответ. Ирма сама себе казалась нашкодившим ребенком, бледная, сжавшаяся, чтобы казаться как можно меньше. Маленькая, запуганная девочка, она была так обнадежена своей отчаянной мыслью, что даже забыла обыкновенные устои и традиции — о времени захоронения, о длительности обратного пути, о долге в конце концов. Вся ее душа рвалась к дому, без оглядки на здравый рассудок. И это сыграло с принцессой злую шутку.

Стойко выслушав грозную речь кардинала, Ирма сделала шаг назад и села в кресло. Ее тонкая ручка легла на подлокотник, головка повернулась к инквизитору.

- Значит ехать мне не стоит, - безэмоционально резюмировала девушка, - Но что мне делать. Куда мне теперь податься? Как жить?..

В глазах принцессы было безграничное отчаяние и потерянность. Раньше ее мир был таким стройным и упорядоченным. Всем заправлял отец. Он был мудр, умен, опытен. Он решал куда идти, что есть на ужин, за кого выходить замуж. Теперь же порядок сломался, а найти иной выход у Ирмы не хватало смелости.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (24.02.2016 19:10)

+1

16

Принцесса была надломлена и Вольфганг все яснее видел это. За внешним спокойствием и ровным голосом крылась тоска и страх еще большие, чем  те она испытывала вчера, когда плакала в саду. А ведь смерть Сигизмунда ошеломила ее... Хотя по своему опыту кардинал знал, что раны начинают обыкновенно болеть уже после боя.  Подобное происходило сейчас с душевными ранами Ее Высочества, которая только сейчас в полной мере осознала, насколько  стала одинока. Умное, умное дитя... Понимает, что крылья ее еще не окрепли, что жизненного опыта ей мучительно не хватает и нужен тот, кто поможет ей взрасти в могучую орлицу, защитит и научит. Но заботливый, мудрый отец умер... Создатель направил Инквизитора и теперь он видел свою задачу более ясно.
Норстхейм  аккуратно обошел кресло и положил руку на плечо Ирмгард.
-Полагаю, племянница, Всеотец свел наши пути не просто так, и если вы сумеете доверять мне - я постараюсь сделать все чтобы уберечь и направить вас. Мы вместе поедем в столицу, как и планировали, где я представлю вас августине и великой сенешали. Я искренне надеюсь, что вы сумеете найти общий язык. В их лице вы можете получить весьма серьезных заступниц. Ваш траур по отцу и брату помогут нам отложить вашу помолвку с гроссгерцогом до тех пор, пока владычицы и малая курия не смогут найти вам жениха более достойного, вы же получите время на то, чтобы освоится в  Виларете и изучить местные нравы. Из вас я свою марионетку делать не намерен, и когда вы почувствуете в себе готовность определять свой путь самостоятельно - буду лишь давать вам советы, которые, надеюсь, чем-то смогут помочь.

+1

17

[AVA]http://s3.uploads.ru/qoMCW.jpg[/AVA]
- Направить вас... поедем в столицу... отложить помолвку... освоится... марионетку... определять путь... самостоятельно... смогу помочь, - вся речь инквизитора была для девушки набором фраз, на определенных словах ее сердце замирало, а дыхание  сбивалось с ритма. Перед глазами плыли картины жизни, прожитой и предстоящей. Было страшно. Но руки на плечах, эти горячие крепкие руки, которые сжимали и оберегали ее. Это успокаивало. И слова о ее возможной самостоятельности уже не воспринимались так кощунственно, а мысль, что теперь она одна в мире и важно не подпасть под дурное влияние являлась все четче.

Пальцы принцессы сжали подлокотник, впившись ногтями в мягкую обивку. Губы вытянулись в нитку, она склонила голову на бок, коснувшись щекой горячей ладони Вольфганга. Ее мысли сталкивались, а в сердце потихоньку, по чуть-чуть крепла надежда на другое будущее. Все-таки как переменчива женская сущность. Да, она полна горя от утраты, но предприимчивый ум уже стал разрабатывать планы дальнейших действий. Ирмгард уже представляла как сможет сама посидеть на красивом стуле отца, ее руки будут лежать на резных подлокотниках, а над головой будет возвышаться искусно вырезанная из дерева корона. Раньше отец запрещал даже приближаться к этому диковинному креслу, которое отчего-то все звали «троном». Девушке казалось, что раз она самостоятельна, то сама сможет выбирать и свой ужин и обед, а это значит прощай ненавистная гороховая каша, которая по словам нянюшки предписана ей к употреблению отцом, за удивительные полезные свойства. Более серьезные мысли о самостоятельных поездках, важных встречах, занятии престола были слишком сейчас сложны для Ирмгард. Ведь даже в страшном сне ей не могло привидеться нечто подобное. Пока не могло.

- Благодарю вас, Вольфганг, - ее голос был сух и тих, будто принцесса молчала несколько дней, - Я верю своему отцу, а он говорил, что вы добрый и достойный человек, - твердость с которой она говорила, будто чеканила каждое слово, была свойственна скорее Сигизмунду, чем его нежной и ранее безвольной дочери: - Сколько дней нам ехать до Виларета, два? Скажите, сможем мы растянуть этот срок хотя бы до трех, чтобы быть в столице 7 марта? И... - тут Ирма запнулась, будто у куколки кончился завод, но закрыв глаза, набралась храбрости, продолжила: - И могли бы вы для меня выделить лошадь, - она подняла глаза на инквизитора, снова умоляла.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (02.02.2016 19:48)

+1

18

Дитя... Дети умеют быстро восстанавливаться. Переключаться с дурного на  интересное или радостное, ободрить себя. А принцесса все же была ребенком, пусть ей и предстояло стать взрослой как можно скорее  - венец Арадона тяжел и не всякому взрослому, матерому вождю он бы пришелся по челу. Он слегка вздрогнул, почувствовав как его руки коснулась холодная, нежная щека Ирмгард. Растянуть путь? Весьма разумно. Дать мыслям и чувствам увлечься, приобрести некую стройность - хорошее решение.
Боюсь, леди Ирмгард, нам не придется растягивать путешествие - обоз не может ехать слишком быстро, и коней загонять нет совершенно никакой необходимости. Пора дать всем передышку - и лошадям, и людям. Пусть успеют полюбоваться весенним солнышком и подснежниками.  Я  обещал дать вам лошадь и не намерен нарушать своего обещания - поедете на рыжем мернине, что стоит подле обоза. Однако договоримся заранее - в городах и селах вы будете сидеть в карете. На опасных дорогах  - тоже, так охране будет легче вас оберегать.
  Вольфганг хорошо понимал, что у непривычной к таким переходам девочки не хватит сил на то, чтобы целый день болтаться в седле со скучающими рыцарями, а против небольших поездок ничего не имел  -пусть миледи укрепит тело и утешит дух.

+1

19

[AVA]http://s7.uploads.ru/tmAdE.jpg

[/AVA]
- Спасибо, спасибо! - Ирмгард хоть и не лучилась счастьем, но явно чувствовала облегчение и что-то похожее на радость, - Как скажете дядюшка. А сейчас мне потребуется немного времени облачиться в «амазонку» и можно будет выезжать, - она еще раз коснулась ладошкой руки инквизитора и склонившись в книксене поспешно удалилась.

В комнате принцессу уже ждала Урсулла, она разглаживала на кровати жакет и блузку. Амазонка Ирмы была черной с синими нашивками на груди и широкой длинной юбкой. Руки девушки закрывали молочного цвета перчатки из мягкой кожи. На шее был повязан шарф, а волосы убраны под шляпку с небольшой вуалью. Ирмгард любила конные прогулки, очень много приятных воспоминаний они приносили девушке и сейчас как средство развеяться и отдать дань памяти Сигизмунду ничего нельзя было представить лучше. Урсулла, тоже любившая прокатиться верхом и, наверное, даже более искусная, чем госпожа, в этот раз была одета в обычное походное платье и готовилась к долгому пути в карете. Определенно такой расклад дел был ей не по душе, но виду фрейлина не подавала, спокойно собирая сундуки. В последний момент Урсулла прикрепила букетик первых цветов, что стоял у кровати в петличку жакета принцессы, и прошептав молитву отворила дверь.

Чуть меньше, чем через час, Ирма была уже готова, придерживая подол юбки, она спустилась с лестницы, окинула прощальным взглядом убранство гостиной и вышла во двор. Охранный отряд, отправленный с ней еще из Арадона, и выделенный гроссгерцогом были уже построены своими командирами.

Отредактировано Ирмгард Кайзбреггер (24.02.2016 19:10)

0

20

[AVA]http://f3.s.qip.ru/OxMY4vQM.jpg[/AVA]
Принцесса, слегка ободрившаяся к большой радости Вольфганга, отправилась  готовится к поездке,  в  то время как сам он продолжил  организовывать отряды, распределяя между охранниками "дежурства" - за время пути планировалась всего пара крупных привалов, так что всадникам предстояло сменятся: в то время как часть людей едет верхом, охраняя обоз, другая  спит в специально отведенной для того крытой телеге. "Смены" однозначно были быстрее  и безопаснее настоящих ночлегов, пусть и не давали нормального отдыха - Норсхейм рассудил, что путь до столицы достаточно близок и по-настоящему выспаться лучше все-таки на месте, в чистых постелях  и под крепкой крышей.
Наконец, сборы были окончены, кардинал вновь облачился в инквизиторский доспех и шлем,  а плечи порыл  тяжелый черный плащ.
  Привычного,  изящного Моргенштерна, мирно пощипывал травку рядом с  парой  лошадей на замену, которые должны были подменять  уставших собратьев в карете и телегах, а иногда  - играть роль пристяжных для вытягивания колес из грязи и колдобин (Вольф решил, что лучше взять пару лишних коней, чем откапывать и толкать их  в ручную). Хозяин ласково погладил его перед тем, как натянуть на руки перчатки, и с радостью отметил, что через пару дней Морген достаточно отдохнет для того, чтобы на нем можно было продолжить путь. Пока что Инквизитору подвели другого жеребца, Мрака - очень высокого, крепкого вороного коня, закованного в легкий доспех. Мрак великолепно смотрелся на поле боя, но несмотря на крепкую мускулатуру и высокий рост костяком он был уже  дестрие - Вольфганг не любил черезмерно тяжелых коней в дороге, они медленны и быстро устают. Наконец, прибыла Имгард, и отряд выдвинулся в Виларет.

Отредактировано Вольфганг Норсхейм (13.02.2016 01:55)

+1

21

[AVA]http://s7.uploads.ru/tmAdE.jpg

[/AVA]
Поправляя шпильки, удерживающие шляпку в волосах, Ирмгард спускалась с лестницы замка. Все уже были в сборе, отряды построены, обозы собраны и запряжены. Вольфганг уже был в седле красивого черного жеребца, а к девушке подвели рыжего мерина. На нем была нарядная сбруя белой кожи, вальтрап тоже беленький, стеганный, с черным кантом по краю. Слуга помог подняться принцессе в седло, подставил под ногу стремя, подал поводья. Ирма, гордо расправив плечи, слегка тронула лошадь, понукая пройти вперед. Это необычное чувство движения в воздухе. Принцесса улыбалась. Легкий ветерок трепал тонкую вуаль шляпки, лепестки цветов в петличке, ласкал щеки девушки и как будто обещал, что все горести пройдут.

Ирма все время уходила в размышления чуть только начнется качка верховой езды. Вот и теперь, едва инквизитор подал знак, и вся колонна двинулась по тракту, принцесса провалилась словно в сон в свои мысли. Она пыталась свыкнуться со смертью кайзера. Это было настолько необычно, непривычно для нее. Ведь Ирма считала отца неуязвимым, вечным – как такой сильный и умудренный опытом многих смертей человек не смог обыграть свою. Она не понимала. В принцессе все еще боролись детская обида и взрослое отчаяние. Да, она обижалась на Сигизмунда, что он оставил ее, что ушел, не довершив дело с будущим дочери до конца, что теперь она осталась одна и должна понять, как «не стать марионеткой в чьих-то руках». Эти слова Вольфганга до сих пор звучали в ушах принцессы и нагоняли отчаяние. Ей было страшно от будущего, в котором она не умеет себя вести. Придворные интриги никогда не давались Ирме легко, это Урсулла с легкостью переплетала тонкое кружево тайн и заговоров, разоблачая и раскрывая сложившиеся союзы, но не она. Принцесса обернулась на карету, где за дверцей уже скрылась беловолосая фрейлина и с завистью поджала губы. Да, ей явно не достает уверенности в себе, твердости и хитрости, всего того, чем так богата дочь рейхфюрста. Но с другой стороны, Урсулла предана принцессе и все ее качества находятся на службе у Ирмы. Главное правильно ими распорядиться, но как будет правильно? Глаза девушки скосились в сторону Вольфганга. Вот как с ним себя вести? Он дядя, да, но он имперец, хотя отнесся к ней сердечно, можно ли ему доверять в полной мере, какую цель он преследует, как близок он с Малой Курией и императрицей? И чего от нее, обещанной в жены их герцогу, ждут в столице. Что она оставит мысли о доме и станет покорной женой где-нибудь в провинции Империи? Одни вопросы терзали ум Ирмгард, она не могла понять, чего от нее хотят, но самое главное – она сама не знала, чего хочет и куда лежит ее сердце. Раньше было проще, отец сказал – она сделала, а теперь пришла пора решать самой свое будущее. Но какое будущее принцесса хочет для себя? Урсулла пыталась навести ее на какие-то мысли утром, но у той не было настроения, и она просто отмахнулась, а зря. Фрейлина дама взрослая, многое видела и может дать дельный совет.

Конь дернулся, Ирма выплыла из мыслей как из глубокой запруды, с глаз сошла поволока и тут же взгляду предстал безграничный горизонт под яркой синевой неба. Редкие облака проплывали над головой, изредка закрывая солнце. Девушка щурилась, смотря в упор на небесное светило и молилась.

Из дневника принцессы:

И все же жизнь идет, она не кончается. Создатель дает испытания каждому из нас, а наша задача с честью пройти все препоны, расставленные судьбой, выдержать экзамен жизни и очищенными предстать перед Всеотцом.

+1

22

[AVA]http://f3.s.qip.ru/OxMY4vQM.jpg[/AVA]
Неожиданно для себя Вольфганг вдруг начал ассоциировать их скорбное шествие в столицу с верховыми прогулками или охотами, на которых он иногда сопровождал Ее Величество или сенешаль.  В такие моменты Инквизитор играл скорее роль телохранителя  - иногда бывает не лишним  защищать августейших от их собственной свиты. Вот и сейчас  он не сопровождал Имгард  - он охранял ее. Несмотря на свои благородные крови, свою юность он провел в рядах грвардии Орсиниума. В первую очередь офицер, уже потом  -  герцог, он редко чувствовал себя уместно среди представителей высшего дворянства.  Наверное, не ощущал себя равным, Сейчас он все также, по привычке невольно оценивал окружающую дорогу, будто в кустах могло затаится нечто опасное для его племянницы. Имгард  совсем погрузилась в задумчивость, чему способствовал тихий, ритмичный топот лошадиных копыт, поскрипывание колес и седел, тихие переговоры стражников, к которым подключались иногда высокие, веселые голоса молоденьких служанок, которые никак не могли дождаться прибытия в столицу  - наряды, кушания, кавалеры... Интересно, того ли ждала бедная Имгард? Их с Вольфом  роли были совсем не маленькими, и во имя блага Империи и Арадона, должны быть отыграны безупречно. Если сенешаль и Императирица поддержат принцессу, нужно будет  исхитрится обеспечить ее лояльностью   лорда  - сокольничего... А ведь Норсхейм не был интриганом. Мужчина тихо вздохнул, продолжая с самым подозрительным видом смотреть на дорогу. Мимо проехала парочка местных на убогих, деревенский клячах  - видимо, из зажиточных крестьян. Отряд слегка потеснился, давая им дорогу, конь принцессы шагнул в сторону, заставляя ее вернутся к реальности, а Инквизитор поехал сбоку от нее, держа руку на мече и прикрывая от всадников - мало ли кто мог скрываться под тулупами из овечьей и козьей шерсти?

+1

23

Мир вокруг был спокоен и тих. Природа будто и не знала, что бывают смерти, болезни и войны. Зеленые листья шелестели над головой, мелкие пташки чирикали в высокой траве, они уже встретили свою весну и сейчас с энтузиазмом искали пары и вили гнезда для будущего потомства. Как хорошо, что мир продолжает жить своей размеренной жизнью, круговорот никогда не остановится и не замедлится:
«Всё будет так. Исхода нет,
Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь…»

Ирмгард качнулась в седле, их отряд слегка замедлил ход, пропуская крестьян. Принцесса, все еще не отошедшая от своих скорбных мыслей, медленное подняла глаза на путников и от увиденного по ее телу пробежали мурашки. Она и верила и нет своим глазам. Путников было двое, они были наглухо укутаны в темные рваные плащи, но, когда первый перехватывал поводья, заставляя лошадь взять правее, чтобы не столкнуться с отрядом кардинала, на долю мгновения внимательным глазам девушки предстали иссушенные и потрескавшиеся черные пальцы его рук. Второй всадник, закашлявшись неаккуратно вытер ладонь о свои одежды и вот уже на всеобщее обозрение предстала пенистая кровянистая мокрота, растекавшаяся по ткани.

Ирмгард знала, что это. Она совсем остановила своего коня, подняла к лицу надушенный платочек, но все равно старалась как можно меньше вдыхать. Девушка обернулась к инквизитору.

- Ваше Сиятельство, вы это видите? – принцесса еще побаивалась опускать формальности при посторонних, - Я знаю, это она! – с надрывом в голосе закончила Ирма.

Конечно, отчего ей забыть. Столько родных жизней унесла эта зараза и теперь снова. Принцесса совсем замерла, она не знала, что делать и боялась даже пошевелиться, даже вздохнуть. Дрожащая ручка неловко держала у лица платочек, а глаза судорожно перебегали с крестьян на кардинала и обратно.

0

24

Вольфганг увидел, с кем  имеет дело, едва всадники поровнялись с ним. Поветрие, он видел уже в своей жизни проклятое поветрие и отлично знал, что больным запрещено покидать закрытые районы. Что эти двое делали в Грецланде? Действовал герцог очень быстро. Он ударил мерина принцессы по крупу, заставив лошадку ускорится. Солдаты тоже поняли в чем дело  - один из них схватил рыжего под уздцы, второй накрыл принцессу тяжелым дорожным плащом с капюшоном.  Обоз ускорился, оставив позади себя пятерых всадников  - троих рыцарей, начальника охраны принцессы и великого инквизитора. Вслед уезжающим начальник охраны крикнул:
- Ждите нас у ручья!
Чумные уже ударили лошадей шенкелями в попытках уйти от преследователей. Успехом эта идея не увенчалась.
Обоз разместился  у широкого ручья, устроив, в ожидании отставших, небольшой привал. Со стороны, от которой он приехал, поднялся широкий и густой столб сизого дыма, завидев который люди почему-то отврачивались, опускали глаза и украдкой божились. Всадники вернулись через  три часа, молчаливые и угрюмые. Инквизитор велел собираться к отъезду - ни он, ни его спутники отдыхать совершенно не желали.

0

25

Все произошло слишком быстро. Укрытая плотной материей солдатского плаща, Ирма наклонилась к самой лошадиной шее и обхватив ее руками, мечтала удержаться. Она понимала, что за нее успели все решить и безропотно подчинилась. К своему счастью или несчастью девушка в силу своей еще не обманутой доверчивости верила инквизитору. По рассказам отца, по встрече с мужчиной она чувствовала только доброту и расположение к себе. Тем более ввиду недавних событий Ирмград отчаянно нуждалась в покровителе, союзнике, друге. Кандидатов на эту роль было не много — мать, Вольфганг, да Теодорих. Причем Ивон отметалась весьма быстро, ввиду ее незначительной роли в большой политике и несостоятельности в принимаемых дальнейших решениях по поводу судьбы дочери.

Вокруг все грохотало, но принцесса не волновалась, она верила. Их группа довольно быстро замедлилась у ручья. Всадники спустились на землю, створки кареты распахнулись и к принцессе ринулась Урсулла.
- Ваше Высочество. Ирмгард! Я очень прошу вас, сядемте в карету. Не противьтесь, ну что вы не видите... - женщина и правда была взволнована. Но Ирма была не менее возбуждена всем произошедшим, однако речь ее была спокойной:
- Я все вижу, но нет, Урсулла, благодарю. Вот только принеси мне перчатки новые.

Ирма уже спешилась и, перекинув через руку подол юбки, подошла ближе к берегу. Ручеек петлял между деревьями, и далее скрывался в лесной чаще, только здесь, возле дороги, была обширная пустая полянка, на которой с легкостью уместился весь обоз принцессы. Вода уже почти вся освободилась ото льда и была кристально чистой, на дне виднелись цветные камушки, а с берега к самой поверхности ручья опускались длинные ветки кустарников. Урсулла принесла новую пару замшевых светлых перчаток и помогла принцессе натянуть и застегнуть аксессуар.

Все время ожидания принцесса простояла у ручья, стараясь не дышать и не поворачиваться лицом к дороге. Она знала, что следует сделать инквизитору и не хотела снова вспоминать весь ужас этого действа. Урсулла в стороне молилась, осеняла себя крестом и снова молилась. Все на поляне старались делать вид, будто ничего не происходит, но усердно отворачивались от дороги и пытались заняться хоть каким-то делом, дабы скоротать ожидание.

Когда всадники наконец вернулись, ни у кого уже не было желания отдыхать, обоз почти не разбирался, так что сложиться вновь стало не сложно. Ирма снова забралась в седло, она очень боялась, что и кардинал будет настаивать на продолжении ее путешествия в карете, и ведь ему она уже не сможет противиться. Он имел власть, а она нет. Но пока все было спокойно, принцесса приблизилась ближе к кардиналу и поравнявшись с его конем, попыталась завести разговор:

- Вы... эм, все получилось? - Ирма не знала как говорить и стоит ли вообще, - Спасибо, - она опустила залитое краской лицо. Стало стыдно и неловко, но продолжить она должна была, - Вы очень храбрый человек, - да принцесса понимала, что на войне мужчины должны убивать, но ведь сейчас официально мирное время.

+1

26

Норсхейм молча  вел своего коня невдалеке от Имгард. Шлем он теперь, как и четверо его других всадников, снимать не будет даже на привалах. Всегда есть риск того, что при выполнении скорбного долга они могли заразится, следовало уберечь остальных спутников от возможной заразы. Провидение благоволило им  -  старый стражник догадался прихватить из обоза бутылку крепкого деревенского самогона  - его в обоз Имгард сунули для того, чтобы расплатится с крестьянами за провиант, если возникнет нужда. Сгодился он однако для других целей -  Вольфгангу и поныне казалось, что от его клинка и рук несет наливкой. Впрочем, от плаща и волос судя по всему до сих пор несло горелой плотью.  Он всегда ненавидел иметь дело с чумными, ибо перед ней все равны, и винные, и безвинные, а смерть у них одинакова... Но что поделать. Оставалось надеяться, что они доберутся до купален как можно скорее. Имгард неловко попыталась прервать их мрачное молчание, длившееся практически с начала поездки. Бедная девочка - такое неприятное происшествие по пути в столицу, который должен был помочь ей развеяться. Инквизитор вздохнул:
- Получилось, Ваша Светлость. Это дело совсем не хитрое и не требует никакой смелости. Нужно просто несколько раз увидеть жертв поветрия на последних стадиях, чтобы понять, что кто-то должен делать это, и, по праву сильного, это должен быть ты, а не какой-то овцепас. Сила и власть несут за собой ответственность, моя госпожа. Жаль, не все, кто проводит дни свои в пирах и охотах, в шелках с детства, понимают это... Но вы не такая, Имгард. И это хорошо для вас, и вашего народа. Иначе бы вы просто не поехали в Лизье.

0

27

[AVA]http://s7.uploads.ru/tmAdE.jpg

[/AVA]
Ирмгард было стыдно, она покраснела до самых корней волос и очень глубоко дышала. Вроде и говорила все верно, но было страшно от возможности попасть впросак. Однако кардинал не стал ни стыдить ее, ни велеть покинуть седло, он спокойно объяснил и даже... похвалил принцессу. Девушка была удивлена, ей было странно думать, что кто-то может не понимать серьезности положения при встрече с поветрием. Ведь это элементарно: увидел беду, устрани, а то следующим может быть ребенок или даже твой родитель. Принцесса опустила головку, тень от шляпки скрыла пылающее лицо, руки нервно перебирали поводья.

- В любом случае, это дело, требует от человека самообладания и смелости.

Ирмгард очень желала хотя бы словом отблагодарить, одарить Вольфганга. В своем начальнике охраны она не сомневалась, она уже видела его в действии и знала сурового командира только с военный стороны, а вот кардинал. За небольшое путешествие он открылся перед Ирмой со многих сторон. И принцесса наученная запоминать и порою записывать все важные впечатления, запоминала и это, если кардинал прав и вскоре ей и правда придется бороться за свою независимость и самостоятельность, то это не будет лишним.

- Спасибо, - от похвалы Великого инквизитора, девушка смутилась, и с детской непосредственностью, еще сохраненной, не утраченной, подняла на мужчину глаза. Она улыбалась, чисто, искренне, открыто, - Но что народу Арадона с меня. У них есть Малый Совет, - она не могла звать арадонцев своим народом, Ирма еще не в полной мере связала смерть отца с утратой кайзера. Она будто застопорилась в эмоциях о семье. Раньше так складно почитавшая Сигизмунда III и как правителя, и как родственника, а теперь забившаяся словно в раковину с одной лишь мыслью — отца больше нет. Ее речь была спокойна, могла и пространные события обсудить, но принять всю устрашающую реальность с той степенью серьезности, с которой ее ощутили все, еще не могла. Не додумалась, не догадалась? Вряд ли. Скорее всего просто даже не задумывалась об этом. Не смотря на свою детскость принцесса была уже взрослой, ей приходилось и в дипломатических миссиях участвовать, и приемы в родовом замке устраивать, и слуг муштровать. Но ее сознание было закрытым для нового обучения. Она действовала по старым, заученным алгоритмам. Однако стоило посеять семя нового действа в головке Ирмы, как живой ум взращивал полноценное действие.

- Расскажите, какие земли мы сейчас проезжаем. Я здесь ни разу не была, - девушка хотела поддержать беседу, но не знала о чем говорить. А пейзаж и правда был занимателен для Ирмы и мог сойти за начало.

+1

28

[AVA]http://f3.s.qip.ru/OxMY4vQM.jpg[/AVA]
Девочка скучала. Вероятно, чувствовала себя неловко - все-таки ее прогулки, очевидно, обычно проходили в компании свиты более молодой, веселой и благородной. Наверное, следовало предложить ей пересесть в экипаж. Или вовсе в телегу, к молодым служанкам. По мнению кардинала, компания из них вполне подходила сейчас для принцессы - юные девушки в глубине души все немного похожи, да и поймут они ее состояние наверняка лучше, смогут развлечь разговором, а то и любопытной легендой или сказкой, на которые так богаты имперцы. Но пока Имгард не выглядела утомленной  - пусть проветрится и посмотрит на Империю с лошадиной спины, так ведь гораздо интереснее. Они продолжили эту неловкую беседу почти незнакомых людей, которых судьба свела неожиданно очень близко. Возможно, всего год или два - и Великий Инквизитор станет тенью за правым плечом королевы Арадорна, готовой защищать клинком и помогать советом. Возможно. Всегда хорошо иметь человека, которому можно безусловно доверять - Вольфганг, например, давно уже не имел такой роскоши. Он ответил аккуратно, решив, что в мир взрослых истин принцессу следует вводить очень осторожно - хрупкие, прекрасные цветы как известно легко мнутся от неосторожного касания.
-Нет милая Имгард, для этого достаточно всего лишь опыта.
Печальный опыт заставляет сердце становится все более холодным, что помогает выдержке, а разум - склонным к решительным действиям, что многие называют смелостью. На самом деле, смелость зачастую - просто понимание к каким последствиям может привести трусость. И страх перед этими последствиями.  Сегодня двое чумных, чумных преступников скрывшихся из каратина - а завтра это уже целая деревня больных людей. В таких случаях не получается медлить.
Услышав про Малый Совет герцог тихо вздохнул.
- Ваше высочество, мы живем в то время, когда один человек крови столь древней и благородной, как ваша, может сам вести свой народ. Туда и так, как он посчитает нужным, если, конечно, научится манипуляторов и интриганов отличать от советников. Малый Совет должен помогать вам, но Арадорн вы поведете вперед сами, и я очень надеюсь, что его будущее, как и будущее Империи, будет мирным и счастливым. Мы в  лесах Верхнего Грецланда  - это край охот и лесных духов, если верить местным жителям.

+1

29

[AVA]http://s7.uploads.ru/tmAdE.jpg

[/AVA]
- Опыт… - Принцесса повторила вслед за кардиналом. Ей, наверное, даже был знаком подобный опыт. Когда тяжело заболевает лошадь и уже кончаются все шансы на ее излечение, то лучшего друга приходится лишить жизни, дабы тот не мучился лишние часы, а то и дни. Так умирал любимый конь девушки, тот который носил ее по лугам и лесам, верно вел ее в охоте и однажды даже вывел на затерянный в чащобе старинный парк. Ирма мотнула головой, она не позволяла себе снова погрузиться в воспоминания. Снова разреветься, подобно ребенку на глазах у всей свиты, солдат, кардинала – хватит! Слабость следует скрывать как можно дольше. Осталось только найти способы. Ирма и сама, наверное, не догадывалась, но главный способ скрываться был у нее в руках – играть на опережение. Уводить беседу в другое русло, задавать вопросы и главное, не зацикливаться на проблеме, уходить от нее, бежать. Будет время, темной ночью, у окна, под светом звезд – только она и луна смогут разделить и сильное горе, и большую радость. Дневник на век сохранит её печали и сомнения. Так говорила матушка, значит так оно и есть. Ирмгард безгранично верила родным, и каждое их слово было непрекословным для девочки. Надолго ли?

- Арадон вы поведете вперед сами.

- Сама? – идя Ирма своими ногами, она бы замерла на месте, создав давку среди шествующих за ней, - Но как вы себе это представляете? Я женщина, - девушка произнесла это как нечто само собой разумеющееся. Будто кардинал не ей предлагал трон, а зеркальцу, что хранится в ридикюле Урсуллы. Впрочем, глубокое удивление принцессы быстро сменилось иронией, она усмехалась. Конечно, в патриархальном Арадоне никто не позволит бабе занять трон и править мощной военной державой. Нелепость!

Но мысль ведь сложно остановить. Особенно когда речь идет о мысли молодой девушки, только начинающей пробовать свободу на вкус. А если только представить, пусть на один миг нелепость станет явью – «Я – правящая кайзерин». От одной только мысли Ирмгард похолодела, но продолжить она желала. Какие бы действия были предприняты новоиспеченной королевой?

Просвещение. Искусство и литература, университеты и подробные иерархии учителей. Да, это было бы чудесно, будь у нее возможность принести в любимую страну знание и распространить его даже на самые далекие уголки Арадона. Но… Отец скорее всего был бы недоволен. Умными управлять сложнее, а не считая этого страна итак терпит существенную феодальную раздробленность и если бы кайзер мог повелевать, то его слово было бы об охране границ и налаживании связей между провинциями. И конечно никаких учителей в иерархии он бы не составлял, государственных служителей, чиновников, воинов возможно. Мысль бежала и дальше, резво перепрыгивая с одной ветки на другую. У Ирмы не было сейчас цели конкретного продумывания. Это была мечта, не более. Девушка твердо уверена, что ей на троне не быть… Но главный вопрос – а кому быть? Ведь тот, кто займет престол станет сюзереном и для Ирмгард и ей нужно будет поклониться и принести клятву верности новому кайзеру. А кто находится в ветке наследников, кто вообще может заявить права на трон. Ведь не может такое удобное кресло долго пустовать. Принцесса похолодела, мысли заметались. Она встревоженно обернулась к кардиналу, ища поддержку и пояснение.

- А кто находится в ветке наследования? – ее голос внезапно охрип, она не смогла продолжить мысль вслух, уповая на понимание кардинала. Страх окутал липкой пеленой – что станет с ее домом, что будет с парком, с залами... А, что будет с любимым Арадоном, наследством отца?

+1

30

Инквизитор серьезно посмотрел на свою спутницу и встретился с ней взглядом, пусть и в шлеме. Наивна и юна. Но наивна в  хорошем понимании этого термина - предпочитает перестраховаться, а не лезть на пролом.
-Имгард, вы дочь Сигизмунда Третьего. Это говорит о вас для народа гораздо больше чем тот факт, что вы  - женщина. Вы выйдете замуж на мужчину, который не посягнет на ваше законное право принять управление землями вашего отца и никто не сможет укорить вас в чем - либо. А если вы будете справедливой и мудрой правительницей, не развязывающей  войн по напрасную -никто и не пожелает вспоминать от том, что вы  - всего лишь женщина. Посмотрите на Великую Сенешаль, на  Императрицу  - они стоят у власти и их ничуть не смущает тот факт что они - женщины. В крайнем случае, вы можете действовать через вашего мужа  -  в истории немало примеров тех, что управлял великими царями и полководцами. Так тоже можно Имгард, но вы должны занять место положенное вам законом.
Он заметил, что его спутница слишком нервничает -  ее краснота казалась ему нормальной. Инквизитор заговорил тише, почти ласково.
-Эти два дня выдались непростыми миледи. Не желаете ли немного отдохнуть в карете? Я слышал, что ваши служанки собираются этой ночью гадать на жениха - старая забава, настолько, что даже Церковь уже смирилась с ней в определенные периоды календаря.

+1


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » Грёцланд » Грецланд, Кельбергские горы; Начало марта. ‡ЗАВЕРШЕН


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC