«Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения

Объявление

Приветствуем Вас на FRPG «Кровь Королей»!

Сеттинг: антуражка (квази-история) по Средневековью и Ренессансу с воплощенными элементами фольклора; «низкое» дарк-фэнтези. Одна раса (+ нечисть и нежить), магический реализм, мистика, суеверия, богатый бестиарий.

Этносы: десяток государств, обыгрываются культурные особенности народов, менталитет. Все это собрано в столице мира, где вершится его история.

Об игре: социально-авантюрный жанр – приключения, дипломатия, расследования (и инквизиция!). Развитая площадка для интриг, крупной политики, борьбы за власть; приветствуется также игра в крупные неприятности, злоключения приключенцев и прочие остросюжетность да социальщина.

Рейтинг: 18+ (присутствует возрастной контент, отсутствует слэш)


Действует акционный прием для всех. Читать ››

В розыске «Власть имущие» (в особенности вдовствующая императрица и гран-дюк Вернацци). Востребованы: придворные, аферисты, инквизиторы, алхимики, рыцари без страха и упрека (а также с наличием оных), церковники. Впрочем, мы искренне рады всем и каждому!

Глашатай Эпироты:

11 мая – вдобавок к перенесенным турниру и торжествам в честь Дня Рождения августы, грядет великий церковный праздник Вознесения Господня.

1 мая – начало Хальдского восстания: королевство Гододдин воспротивилось «власти еретиков». Читать ››

29 апреля – Верховный Понтифик накладывает интердикт на Нижний Грёцланд. Читать ››

14 апреля – Хурденская Резня: силы северного протестантского кантона Нижнего Грёцланда схлестнулись со все еще многочисленными в регионе латинянами; погиб папский легат. Читать ››

17 апреля – окончание траура по погибшим после "Кровавого Маскарада".

2 апреля – латиняне отпраздновали конец Великого Поста и Пасху (в Империи - весьма сдержанно из-за скорби).

21 марта – Высший Суд Империи Запада в ходе публичного процесса признал недействительным брак майордома Бургуни и эскаланской принцессы Мелестины Каррильской.

12-14 марта – широкой общественности Виларета становится известно о смерти кайзера Северного Рейха.

9 марта – Кровавый Маскарад в Виларетском дворце - после праздника загадочным образом скончались 9 высокородных дворян. Объявлено расследование и сорокадневный траур. Читать ››

Ночь с 8 на 9 марта – начало празднеств по поводу Дня Рождения императрицы Запада. Читать ››

Объявления форума:

02.04.17 – На суд и обсуждение участников выносятся глобальные нововведения (смена основной игровой локации и новая система гос. управления).

13.02.17 – Эпирота переходит на видоизмененную карту, подробности здесь.

01.01.17Новогоднее обращение Щелкунчика.

07.11.16 – Профилактические обновления.

24.10.16 – Невероятно, но факт: мы благополучно прыгнули. Игровая дата сменена с первой половины марта, на первую половину мая 1448 года. Сводка о произошедших за полтора месяца событиях выложена в новой главе сюжета.

09.10.16Внимание! На следующих выходных будет осуществлен долгожданный таймскип. Все хвосты и распоряжения должны быть подготовлены и опубликованы участниками до 15 октября.

10.09.16 – просим игроков принять участие в опросе о «зеркалах связи» и перемещении феодалов в столицу на проживание.

14.05.16 – на форуме проводится опрос касательно сокращения времени путешествий-посланий и новой системы названия эпизодов.

03.04.16 – новыми сюжетными событиями обновлен игровой синопсис.

14.02.16 – поспешите, не пропустите! Общественный эвент – бал-маскарад во дворце! И помните: до полуночи – время масок, время интриг (игра осуществляется инкогнито).

28.01.16 – запоздало в честь знаменательной даты – три месяца со дня открытия – введена возможность акционного приема.

04.01.16 – Обновлены глобальный и арадоснкий сюжеты. Подробнее здесь. N.B.! На форуме проводится новогодняя перекличка (до 8го января включительно).

18.12.15 – Проекту «Кровь Королей» исполнилось два месяца. Мы сердечно благодарим наших замечательных игроков за такой вдохновляющий старт и желаем всем нам дальнейшего процветания и долгой, занимательной игры. Набирайтесь сил на декабрьских каникулах, но не расслабляйтесь.

18.10.15 – Наконец наш мир распахивает двери для своих героев. Возрадуемся, выпьем браги и вознесем молитвы Созидателю во цветущее существование и долголетие.

Библиотека имени Святого Марка

Каталоги:
White PR LYL

Партнеры:
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Разлом В шаге от трона ролевая в стиле псевдоитории. Интриги  Dragon Age: Ante Bellum Rayolinn Black&White Последний шанс VEROS Грамельнн. История семи королевств Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Хроники Кэйранда
Белидес Terra Incognita: Homo Ludens

Счетчики:
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Игровая Глава II: Май 1448 года Совершен таймскип с Марта по Май, глобальный сюжет обновлен сводкой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » Аберхольд » Орденская крепость Изабельхенбург, 5-е апреля ‡Общественный эпизод


Орденская крепость Изабельхенбург, 5-е апреля ‡Общественный эпизод

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: только-только рассвело: в крепости все давным-давно поднялись, жизнь полным ходом.
Место: Арадон, Аберхольд, крепость Изабельхенбург.
Действующие лица: Кайльхарт, Ренальд.
Декорации: укреплённое сооружение — орденская крепость, стоящая на просторах Аберхольда.
Ремарка об эпизоде: первая встреча, знакомство.
И старожил не помнил сроду
     Таких раскатов громовых.

Отредактировано Ренальд (01.03.2017 06:17)

0

2

рыцарь доспехами громко гремел будто жестянками из под шпрот...

Этот месяц назывался мартом.
Самое отвратное время для того, чтобы месить придорожную грязь, хуже только ноябрь с его темнотой, холодами, запахом умирающих листьев и перебродивших ягод.  У Кайльхарта был, на беду, довольно чуткий нюх и отвратительнве запахи иногда его донимали - в ноябре, например. В феврале и марте же его донимал только ветер, да и то, здесь на юге он был совсем слабым, почти что тёплым, по сравнению с северным морем и продуваемым во все стороны побережьем: как дунет только от Сньярхолла, так и летит пополам со льдом до самых Кельбергских гор, - по сравнению с тамошним поддувалом тут всего-навсего сквозило, но и этого сквозняка хватало, чтобы сдувать капюшон или, если уж не удалось, стряхивать с него ледяные капли в лицо. Так и так Кайльхарт в седле не дремал, а сейчас, подъезжая к крепости, и подавно - дорогу ему не так давно объяснили, аккурат в той деревне, где перековывали коня, разменявшего на тракте подкову на полфунта грязи, но и те указания заканчивались волшебной формулировкой "а как подъедете, так сами увидите, крепость-то издали видать".
Видать её, безусловно,  было издали - только вот подъехать получилось не с первого раза, - выбранные с тракта свороты, все как один, непременно забирали в сторону, а сам тракт вёл вроде бы и в Изабельхенбург,  да только не туда, куда надобно было, поскольку через основные ворота поутру до света въезжать Кайльхарт не хотел. Теперь, правда, о том, чтоб до света въехать,  речи давно и не шло, а значит надлежало смириться и перестать искать сложных путей, коня только мучить.
И получаса не прошло от такого судьбоносного решения, а Кайльхарт уже въезжал в ворота, да объяснялся с братом-привратником, рассказывая подробно, без утайки, но и без лишних подробностей - кто, зачем, почему и по какому праву. Орденский плащ позволял преодолеть подъезды к крепости, ворота, но не самих братьев. А может у Кайльхарта спеси не хватало на такое преодоление - слишком уж отчётливо он помнил себя при таких же точно воротах. Проще было б показать бумагу, скажет иной советующий, но бумаги не для привратных братьев писаны.... потому, в частности, что читать этот конкретный брат не умел вовсе.

+2

3

Вставать спозаранку ― обычная привычка человека, проведшего последние годы с мечом в руке и в ожидании нападения. Сначала война, затем Орден ― ни на поле брани, ни уж тем более в казармах никто не даст спать по полдня, а де Ривар того и не требовал, напротив гоняя зевак, что сонными мухами плелись по утренним коридорам крепости. Вот, например, и сейчас.
― Спать на посту?!
От резкого командного голоса несчастный дозорный, спавший стоя, аж подпрыгнул на месте и хотел уже было начать отчитываться перед начальством, которое ни с того ни с сего поднялось с петухами, но завидев новобранца рыцарь только зло выругался на нордском и поправил съехавший к самому ному шлем.
― Поди ты к демонам, бесовщина!..
Дальше Ренальд уже не слушал ворчание северянина, опёрся плечом о камень и, прикрывая рот тыльной стороной ладони, смачно зевнул ― до щелчка челюсти. Скукотища в крепости была ― хоть волком вой. Хоть бы на задание какое послали, что ли, а то так недолго от безделья помереть. Тренировки и чёрная работа, предназначенная для таких юнцов, как де Ривар, отвлекала ненадолго, а после снова подкрадывалось прямо-таки уныние какое-то. Хотя, может, виной тому смурная погода и бесконечная мга, а не отсутствие занятия по душе?
Так или иначе картина серого безрадостного, пустого почти двора навивала сонливость и странные, чужие даже мысли. Может, ну его, учение это ― пойти да рискнуть выгавкать для себя дело поактивнее просиживания штанов и махания на плацу? Так бы он и сделал, не постеснялся бы, не будь необходимости браться за механизм, отпирающий ворота.
Смена его, как и вчера, как и позавчера, и уже неделю как ― выпала на утро. Подменив сонного ворчливого норда, Ренальд ожидал увидеть у подъезда к крепости разве что возвернувшихся с выездов братьев из самой крепости, но никак не лицо новое, да, судя по летам, относящееся к ордену не первый день.
― Ещё раз. С чем явился? ― труанца уже начинал выводить из себя бессмысленный разговор с приезжим. Будь он хоть трижды рыцарь, не мог же де Ривар пропустить его просто так! Спросят с него потом. ― Откуда, к кому, по какому делу? Я могу долго стоять и ждать ответа ― весь день впереди. Уверен, что у тебя есть столько свободного времени, а?
Вообще-то, покажи приезжий бумагу, труанец бы даже пропустил его: текст северных народов ему, может, неизвестен, зато печати он бы узнал и написание имён, которое какой язык материка не возьми, схожи.

+1

4

О, вот это было уже почти похоже на человеческую речь, чего уж там. Акцент, конечно, незнакомый, зато вопрос по делу. Кайльхарт пригляделся к новому действующему лицу, вклинившемуся в его бодание с туговптым не то на разум, не то нс ухо привратником, - этот, возможно,  и читать даже умел. Или хотя бы знал, как буквы выглядят.  Перед тем, как ответить, приезжий рыцарь помедлил, поразглядывал встрёпанного юнца, куда как младше себя самого, и поправился - судя по пальцам этого неизвестного, писать ему приходилось нередко.
- С миром, - Кайльхарт все же принимает решение и усмехается где-то там, где губы почти уже кончились, - поступаю в распоряжение сей твердыни, а имя мне брат Кайльхарт. Строго у вас тут, погляжу, если в воротах, не назвавшись, вопросами своих же братьев встречают. А может не строго? Неспокойно может?
Всадник в простых светлых одеждах братства монахов-целителей перегнулся через конскую шею к напористому и резкому брату поближе,  словно принимая его в игру-сговор:
- Свободного времени у меня сколько угодно - я же в Изабельхенбург прибыл вовремя, в распоряжение Ордена поступил, себя назвал, а торопиться мне некуда - мало ли, какой тут у ... вас... порядок.

+2

5

Кто угодно мог бы сказать, что смотреть перво-наперво стоило бы на самого человека, а не ждать его слов: вон же, и одежда говорит за себя, и взгляд, уверенный, но скользящий взгляд уставшего с дороги путника, и то как держался всадник. Да вот незадача: один из привратников оказался не из смелых и опасался оплошать перед начальством, а второй больно уж недоверчив. К тому же, труанец неимоверно скучал нынешним утром, так что за возможность разнообразия ― пускай и такого банального, как приезд неизвестного ― уцепился сразу же.
― Уже лучше, мсье, ― шутливая кривая полуухмылка-полуулыбка в ответ, ― поезжайте к центральному входу в крепость, коня можете передать братьям по Ордену.
Это его "мсье" выдавало Ренальда с головой, а расслабившись и перестав следить за речью, "р" в словах смягчилась ещё сильнее обыкновенного и вместо вибрирующего дрожащего "р" появился "ленивый" картавый "недо-р". Будь у труанца желание скрывать своё происхождение ― даже разбейся он для того в лепёшку, ― он бы, может, отнёсся к языку бывших врагов и нынешних собратьев с чуть большим пиететом, но так как он не жаждал вводить в заблуждение тех, с кем отныне жил под одной крышей, то и говорил так, как ему удобно.
― Не строго. То обычное, ― о сколько-нибудь важном Ренальд элементарно не знал и знать не мог; даже случись так, что за стенами крепости лютует восстание, покуда Ордена оно не затронуло, а воинов не заслали, такие как он информационно обогатятся только при желании вышестоящих. Не новый, но крайне раздражающий де Ривара факт, а сейчас сё недовольство читалось на лице, как если бы он вслух заявил о нём.

+1

6

Мсье, надо же.  Не сказать, чтобы у Кайльхарта переменилось что-то в лице - даже улыбка не  пропала, а взгляд вот потяжелел, словно этим взглядом, как копьём, нужно  труанца прибить к земле,  а только потом изучить внимательно, не упуская деталей. Расовой, национальной или ещё какой нетерпимостью рыцарь не страдал - Бог един для всех, кто в него верит и, коль уж он решил и нордам и труанцам равно позволить главное: спастись через писание, - людям ли выискивать среди себя иные различия? Другое дело, что слышать такую речь не вне Ордена было непривычно, но мало ли всего непривычного здесь вокруг? Новая крепость - новые порядки, как и всегда. И, к слову, об этих бы порядках порасспросить.
- Коня я устрою сам, благодарствую - зачем же нагружать братьев лишней нежданной работой? А вот неучтивым быть не хотелось бы - бумаги у меня к комтуру, да вряд ли двери к нему распахнутся перед простым рыцарем - негоже отвлекать его от дел, а дело срочное - скажи, добрый брат, кого мне искать внутри, чтобы до трапезы обернуться? Кто ведает бумагами, которые потом пойдут к комтуру, надписанные и рассортированные, как тому и должно быть?

0

7

Сопровождать новоприбывшего рыцаря, переведённого по его словам, в главную крепость ордена, де Ривар не рвался, и пускай его нынешнее занятие совершенно не развлечение — всё-таки не сменяющиеся виды крепости поднадоели - быть собакой-поводырём в какой-то мере претило воспитанию молодого аристократа. Но если прикажут, то, конечно, куда денешься. А пока никто не приказывал.
— Я задам направление, — рукой указывая на массивные двери, отсюда почти невидимые за множеством мелких построек, бродящих по двору членов ордена и телег, — а дальше придётся спрашивать уже там, у основного здания. Я пост покинуть не имею прав, но, честное слово, заблудиться здесь ещё надо постараться — вперёд идти, не заблудишься. А там уж найдутся знатоки и укажут, куда дальше.
Нехитрое дело — спровадить новоприбывшего, переадресовав таким же братьям-рыцарям, как и сам переведенный. А дальше, дальше Ренальд всем своим видом показывает, что разговор окончен и ему пора вернуться к исполнению своих прямых обязанностей. Не всё же время болтать с кем попало, указуя направления и давая короткие, в общем-то, бесполезные пояснения.

Отредактировано Ренальд (01.03.2017 06:16)

0

8

Рыцарь приказывать и не собирался - своих дел изрядно было, так что общее направление пришлось куда как кстати - к тому моменту, как и конь был пристроен, и другие проводники нашлись, - это уж и третий час минул, прошла месса. После неё вот !направление" и пригодилось, а скорее уж, так пригодилось не направление, а словоохотливость одного их братьев, да приметливый глаз: привычка издали различать людей по силуэтам помогла выучить в лицо начальство, а значит скоро, совсем скоро был брат Кайльхарт уже внутри, вверял свои грамоты и письма тому, кому надо. Тут уже ошибиться сложно было бы. Это вот потом куда не денься - везде ошибёшься. Да и выезжать обратно так скоро Кайльхарту нелегко было, чай не пять лет уже, чтоб по дорогам шляться и в радость.
А выезжать сегодня уже - никакой заминки не произошло ни с конями, ни с бумагами, а уж задание - ищи того, не знаю, что... - так примерно досадовал рыцарь, от начальствующих братьев высвободившись  к концу девятого часу. И не то жаль, что трапезу пропустил, а того, что особой пользы из того не было - хоть ты часами на коленах перед комтуром стой, а ни слова больше не сказал - только вот найди ему и положь даму, да не любую, да ещё и тяжелую.
К всеобщему счастию Всеотец даровал рыцарю смирения больше, чем вежества или, к примеру, страстей к ратным подвигам, так что роптать Кайльхарт не роптал - вместо всякого того мирского искушения да порывов невместных души, занялся он подготовкой к отъезду, здраво рассуждая, что в том пользы больше будет. А там, глядишь, перегорит - верный это признак суетности и мимолётности обид. Вот когда не перегорало, тогда да, понятно, что не суесловие той обиде виной, не должно быть просто отринуто, словно шелуха, и забыто.
К тому же теперь у него впервые появлялся спутник, за которого сейчас, теперь, надлежало на себя ответственность взять, а это было скорее непривычно - допречь-то Кайльхарт без оруженосцев справлялся со своим нехитрым житьём. Кстати о спутнике... колокол негромко напоминал о вечере, а значит у приезжего рыцаря был немалый шанс того найти, кто ему нужен, когда все, кто на постах не занят и не несёт иных служб соберутся в одном месте. Там-то, всё ближе к дверям, Кайльхарт и устроился, загодя попросив соседа сказать ему, как появится Ренальд из Виларета. Тому-то способнее было, небось, среди входящих нужного различить.

+2

9

Изо дня в день повторяющиеся действия отупляют: дозор, краткая передышка, хозяйственные работы, трапеза в молчани, тренировка, молитвы... к вечере, к часу благоговейного покоя и чистоты души в обращении к Господу, не оставалось мыслей об однообразии дней, о бездействии, влияющем на разум труанца — всё ещё молодого, а оттого неспокойного на нрав; уходили мысли обыденного со всеми мелкими и незначительными проблемами: казалось, то не физическая усталость длинного дня, но таинственная гармония места, в котором обитали рыцари и сарианты, священники и все, кто по доброй воле посвятил себя служению ордену.
В течение дня мыслями Ренальд не возвращался к переведённому брату, да и ныне, окинув стоящих у входа взглядом, не замедлился. В игру с новыми лицами, как думалось ему, следовало вступать с некоторой осторожность и без лишнего интереса, не вовлекаясь. Так, смиряя непокорство и пыл, он запирался от внешнего шума, от окружающих его не-своих, расходуя силы на каждодневное необходимое и идя к цели с молчанием. Отдавши прошлое настоящему, вставала нужда в укрощении самоё себя — так наставлял брат-священник беспокойного сарианта-приблуду, принёсшего клятву ордену и обязавшийся служить верой и правдой конвенту и гохмейстеру.
Центральный неф освещали множество свечей, но их света не хватало на то, чтобы вырвать у тьмы все закутки, и по углам да под сводчатым потолком скапливались подрагивающие от пламени тени. В воздухе витали знакомые ароматы воска, ладана, мокрой земли и старой, принесённой на одеждах, пыли. Вставая позади рыцарей, ибо соблюдение иерархической лестницы требовалось даже в доме Господа, Ренальд беззвучно вздохнул, сцепив руки в замок и опустив их вдоль туловища, и прикрыл глаза. Он не спал и хорошо слышал пение. А про себя думал, вспоминая, какой день недели: что дальше по бревиарию.
— ...sed libera nos a malo. Amen.
Окончание службы ознаменовалось начавшимся движением: священник отошёл от пьедестала, рыцари и услужающие расходились — кто в казармы, кто в ночной дозор. Труанец ждал, безэмоционально — а скорее сонно — наблюдая за окружающими, и направился к выходу одним из последних.

+1

10

- Ренальд? Ренальд из Виларета?
Рыцарь укрощением себя не занимался и служба, отличная в мелочах тому, кто привык обращать на них внимание, привычно занимала его мысли, подчиняя своему размеренному течению их ход. Сам Кайльхарт не любил многократных повторений Отче наш, предпочитая им разнообразие Розария, полное эмоциональнейшего общения со своей душой и многогранности обращения к Всеотцу в любых его явленных формах. Орденские службы скорее требовали от него смирения, близкого к аскезе, являлись, по странному совпадению, постом духовным, который, несомненно, был во благо, но воспринимался без экзальтированных восторгов. Сродни пресной похлёбке, которая украшает любые другие блюда своим отсутствием на столе.
Впрочем, сонной тягости по её окончании Кайльхарт не чувствовал - день выдался простым, полным ожидания и отдыха, не украшенным ни трудом физическим, ни трудом духовным, а теперь он катился к завершению, именно к вечеру начинаясь. Медлить и ночевать здесь Кайльхарт не хотел, а крепостное начальство ночлега не предлагало, так что по единодушному согласию выехать предстояло сегодня, для чего с брата Ренальда требовалось сбить то оцепенение, что охватывает каждого после тяжкого дня.
- Теперь ты поступаешь ко мне в распоряжение, брат Ренальд. А значит тебе надобно получить полагающуюся тебе постель, одежду, коня и еду прежде, чем крепость отойдёт ко сну и все ворота окажутся запертыми. Те, кому надобно знать о тебе уже знают, но и при полном их содействии придётся изрядно поторопиться, чтобы успеть выехать сегодня до повечерия.

+1

11

«Трус, кто побежит!
Умрем, но вас в бою не предадим».

— Он самый.
Во второй раз за день рассматривая пришлого, Ренальд едва сдерживает нервный жест и не тянется до шеи, дабы размять затёкшие во время службы позвонки, а вместо этого — вот же — следит пристально за обратившимся. Мимо проходят священники и воины ордена, ни один не останавливается, не прислушивается к разговору, словно нет в живущих внутри крепости любопытства; Ренальд знает, не так это, а оттого заранее предчувствует недоброе, ещё до слов брата начав закрываться.
Поездка? С едва пришедшим, да кто, чужак по велению вышестоящих отправится в путь, но...
"Зачем" тонет так и не родившись. Труанец кивает и, пропустив брата вперёд, шагает следом.
Две рубахи, две пары полотняных белых штанов, две же тёмных, якка, конвентсрок, одеяло упакованы в седельные сумки, лук и два шога стрел, вместе с копьём и каплевидным щитом крепились ремнями к навьюченному жеребцу, на котором поедет де Ривар; вторая коняга, боевая, под узду на случай "внушающих страх" мест, брату-рыцарю же выводят походного коня, не столь быстроногого и проворного, зато выносливого и дороге верного. Пока труанец пакует провизию, выданную в путь, да вещи, он не задаёт вопросов о цели столь спешных сборов — руки заняты и разуму спокойно. Зато после, проверив крепления, поправив серый плащ на плечах и усевшись в седло, то и дело кидает на спутника недоверчивые косые взгляды, однако молчит, молчит упорно, кабы ему кто обещался смертной казнью за любое произнесённое слово.

+1

12

Воссесть на коня его молчаливый спутник не торопится - прежде справляется со своим временным имуществом, бережно и аккуратно, но совсем неспешно приматывая его к коню что тюками, что отдельными вещами, что перемётными сумами. Конь Кайльхарту нравится не в пример больше незнакомца-спутника, с конём он быстро находит общий язык, жертвуя скотине ломтик сушеного яблока - безгрешна живность и сотворена Всеотцом, во славу его, достойна оттого восхищения и любви. Пока иноземец пакует вещи и продукты,  аврит занимается доспехами и договаривается наперво с боевым конём. Этому придётся уделить в пути время, разумною предосторожностью пообвыкнуться с новыми животными и с новыми спутниками. Ни первых ни вторых Кайльхарт не выбирает себе, полагается давно на то, что случиться должно.
Как сейчас вот - стоит рыцарю взгромоздиться на своего коня (стремена у того подвёрнуты чуть на на пядь выше, чем у труанца и рыцарь оттого снова подмечает разницу в росте, запоминает её, мельком удивляясь высоте, на которую вознеслась к небесам голова младшего брата), как всё приобретает совершенно иные контуры, ставшие привычными в последние дни, проведённые в седле. Кайльхарт говорить не торопится, ждёт, пока врата крепости скроются из виду, кивает в ответ на редкий шум отходящего ко сну обиталища и безмолвно общается с дорогой. Подступающие весенние сумерки его не страшат и сворачивать на ночь он не торопится - проезжает и первую, отличную для ночлега, поляну у тракта, и вторую - не такую удобную... кажется, втемяшив себе в голову хоть и поздно, и к ночи ближе, а до той деревеньки добраться, у которой на рассвете дорогу спрашивал.
Едет Кайльхарт безмолвно, перебирает в пальцах розария бусины - не ртом, душою говорит с миром нездешним, на мир здешний взирая. Конь его неторопливо меряет шагами лиги, стадии, мили и прочие единицы дины отсель и до самой до деревеньки в пыли разложенные.
Ехать долго.
Скоро и кроме сумерек темень настанет, а с нею и холод ночной.
Долго ехать-то.
До самой до деревни с ее робкими подслеповатыми огоньками да небогатым трактиром. У тракта значит, приёмной для путников избёнкой...

+1

13

Ночная дорога неспешная, полуленивая-полусонная: кони б не споткнулись, татей б не встревожить неосторожным шорохом — хотя, думалось труанцу, какие тати вблизи орденской крепости, всех уж распугали. Не удивительно, стоит посмотреть на своего спутника, и никаких сомнений не остаётся — этот самого чёрта напугает.
Окружающая двоих всадников тьма настолько плотна, что попадись им навстречу кто знакомый, ни за что б не разобрал, кого послал Господь на ночном тракте и что за помыслы вложил в их головы.
На кой ляд ехать впотьмах, ни зги ж не видать: ни слева, ни справа ни огонёчка, и небо черно в скудной россыпи жемчужин-звёзд — давненько Ренальду не доводилось лицезреть небосвод в дороге, из седла, — всё с крепостной стены да внутреннего двора, иль из узкого казарменного окна. А всё ж спешили "орлы" изрядно, иначе б дождались утра и в путь отправились с рассветом, как того и велит от добрых людей обычай. Ночь — спутница аспидов да душегубов, а не Божиих риторей, к коим, с милостивого дозволения Всетворца, один относится, второй относит!
Нет во Флориане авритской отрешённости, безмолвствует его душа; молодой и суетливый ум, как бурный горноречный поток, не ищет покоя в размеренности, точа камни и предупреждая пенным клокотанием всякого, кто осмелится приблизиться.
— Брат Кайльхарт, — практически поровнявшись с рыцарем, труанец нарушает тишину звенящим от переполняющих мыслей некрепким голосом, — нам велено возвернуться до рассвета?
Иное объяснение не приходит в голову, а веры, что его до дачи обетов зашлют дальше окрестных деревень — нет.

Отредактировано Ренальд (11.03.2017 22:18)

0

14

- Нет, брат Ренальд, - кажется на этом вся беседа окончена и ни слова больше не прорвется сквозь замкнутые губы рыцаря - сказал свое и хватит, нечего упражняться в красноречии на тракте. Да и к эху слов Кайльхарт-аврит прислушивается, пытаясь разделить свои дорожные звуки от непременного шороха кустов. Кажется мышь. А может одна из тех тварей, что ближе к крысам по виду судя их лысого хвоста. Мало ли.. главное, что не горностай даже, куда там чему поболе.
Мыши по кустам, это хорошо, - значится давно тут  не было человеков.
Не меньше полуcredo...
Надо было однако ответить уже не на слова, а на трепетно-тягостные сомнения, что явственно клонили долу непокорную власами голову спутника:
- Мы не вернемся ни сегодня, ни до рассвета, ни завтра, думаю я. И если уж вернёмся вдруг спустя неделю иль полмесяца - надлежит возблагодарить за то Господа Всеотца, ибо это куда быстрее, чем, думается мне, предстоит нам вернуться. Мили впереди нас никем не меряны, и ищем мы не пристанища в конце пути, не мирского подвига и не богатства во блага Ордена, а лишь исполнения доверегного нам...
Кайльхарт косит краем глаза на почти-мальчишку, которого дали ему в спровождающие, не торопится с оценкой - чай не мерин, чтоб в рот заглянул, за бабки ухватил и всё ясно. Нет, творение Божье, живое дыхание, тайна и душа, - пойди её по зубам разгадай...

0

15

— Ни сегодня, ни завтра... Понял.
На самом деле Ренальд ни рожна не понимал, ещё меньше представлял о цели их пути, но засидевшемуся в крепости графскому сынку нравится мысль о многих и многих милях. И вопросов он не задавал, посмотрел в ответ открыто, без утайки, как должно смотреть на того, с кем по воле Божией уготовано делить дорогу и припасы, да на том и кончился едва начавшийся их диалог.
А кони тем временем шли медленно, ступая по тёмному тракту с особой осторожностью, но верно приближали братьев ордена к раскинувшейся впереди деревеньке в полтора десятка домов и полсотни жителей. Почуяв приближение чужаков, встречать их выбежали псы — бессловесные твари тем не менее подняли достаточно шуму, чтобы дальше рыцаря и его спутника встретил караульный. Простая рубаха, невнятного цвета в ночном мраке, из-под поношеного дублета, грубой ткани штаны, сапоги не первой зимы — по виду так служка. Интереса к нему у де Ривара нет, говорить — это по части брата Кайльхарта, а он, покуда время есть, займётся лошадьми и думами о его новом немногословном спутнике. Флориан нет-нет да бросает на него взгляды, покуда слушает разговор, а с какой стороны подойти со словами — не возьмёт в ум. А заговорить так и подмывает, из нескокойности нрава и разительных перемен — крепостная стена труанцу порядком поднадоела.

0

16

Чего там брат Ренальд понял, авриту не ведомо, - он, кажется единственный в этой компании, получает от ночной езды удовольствие, и от шага коней, и от раззявливающих смело пасти собак, - волков-то, небось, не видно, ишь, какова на псах свобода. Тем не менее перед служкой в служилой одежде он спешивается - посередь жилого хозяйства небось и так верхами особо не проедешься, и а поедешь - напорешься по темноте на неудачно торчащий кол или приготовленную на всякий случай рогатину.
Впрочем, пускать их по первости не торопились, аккуратно вызнавая, куда это братьям приспичило вдруг, посередь ночи, и есть ли у них бумага, а если даже и есть, то понимают ли они, что ночью приличные люди не шастают. Разговор всё больше скатывался к тому, что брат Кайльхарт во всём с местным сторожем соглашался, а назад, однако же, не давал, даже и татями в ночи согласившись, а не отступив ни на полпяди. Наверное, не вздумай их пустить, он и коня принялся бы тут же рассёдлывать, но до эдаких страстей дело, однакож, не дошло. Воротина, сквозь которую предстояло протиснуться трём копытным да двум пешим, отворилась со скрипом и коней пришлось в неё вываживать, чтобы бока не потёрли об какой гвоздь, - где уж тут верхами. Зато дом для приёма путников ещё или уже, а не спал. Растолканный на сеновале мальчонка через минуту и обещание яблока споро помогал рассёдлывать коней, а сам аврит, с натугой крякнув, нёс поклажу в неприметную боковую комнатку, что почти при входе была - узкое окошко и пара охапок сена на полу - вполне себе роскошная постель для того, кто сегодня уже несколько часов, как зад мозолил верхами. Тем не менее к разговорам время не располагало если сопровождающий аврита мальчишка собирался спать - это был его шанс, другой вряд ли бы представился до следующего утра

Отредактировано Кайльхарт (22.04.2017 09:10)

0


Вы здесь » «Кровь Королей»: от Темных веков до Возрождения » Аберхольд » Орденская крепость Изабельхенбург, 5-е апреля ‡Общественный эпизод


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC